Вестник Кавказа

Почему Армения выходит из ОДКБ? 

Флаг ОДКБ
© Фото: Межпарламентская Ассамблея государств — участников СНГ
Старший аналитик "Вестника Кавказа" Андрей Петров проанализировал предпосылки и мотивы решения руководства Армении вывести республику из состава ОДКБ. Он подчеркнул, что завершение Карабахской войны и ликвидация сепаратистского проекта в Ханкенди привели к исчезновению политических интересов Еревана в участии в Организации. 

Армения выходит из ОДКБ и обязательно из нее выйдет – это пообещал накануне премьер-министр республики Никол Пашинян, выступая в парламенте на правительственном часе. "Мы выйдем", заявил он, заверив депутатов, что возвращения республики к полноценному членству в ОДКБ после заморозки участия в Организации не будет. При этом Пашинян не назвал конкретных сроков, когда Армения выйдет из ОДКБ, сказав лишь "Мы решим, когда уйдем". 

Новшеством в словах Пашиняна является лишь прямой анонс выхода армянского государства из Организации Договора о коллективной безопасности. После восстановления азербайджанской армией конституционного строя на всей территории Карабахского экономического района Азербайджана Ереван прекратил участвовать в мероприятиях и военных учениях ОДКБ, а также отказался пополнять ее бюджет. В течение трех лет до этого армянские власти постоянно критиковали ОДКБ за неучастие в 44-дневном финале Карабахской войны на стороне Армении и нейтралитет во время послевоенных стычек армянских и азербайджанских войск на условной границе двух стран. 

При этом высшее руководство Армении никогда не говорило прямо о прекращении членства в Организации, только о том, как она не выполняет свои обязательства перед Ереваном. Когда же ОДКБ предлагала свое участие в армяно-азербайджанском урегулировании – в частности, размещение наблюдательной миссии на условной границе для предотвращения боестолкновений – команда Никола Пашиняна отклоняла ее предложения (одновременно подписывая документы об учреждении аналогичной наблюдательной миссии Евросоюза). Свойственная пашиняновской Армении пассивность во внешнеполитических отношениях создала в марте 2023 года запоминающуюся формулировку "ОДКБ выходит из Армении": так Ереван обозначал, что не желает быть членом Организации, но хочет, чтобы она сама его выгнала. 

И вот, ободренный разговором с заместителем госсекретаря США по делам Европы и Евразии Джеймсом О'Брайеном, Никол Пашинян все-таки сказал прямым текстом, что Армения выходит из ОДКБ. Самое время разобраться, почему это происходит, когда произойдет и какими будут последствия. 

Почему Армения вошла в ОДКБ? 

Договор о коллективной безопасности был подписан 32 года назад – 15 мая 1992 года – Россией, Арменией и странами Центральной Азии: Казахстаном, Кыргызстаном, Таджикистаном и Узбекистаном. Спустя полтора года к нему присоединились Азербайджан, Грузия и Беларусь. Первоначально это был документ, регулировавший военные отношения между постсоветскими республиками-членами недавно образованного СНГ, и только десять лет спустя, в 2002 году, участники Договора (к тому времени Азербайджан, Грузия и Узбекистан уже не участвовали в Договоре) сформировали отдельную международную организацию – ОДКБ. У Армении были особые причины войти в этот военно-политический союз. 

С самого начала Карабахской войны Ереван зависел от военной помощи, приходившей из России. Помощь была нелегальной. Официально Москва всегда выступала в армяно-азербайджанском конфликте в роли нейтрального посредника и продавала оружие Баку и Еревану на коммерческих основаниях, однако в первые годы войны российская община армянской диаспоры незаконно вывезла в Армению из РФ боевой техники, оружия и боеприпасов на $1 млрд. У армянских властей попросту не было денег на закупки вооружений вровень с Азербайджаном, поэтому им приходилось полагаться на личные и политические связи – а с кем такие связи могли быть у вчерашней советской республики? Только с Россией. Как только Карабахская война была приостановлена в мае 1994 года, Ереван взял курс на всемерное укрепление отношений с Москвой. 

Перед карабахскими сепаратистами, лидерами армянского национализма Робертом Кочаряном и Сержем Саргсяном, захватившими власть в Армении в конце 90-х годов, даже не стоял вопрос, входить ли в ОДКБ. Их стратегия вечной оккупации 20% территорий Азербайджана не могла быть реализована собственными армянскими силами, а потому требовала наличия мощного военно-политического партнера. Ради этого двумя годами ранее Кочарян оформил союзнические отношения Армении с Россией, и ради этого же впоследствии Ереван вступал в любые евразийские интеграционные проекты. Ради этого армянская пропаганда как в самой Армении, так и в России все 20 лет правления карабахского клана рассказывала о глубинных и нерушимых российско-армянских связях. Все делалось для того, чтобы в случае возобновления горячей фазы Карабахской войны Ереван мог рассчитывать теперь уже на официальную военную помощь Москвы. Конечно, Армения стала активным членом ОДКБ. 

