Можно ли доверять Пашиняну защиту верховенства закона

Можно ли доверять Пашиняну защиту верховенства закона

В прошлом году правительство Никола Пашиняна объявило войну верховным судьям. На 5 апреля армянский премьер запланировал всенародный референдум, чтобы отстранить семерых из девяти судей Конституционного суда, которых он обвиняет в препятствовании осуществлению его программы реформ. Британский журналист, специалист по Кавказу Томас де Ваал в материале Armenia’s Fight Over the Rule of Law Has Echoes Across the Region для World Politics Review пишет, что армянское правительство считает отстранение судей последней мерой по очистке коррумпированной системы правосудия, унаследованной Пашиняном от бывшего президента Сержа Саргсяна.

Судьи же называют подобные меры нападением на верховенство закона. В прошлом месяце президент Венецианской комиссии, почтенного консультативного органа Совета Европы по конституционному праву, призвал обе стороны ”проявить сдержанность и разрядить напряженность вокруг тревожной ситуации, чтобы обеспечить нормальное функционирование конституции Армении”. Столкновение между исполнительной и судебной ветвями власти ярче всего проявляется в Армении, но подобные конфликты разворачиваются и в других постсоветских государствах. В настоящее время Грузия, Молдавия и Украина выполняют одно из условий современной демократии, проводя в основном свободные и честные выборы, но обеспечение другого демократического столпа - верховенства закона или создание системы правосудия, которой граждане могут доверять и которой должна быть подотчетна исполнительная власть, - оказывается гораздо более проблематичным заданием.

В 2018 году тогдашний президент Армении Серж Саргсян спровоцировал массовые демонстрации, попытавшись обеспечить себе пост премьер-министра после того, как исчерпал конституционный лимит, проведя два пятилетних срока в качестве президента. Тысячи людей вышли на улицы, чтобы выразить протест, и в итоге Саргсян вынужден был уйти в отставку. Лидер революции Никол Пашинян, стал новым премьер-министром. Он не изменял революционной модели в течение почти двух лет пребывания в должности, регулярно обращаясь за народной поддержкой при столкновении с препятствиями для своих реформ. Объявляя референдум, он написал в посте на Facebook: ”5 апреля мы скажем ”да” Революции, скажем ”да” Свободе и захлопнем дверь коррупции”.

С момента вступления в должность главным оппонентом Пашиняна стал бывший президент Роберт Кочарян, руководивший страной с 1998 по 2008 год. 1 марта 2008 года Кочарян распорядился пресечь протесты, которые вспыхнули в столице Еревана после спорных выборов. Кочарян фактически передал президентство своему ближайшему соратнику Саргсяну. Восемь протестующих от оппозиции и двое полицейских погибли в результате последовавших тогдашних беспорядков.

Те события приобрели особое значение для Пашиняна: он был лидером оппозиции, который был арестован и заключен в тюрьму на 16 месяцев. В 2018 году, после прихода к власти Пашиняна, Кочарян был арестован и обвинен в ”противодействии конституционному строю Армении” за его действия в марте 2008 года. Дело поставило судебную систему прямо в центр столкновения между предыдущим и нынешним руководством страны. В мае прошлого года суд низшей инстанции постановил, что Кочарян должен быть освобожден из-под стражи до суда на том основании, что будучи президентом и обладая депутатской неприкосновенностью, судебное преследование в его отношении было невозможным. Пашинян публично осудил принятое решение и в знак протеста призвал своих сторонников заблокировать входы в здания суда.

Когда в сентябре Конституционный суд оставил в силе решение в пользу Кочаряна, премьер-министр назвал его ”незаконным”. Затем Пашинян начал войну с главой Конституционного суда Грайром Товмасяном, призвав его уйти в отставку.

Несомненно, есть вопросы в отношении нейтралитета судей Конституционного суда Армении. Товмасян и четверо его коллег были назначены при Кочаряне и Саргсяне, а двое остались еще с эпохи первого президента Армении Левона Тер-Петросяна, которого называют первым политическим покровителем Пашиняна. Судьи обвиняются в содействии конституционным изменениям, с помощью которых Саргсян пытался удержать власть, что, по мнению его оппонентов, было недемократическим захватом власти.

Однако стремление Пашиняна сместить судей обеспокоило многих наблюдателей, и даже тех, кого никак нельзя назвать сторонниками старого режима. В их числе омбудсмен Армении, Венецианская комиссия и оппозиционная партия ”Просвещенная Армения”.

Критики выражают обеспокоенность в связи с тем, что в ходе апрельского референдума Пашинян стремится заменить старых членов суда своими сторонниками: Ваге Григорян, судья, назначенный Пашиняном, также был известным адвокатом жертв разгона демонстраций 1 марта, а новый министр юстиции, 28-летний Рустам Бадасян, ранее уже работал с нынешним премьер-министром.

Подобные проблемы не редкость и за пределами Армении. Постсоветские страны, в том числе члены Европейского союза, переживают болезненный процесс развития независимой судебной системы. Если сократить срок полномочий высших судей, они станут уязвимы для политического давления. Когда они занимают должности слишком долго, смещение становится практически невозможным в случае, если они скомпрометированы политически.

За последние два десятилетия Грузии удалось добиться многого в развитии демократии, но судебная реформа всегда отставала от других преобразований. При прежнем режиме президента Михаила Саакашвили количество оправдательных приговоров в грузинских судах упало практически до нуля. Сменившее его правительство во главе с партией ”Грузинская мечта” теперь обвиняется в политизации судебной системы в своих собственных интересах.

Проблема выходит за рамки судебной власти. По всей Восточной Европе и на Кавказе, где политизация правоохранительных органов имеет давнюю историю, генеральный прокурор зачастую является особенно спорной фигурой, часто обвиняемой в исполнении роли так называемого силовика правительства. Примером может служить генеральный прокурор Грузии Ираклий Шотадзе. Недавно он был вновь назначен через два года после того, как ушел в отставку из-за причастности к скандалу, включая обвинения в сокрытии фактов по делу двух мальчиков, которые были обвинены в убийстве своих одноклассников в 2017 году.

На Украине вопросы коррупции и компетенции различных генеральных прокуроров занимали видное место в конфликте, который привел к запуску процесса импичмента президента США Дональда Трампа. Политический характер проблема приобрела после обнародования расшифровки телефонного разговора президента Украины Владимира Зеленского в июле 2019 года с Трампом, в котором он заявил следующее: ”Поскольку мы получили абсолютное большинство в парламенте, следующий генеральный прокурор будет стопроцентно мой человек, мой кандидат, который будет утвержден парламентом и станет новым прокурором в сентябре”.

Как и Украина, соседняя Молдавия на протяжении большей части своего постсоветского существования страдала от коррупции, о чем свидетельствует не только тот факт, что в 2015 году из ее банковской системы был украден миллиард долларов, но и неспособность правительства привлечь к ответственности высокопоставленных лиц, которые, по сообщениям, были причастны к хищениям. В прошлом году проевропейский реформист Майя Санду стала премьер-министром, возглавив нестабильную коалицию с пророссийской Социалистической партией. Она выдвинула на первый план необходимость назначения сильного и независимого генерального прокурора, который мог бы преследовать коррумпированных политиков, но партнеры Санду по коалиции не приняли этой инициативы, что привело к отставке правительства.

Судебная реформа требует времени и начинается с профессиональной судебной системы, а правительства должны отказаться от попыток контролировать эту ветвь власти. В Армении и других странах региона по-прежнему неясно, можно ли доверять правительству в деле защиты верховенства закона.

19850 просмотров



Вестник Кавказа

в Telegram

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!