Андрей Бакланов: "Противоречия не позволяют расширить Совет Безопасности ООН"

"Вестник Кавказа"
Андрей Бакланов: "Противоречия не позволяют расширить Совет Безопасности ООН"

МИД России поддержал сегодня предложение президента США Джозефа Байдена о расширении числа постоянных членов Совета Безопасности ООН, отметив, что у России есть достойные кандидаты. На Западе в последнее время стали говорить о необходимости введения в постоянные члены Совбеза Германии, а Турция со своей стороны давно настаивает на полной реформе этой структуры ООН. Однако каковы действительные перспективы трансформации Совета Безопасности ООН в настоящее время, за пределами обмена политиков заявлениями? Об этом "Вестник Кавказа" поговорил с заместителем председателя Ассоциации российских дипломатов Андреем Баклановым.

- Андрей Глебович, назрела ли сейчас тема реформы ООН?

- На самом деле, реформа ООН – это тема совершенно не новая. Она обсуждается уже в течение десятилетий. Еще в начале 1960-х годов, когда появились новые члены ООН  из Африки, мы начали идти по этому направлению, увеличив количество непостоянных членов Совета Безопасности. Однако дальше этого не пошло, потому что возникли разногласия в пятерке постоянных членов – и в отношении конкретного списка кандидатов на расширение, и в отношении изменения статуса деления членов с получением непостоянными права вето в СБ. С тех пор зона несогласия между странами пятерки, в особенности между Россией и западными странами, оставалась очень большой. И сейчас, когда отношения только обострились, ООН явно не готова к решению вопроса о реформе своих структур.

- Что, в таком случае, может стоять за заявлением Байдена, если есть понимание невозможности реформы в ближайшее время?

- Поскольку ситуация очень острая, она не дает возможности спокойно, взвешенно, продуманно подойти к этой реформе. А высказывания о том, что срочно надо сделать реформу, носят малопрофессиональный и исключительно политизированный характер. Они связаны с тем, что никто не хочет выглядеть ретроградом. При этом на самом деле момент не подходящий для реформирования ООН, ведь на сбалансированной основе реформу сейчас не провести. Острота ситуации препятствует достижению даже подобия консенсуса по этому вопросу.

- Какой эффект могла бы дать реформа Совбеза ООН?

- Хочу подчеркнуть, что атрибутирование в структуре Совета Безопасности ООН решений вопросов войны и мира не приводит сейчас к какому-то видимому эффекту. Если бы структура была работоспособной, она могла бы решать эти вопросы на деле, а не на уровне заявлений. И это тоже высвечивает низкий профессионализм современных политиков, плохое знание истории международных отношений и большое желание выступить по всякого рода поводам, засветить свое имя, показать готовность к решению каких-то крупных международных дел. Никакая реформа не поможет сейчас Совету Безопасности и ООН. Потому что, когда нет согласия между странами-участниками, не может быть и сбалансированных решений СБ ООН, какие бы организационные формы, в том числе новые, структура ни принимала. При любом составе Совбеза ООН его деятельность будет заблокирована из-за того, что не стыкуются позиции наиболее крупных государств, включая РФ и страны Запада.

- Есть ли хотя бы какие-то перспективы изменения этой ситуации?

- Недавно мы в Москве по инициативе посла Турции обсуждали вопрос о реформировании Совбеза ООН. Был представлен очень остроумный турецкий документ на этот счет, где, в частности, подчеркивалось, что между крупными державами в отдельных регионах нет согласия. Причем везде, почти в каждом регионе, который по логике должен был бы выдвинуть своего представителя для расширения Совбеза, есть противоречия именно между наиболее крупными государствами. Скажем, и Индия, и Пакистан могут претендовать на статус постоянного члена. И как раз поэтому в практическом плане работа по выработке реалистичных предложений не имеет перспектив, потому что она не приведет ни к каким результатам. Из-за нарастания противоречий мы можем только окончательно загнать ситуацию в тупик и разрушить нынешнюю ООН, которая пусть плохо, но все-таки работает.

Напомню, что после 1963 года мы в плане реформирования СБ ООН ничего нового не сделали. Это отражает закономерность того, что не стыкуются позиции заинтересованных сторон. Когда изменится ситуация, когда более спокойной станет обстановка в мире, когда будет встречная готовность, тогда, может быть, позиции состыкуются. Сейчас этого нет, наоборот, все стараются нажать, подтянуть за локоть соседа для того, чтобы он поддержал твою позицию. Но так серьезные вопросы не решаются. Когда мы образовывали ООН, были разногласия между создававшими ее государствами, но у них существовала большая зона согласия, они являлись союзниками в борьбе с нацистской Германией, поэтому у них все получилось. Сейчас в СБ ООН не союзники, а противники. Для противников изменение организационных основ – задача нерешабельная.

7880 просмотров
Поделиться:
Распечатать:

РЕКЛАМА