Фактор Пашиняна 

Карабахский клан в своих расчетах не учел одного – потерю власти. Под конец второго президентского срока Серж Саргсян затеял преобразование Армении из президентской в парламентскую республику по грузинской модели, чтобы пожизненно возглавлять государство в должности премьер-министра. Однако, как и в грузинском сценарии, этим воспользовались политические оппоненты, только если в Грузии миллиардер Бидзина Иванишвили легитимно сместил Михаила Саакашвили, выиграв парламентские выборы, то в Армении смена власти случилась путем "бархатной революции". Прозападная оппозиция смогла вывести на улицы огромное для маленькой страны количество недовольных правлением карабахского клана и заставить Саргсяна уйти в отставку. При поддержке американских политтехнологов лидером протестов оказался учредитель партии "Гражданский договор", депутат Никол Пашинян. 

Как у многих и многих оппозиционных деятелей во всех странах мира, подлинная политическая программа Никола Пашиняна состояла из единственного пункта: забрать власть у действующего правительства и удержать ее любой ценой. В отличие от карабахских стариков Кочаряна и Саргсяна, он никак не был связан ни с российским государством, ни даже с российской общиной армянской диаспоры, поэтому, реализуя единственный пункт через критику и отвержение всего сделанного официальным Ереваном в 1998-2018 годах, Пашинян мог позволить себе и разрыв армяно-российских связей. А поскольку его политическими спонсорами являлись американские и европейские элиты, включая армянскую диаспору в США и Франции, этот разрыв оказался не только возможностью, но и обязанностью новых властей Армении. 

Поэтому в отношении ОДКБ Никол Пашинян начал с ареста генсека Организации Юрия Хачатурова. Организация осталась без руководителя на весь 2019 год. 

Почему ОДКБ не помогла Армении? 

План Кочаряна и Саргсяна использовать ОДКБ в войне против Азербайджана никогда не был реалистичным. Во-первых, Карабахская война происходила на азербайджанской территории – в Карабахе и Восточном Зангезуре, а юрисдикция ОДКБ распространялась только на территорию Армении, где боевые действия не велись. Во-вторых, страны-участницы Организации имели с Азербайджаном хорошие отношения, которые с годами становились только лучше, в то время как с Арменией ни у Беларуси, ни у Казахстана, Кыргызстана и Таджикистана особых связей не было. Российско-армянских контактов карабахскому клану хватало только на то, чтобы не выпускать армяно-азербайджанский конфликт из "замороженного" состояния, но Москва никогда не давала гарантий участия российских войск в боевых действиях в Азербайджане на стороне Армении. Гарантий и не могло быть: зачем России ради мечтаний группы армянских националистов портить отношения с таким важным соседом, как Азербайджан, тем более ввязываться в войну? 

Из-за этого армянским властям до 2018 года приходилось играть на неопределенностях и давить пропагандой: Ереван – союзник Москвы, а Баку – только партнер, Ереван состоит в военном блоке с Москвой, а Баку – не состоит, Армению Россия любит больше, а Азербайджан – меньше. В итоге, как это часто бывает, и политики в Ереване, и политически активные представители российской общины армянской диаспоры убедили сами себя в том, в чем хотели убедить Кремль, МИД и Минобороны РФ – что Россия в случае возобновления горячей фазы конфликта сделает все возможное, чтобы немедленно остановить боевые действия (а следовательно, помешает восстановлению территориальной целостности Азербайджана). 

Когда же власть в Армении сменилась и прозападное руководство начало демонтаж всего, что в армянском государстве было связано с карабахским кланом и Россией, логическая цепочка "членство в ОДКБ –> удержание Карабаха под оккупацией" была преобразована в "деоккупация Карабаха -> выход из ОДКБ". Никол Пашинян принял решение возобновить активные боевые действия в Азербайджане, чтобы использовать их как фундамент для последующего отказа от членства в Организации Договора о коллективной безопасности. Для этого он назначил министром обороны Армении афериста Давида Тонояна и согласовал тонояновскую военную стратегию "новая война – новые территории", для этого армянские войска в июле 2020 года спровоцировали боестолкновение на границе с Товузским районом Азербайджана. И то и другое было сделано, чтобы создать условия для новой горячей фазы конфликта. В обеих республиках в августе-сентябре была запущена мобилизация, и 27 сентября после намеренного массового обстрела азербайджанских населенных пунктов у бывшей линии соприкосновения войск начались последние 44 дня Карабахской войны. 

