Вестник Кавказа

Иран и Пакистан обменялись ракетными ударами: что будет дальше?

Иран и Пакистан обменялись ракетными ударами: что будет дальше?
На этой неделе Иран и Пакистан обменялись ракетными ударами, что, по мнению наблюдателей, усилило напряженность в регионе. Но возможен ли полномасштабный военный конфликт между двумя исламскими республиками?

Как Иран и Пакистан борются с терроризмом?

Обе стороны заявили об антитеррористическом характере своих действий. Действительно, в Иране и Пакистане в приграничных районах действуют радикальные организации белуджских сепаратистов, часть которых тесно связана с международными террористическими структурами. А граница между государствами - более чем 900 километров.

Вооруженные группировки белуджей периодически устраивали теракты на территории Ирана и Пакистана. Однако если армии Пакистана удалось побороть их воинственный сепаратизм, а с народом договориться при помощи дополнительного финансирования и развития социально-экономических проектов, то в Иране ситуация не так однозначна.

Что такое Джейш Аль-Адль?

Группировка "Джейш Аль-Адль" ("Армия справедливости") была создана в 2012 году в Иране и стала продолжением другой радикальной белуджской организации. Она устроила массу терактов в Иране против государственных объектов и чиновников. Группировка признана террористической в Иране, США, Новой Зеландии и Японии. Власти Ирана убеждены, что США и Израиль используют действующие на юго-востоке страны радикальные группировки для дестабилизации ситуации в стране.

Вечером 16 января иранский Корпус стражей исламской революции (КСИР) заявил, что нанес удар баллистическими ракетами и беспилотными летательными аппаратами по основной базе террористической группировки "Джейш аль-Адль", расположенной в граничащей с Ираном пакистанской провинции Белуджистан. Пакистан решительно осудил атаку Ирана, 17 января отозвал своего посла из Тегерана, указав на то, что иранский посол тоже не сможет продолжать свою дипломатическую миссию в Исламабаде.

18 января МИД Пакистана сообщил о серии ударов по укрытиям террористов в иранской провинции Систан и Белуджистан. В МИД отметили, что целью операции были называющие себя "сармачарами" (на языке белуджей слово "сармачар" значит "партизан") террористы пакистанского происхождения на неуправляемых территориях внутри Ирана. При этом в МИД указали, что Пакистан уважает суверенитет и территориальную целостность ИРИ, а единственной целью ударов было обеспечение собственной безопасности и национальных интересов Пакистана.

Обе стороны после своих ударов выступили с заявлениями, в которых сообщалось о желании не допустить эскалации ситуации.

Возможна ли эскалация?

Действия обеих сторон были непредсказуемыми и создали прецедент. Иранский журналист Реза Талеби:

Исламабад был сразу нацелен на ответ. Это отчетливо читалось в заявлениях, которые сделало руководство Пакистана после атак КСИР. В результате впервые после ирано-иракской войны мы видим, как какая-либо страна атакует территорию ИРИ. Пакистан показал, что другие страны-соседи Ирана под подобным предлогом [антитеррористическая операция – прим. автора] могут вторгнуться в Иран. Такая угроза возрастает особенно на фоне продолжающегося конфликта в Газе.

Другой тревожный сигнал – готовность Пакистана, являющегося ядерной державой, отвечать симметричными военными ударами. На это обращает внимание иранский аналитик, эксперт по вопросам обороны и безопасности Фарзин Надими:

Пакистан этими действиями попытался послать сигнал, похожий на тот, который в обратном направлении ранее послал Иран. Взрывы прогремели неподалеку от центров КСИР в окрестностях Саравана - это еще и сигнал в адрес КСИР. Пакистан пытается показать Тегерану - мы против ваших ударов по нашей территории; мы обладаем военным потенциалом не меньше; мы не боимся бить по территории Ирана.

Мощный военный потенциал Исламабада выражается не только в качестве вооруженных сил, но и в управляемости ими. Иранский историк Шахрам Хольди:

За последний год Пакистан пережил конституционный кризис, столкнулся с глубокими внутриполитическими проблемами. По сути, армия была единственным столпом, на который может опираться власть. И армия демонстрирует свою готовность выполнять приказ.

Недоброжелатели и Ирана, и Пакистана неожиданно получили повод для оптимизма. Ситуацию можно было обыграть иначе, уверен иранский эксперт по международным отношениям Али Шир Яздани:

Для сторон было бы логичнее осуществить антитеррористические действия согласованно, пусть даже скрытно, во избежание резонанса. В то же время обращают на себя внимание переговоры и озвученные главами МИД стран дружественные намерения, можно предположить, что удары все же наносились скоординированно. В любом случае, внутреннее соперничество играет серьезную роль в политике Пакистана, а это означает, что что армия или аппарат безопасности, или, по крайней мере, их часть, действовали в координации с КСИР.

13110 просмотров

ТАКЖЕ ПО ТЕМЕ