Как корнет Савин султана Абдул Гамида обманул

Аркадий Немов, специально для "Вестника Кавказа"
Как корнет Савин султана Абдул Гамида обманул

В романе Ильфа и Петрова "Золотой теленок" из уст "великого комбинатора" звучит примечательная фраза: "Возьмем, наконец, корнета Савина. Аферист выдающийся. Как говорится, негде пробы ставить. А что сделал бы он? Приехал бы к Корейко на квартиру под видом болгарского царя, наскандалил бы в домоуправлении и испортил бы все дело". Какой Савин? Причем тут болгарский царь? И как какой-то неведомый корнет мог тягаться криминальными талантами с самим Остапом Бендером? Однако не только мог, но в чем-то и превзошел. А дело было так.

Родился Николай Савин в 1855 году в семье зажиточного помещика под Калугой. Обучался в Катковском лицее в Москве. Поступил в Петербургский Александровский лицей, откуда был исключен. Пошел по военной стезе и тоже не без приключений.

Сразу замечу, что многие обстоятельства биографии будущего претендента на роль болгарского царя воспроизводятся на основе его собственных воспоминаний, в которых автор привирал не хуже, чем выстраивал грандиозные аферы. А потому почти ни в каких деталях его бурной жизни нельзя быть уверенным до конца.

Так, в его собственной версии начальная история жизни изложена совершенно иначе - родился в 1854 году в Канаде. Отцом его был потомственный дворянин, гвардии поручик Герасим Савин, матерью – графиня Фанни де Тулуз-Лотрек. Усыновлен дядей со стороны матери в декабре 1895-го в Сиятеле, в штате Вашингтон.

Но это только цветочки, в "Исповеди корнета" Савин приписывает себе в любовницы Фанни Лир, о которой мы уже писали в материале ""Черная овца" в семействе Романовых: путь от вора до устроителя Туркестанского края". Ни один документ не подтверждает эту связь, равно как и участие Савина в похищении драгоценностей царской семьи. Но что тут сказать, поручик был гениальным пиарщиком. Отделить правду от лжи в его записках крайне сложно, поскольку свидетелей тех или иных упомянутых событий практически не было.

Впрочем, человеком он был смелым, воевал в Русско-турецкую войну, отличился под Плевной. Но тянуло его явно на другую стезю.

В декабре 1881 года Савин уехал в Париж, где внезапно объявил себя политэмигрантом. Продолжая раскручивать историю похищенных драгоценностей, заявил, что деньги, вырученные за ворованные бриллианты планировалось направить на революцию. Одновременно распускал о себе слухи как о человеке, знающем все "грязные тайны" петербургского двора. Играл, так сказать, несколько партий.

При этом новоявленный политический беженец предавался обычным развлечениям русского человека за границей – играл. Поверить в его фантастическую удачу можно с большим трудом – судите сами: "Я продолжал снимать после каждого удара выигранные деньги, оставляя максимум, а черное все продолжало выходить и вышло еще одиннадцать раз подряд, так что я выиграл более полутораста тысяч франков".

Поди, проверь, правда ли может 11 раз подряд выпасть на черное? Тем более, что в скором времени нашего героя почему-то перестали пускать в большинство местных казино. Но он не унывал и готовился к главной афере всей своей жизни.

Это был уже не корнет Савин, а граф де Тулуз-Лотрек. Болгария в качестве места для демонстрации криминальных талантов была выбрана неслучайно. В стране шла острая политическая борьба, в которую постоянно вмешивались Россия, Австро-Венгрия, Османская империя. Правительство Болгарии остро нуждалось в средствах. Тут и появился сиятельный граф, который обнадежил министра-президента Стамболова возможностью французского займа: "Вы обращались в Вене к Лендер-банку и к барону Кенигигсвартеру, а также к банкирам Мендельсону и Ландау в Берлине: наверное, у вас был выработан проект займа. Не соблаговолите ли вы мне достать этот проект, чтобы этим ускорить нашу общую работу. Пока до моего отъезда из Парижа у нас была в виду как гарантия - эксплуатация железных дорог и разработка рудников, но если вы предложите нам другие серьезные гарантии, то для нас это будет совершенно безразлично".

Весь фокус в том, что Савину-Лотреку поверили на честное слово и фальшивые доверенности от парижских банкиров. Стамболов командировал в его распоряжение чиновника министерства финансов и переводчика, владеющего французским языком. Затем отправили бравого поручика в инспекционную поездку по стране, изучать гарантии под займ на месте. И как вишенка на торте - предложил выступить кандидатом на болгарский престол, сохранив при этом право "Лотрека" на меркантильный интерес – концессии на местные железные дороги. Все удовольствия, так сказать, разом.

Вот как описывает Савин эту историческую минуту: "Почему вы, граф де Тулуз-Лотрек, не можете выступить кандидатом на болгарский престол? Вы принадлежите к одной из древнейших дворянских фамилий Франции, происходите от владетельных графов Тулузских и состоите даже в родстве с Бурбонами, французским королевским домом. Скажите, пожалуйста, чем какой-нибудь Баттенберг (он ранее был свергнут пророссийски настроенными офицерами), а тем более, кавказский князь Мингрельский лучше вас и может иметь больше прав на болгарский престол, чем вы"?

Да, болгарская элита после политического кризиса находилась в поиске монарха и французский кандидат, при всей комичности приведенного выше рассказа, мог казаться оптимальным вариантом. Не русский (влияния России партия Стамболова крайне опасалась), но симпатизирует не немцам, а славянам.

Но тут наш герой трезво оценил ситуацию и предпочел выехать из Болгарии в Турцию, представиться султану Абдул Гамиду и продумать как минимизировать риски, связанные с возможным раскрытием его настоящего имени.

Французский посол объявил "влиятельного графа" визирю и султану, обеспечил присутствие Савина на параде османских войск. Корнет оставил довольно любопытное описание Константинополя и османской элиты того времени, но опять-таки, сколько в этих словах правды…

И тут гениального афериста погубила случайность. Во время завтрака в Hotel de Luxembourg к нему подошел молодой человек с громким привествием – "Я рад видеть вас тут, господин Савин. Вы давно из Москвы"? Это был парикмахер, служивший в России и лично знавший корнета. Замять скандал не удалось.

После этого русский посол сообщил в Петербург, что претендент на болгарский престол граф де Тулуз-Лотрек не кто иной, как корнет Савин… и прощай болгарское царство.

Николай Савин прожил после этой истории почти полвека, но такой масштабной аферы ему осуществить более не доводилось. Легенда о продаже Зимнего дворца в 1917 году, ставшая основой для одного из романов Акунина, вероятнее всего, не более чем очередной миф, сочиненный самим корнетом.

Какова же мораль? Она проста и изрек ее герой Достоевского Митя Карамазов – "Нет, широк человек, слишком даже широк, я бы сузил". Это как раз про Николая Савина. Впрочем, не случайно, что и эту цитату обычно подают в искаженном виде – "широк русский человек". В истории все относительно…

5700 просмотров
Поделиться:
Распечатать:

РЕКЛАМА