О том, чтобы ОДКБ и Россия как-то вмешались в боевые действия, и официальный Ереван, и российская община армянской диаспоры просили все 44 дня. И секретариат ОДКБ, и Москва отвечали, что война ведется исключительно на территории Азербайджана, поэтому для какой-либо военной помощи Армении нет оснований, а в дипломатической плоскости они безусловно выступают за скорейшее прекращение кровопролития и возвращение сторон конфликта за стол переговоров. Крайне важно для  понимания ситуации учитывать то, как вел себя в те дни Азербайджан: президент Ильхам Алиев вскоре после начала военной операции объявил, что Баку готов в любой момент остановить бои при выполнении его условий, прежде всего добровольного вывода оккупационных сил из районов вокруг Карабаха. В начале октября стало ясно, что Армения не в состоянии удержать захваченные азербайджанские земли: ВС Азербайджана превосходили оккупантов по численности, вооружениям и мотивации, а в армянской армии на всех уровнях царил хаос – но все-таки Ереван не соглашался завершить войну. 

То есть премьер-министр Никол Пашинян мог в любой момент остановить гибель армянских войск, но не делал этого, пока Азербайджан не освободил Шушу, заняв господствующую высоту над Ханкенди, а на фронте не началось массовое дезертирство. Только тогда, когда азербайджанские войска взяли 20-тысячную группировку оккупантов в котел, Пашинян через президента России Владимира Путина связался с Ильхамом Алиевым и подписал Трехстороннее заявление, по которому Армения обязывалась выполнить все озвученные требования Азербайджана. Армянский лидер довел военную ситуацию до полного разгрома ВС Армении, хотя мог сберечь и людей, и технику, – и сделал это намеренно. За 44 дня Пашинян набрал достаточно отказов ОДКБ и России от боевого вмешательства в Карабахскую войну, чтобы обосновать послевоенный разрыв отношений с Организацией и Москвой. 

Проигрыш в Карабахской войне стал первым опытом характерной для Никола Пашиняна тактики "поражение – это победа". Пашиняну был безразличен сепаратистский проект в Ханкенди, и если Кочарян и Саргсян держали власть в Армении на необходимости удержать оккупацию Карабаха (в годы их правления она считалось экзистенциальным вопросом для республики), то для нового руководства сепаратисты являлись откровенной обузой: денег на постоянное поддержание военного статус-кво в Карабахском экономическом районе Азербайджана уходило много, а диаспора слишком слабо финансировала оккупацию. Но специфика характера Пашиняна, его желание не быть ни в чем виноватым, не давала премьер-министру решить проблему самостоятельно – поэтому он передал решение проблемы Азербайджану через провокацию последней горячей фазы конфликта. Азербайджан действительно сделал все сам, освободил свои земли, прогнал оккупантов, а Никол Пашинян между тем добился сразу трех целей: резко ослабил, обескровил карабахский клан, запустил подготовку закрытия сепаратистского проекта и выставил Россию и ОДКБ нарушителем обязательств перед Арменией. 

Почему Армения хочет выйти из ОДКБ? 

В течение трех лет после капитуляции в Карабахской войне Ереван продолжал вооружать сепаратистов в Ханкенди и провоцировал более или менее масштабные перестрелки на условной армяно-азербайджанской границе. И то, и другое осуществлялось не из-за враждебности команды Никола Пашиняна к Азербайджану, а ради той же цели создать поводы для выхода Армении из ОДКБ и ослабления ее военно-политических связей с РФ. 

С 10 ноября 2020 года на азербайджанской земле в Карабахе находились российские миротворцы, основной функцией которых было наблюдение за выполнением условий Трехстороннего заявления. Для официального Еревана они стали еще одним объектом антироссийской критики. У миротворцев не было мандата на применение силы, и тем не менее в риторике армянских властей постоянно звучали слова об обязанности российских военных в Азербайджане любыми способами добиваться соблюдения интересов Армении. Причем поначалу именно армянская сторона получала выгоды от ограниченности полномочий РМК, поставляя контрабандой в Ханкенди солдат, оружие и мины – но как только Азербайджан начал активно противостоять этому, сначала в формате акции протеста экологов на Лачинской дороге, а затем путем установки пограничного пункта пропуска в Лачинском районе, миротворцы (а вместе с ними и Россия) немедленно были обвинены Ереваном в бездействии. 

Перестрелки на границе, по результатам которых азербайджанские войска неизменно оказывались на господствующих высотах для предотвращения дальнейших провокаций, создали дополнительную базу для обвинений против ОДКБ. Армяно-азербайджанская граница лишь недавно была делимитирована на крошечном участке между Газахским районом и Тавушской областью, а на протяжении остальной тысячи километров она юридически и фактически условна, и нельзя с уверенностью сказать, где в пределах нескольких сотен метров заканчивается азербайджанская земля и начинается армянская. Однако после каждого боестолкновения Никол Пашинян заявлял, что азербайджанские военные оказались на территории Армении, и ОДКБ обязана помочь республике их оттуда убрать. В секретариате Организации, естественно, отвечали, что граница не делимитирована, а значит, неясно, должны ли члены ОДКБ что-то предпринимать. Именно такой ответ и хотел услышать Пашинян, чтобы в перспективе выставить Организацию виноватой перед Ереваном по всем фронтам. 

Вооружение сепаратистов в Ханкенди требовалось для закрытия сепаратистского проекта по той же схеме, по какой была завершена Карабахская война – Армения повышает напряженность в отношениях с Азербайджаном, устраивает кровавую провокацию, а дальше азербайджанские войска решают проблему самостоятельно. Никол Пашинян прекрасно понимал, что националисты из диаспоры никогда не откажутся от поддержки армянского сепаратизма в Азербайджане, а потому ликвидировать остатки наследия Кочаряна и Саргсяна он мог только азербайджанскими руками, чтобы к нему лично не было вопросов. Поэтому, когда 20 сентября 2023 после суток антитеррористической операции Пашинян распорядился ликвидировать псевдогосударственное образование в Ханкенди, не было ни массового народного возмущения, ни попыток убийства премьер-министра, какое годами ему прогнозировали политологи в случае гибели сепаратистского проекта. 

В то же 20 сентября 2023 года был предъявлен окончательный повод для выхода Армении из ОДКБ и ослабления связей с РФ: миротворцы ничего не сделали для прекращения антитеррористических мер ВС Азербайджана в Карабахе. Они и не могли ничего сделать, потому что у них нет таких полномочий, да и не должны, ведь Баку на своей территории обеспечивал национальную безопасность, но для сочинения инсинуаций это не имело значения. В итоге у команды Никола Пашиняна сформировался комплекс обвинений против ОДКБ и России: 

  • ОДКБ и Россия не участвовали в Карабахской войне на стороне оккупационных сил Армении; 
  • ОДКБ и Россия не участвовали в послевоенных приграничных боестолкновениях на стороне ВС Армении и отказывались оттеснять азербайджанские войска на те позиции, где их хотело бы видеть армянское военное командование; 
  • ОДКБ и Россия не помогли удержать послевоенный статус-кво в Карабахе. 

Легко заметить, что все эти обвинения ложны, ведь ни воевать за Армению на азербайджанской земле, ни выполнять ее желания в пограничных отношениях с Азербайджаном, ни сохранять сепаратистский проект в Карабахе ОДКБ и Россия не обязывались. На самом деле руководством Армении движет сочетание двух других факторов: западный заказ на переход Еревана из российской в евроатлантическую сферу влияния и отсутствие у армянских властей необходимости в мощном военно-политическом партнере – той самой необходимости, что заставила Кочаряна 25 лет назад продлить Договор о коллективной безопасности, а затем ввести Армению в ОДКБ. 

Действительно, Карабахская война и армяно-азербайджанский конфликт завершены. Нынешние власти Армении не имеют ни идейных, ни политических мотивов устраивать реванш, а Азербайджан настроен на скорейшее подписание мирного договора с обоюдными гарантиями отсутствия территориальных претензий и неприменения силы друг против друга. По сути, единственной силой, представляющей угрозу безопасности Армении, остаются националистические круги армянской диаспоры, однако для противостояния им Еревану не нужна военная помощь со стороны. Но если так, то зачем республике находиться в том или ином военном блоке? 

Причин оставаться в ОДКБ у Армении тем меньше, чем больше США и Евросоюз предлагают ей финансов на перевооружение армии и поставок натовских вооружений. Когда стратегическая потребность – заручиться поддержкой крупного игрока в конфронтации с соседом – ушла, остаются личные интересы. Никол Пашинян как ставленник Запада, лично заинтересован в политическом переезде Армении в западном направлении и не заинтересован в сохранении былой политической связки с Москвой. В экономике торговля с Россией по правилам ЕАЭС создает значительную долю армянского ВВП, поэтому в этой плоскости Ереван настаивает на продолжении выгодного ему сотрудничества – а в военной сфере никаких выгод от работы в ОДКБ он больше не видит. 

Поэтому заявленный накануне выход Армении из ОДКБ и в самом деле был лишь вопросом времени.

11555 просмотров

ТАКЖЕ ПО ТЕМЕ