Казахстан: к чему приведет запрет на аренду земли иностранцами

Eurasianet
Казахстан: к чему приведет запрет на аренду земли иностранцами

Казахстан готовится ввести постоянный запрет на продажу и аренду сельскохозяйственных земель иностранцам. Редкая победа для гражданской кампании может обернутся проблемами для сектора, остро нуждающегося во внешних инвестициях и опыте, пишет Eurasianet. В апреле нижняя палата парламента поддержала запрет и теперь дело за Сенатом и президентом. Но их одобрение не более, чем формальность.

Коневод из Кегенского района Алматинской области Бакыт Адилханулы радуется и говорит, что власти наконец-то прислушались к людям: ”Я всегда переживал, что китайцы скупят всю нашу землю. Они получат прибыль, а казахи будут работать на них за бесценок. Такого нельзя допускать”.

Подобные настроения широко распространены в Казахстане, и они во многом способствовали всплеску гнева пять лет назад. В марте 2016 года министр национальной экономики Ерболат Досаев объявил о планах выставить на аукцион 17 тыс. квадратных километров сельскохозяйственных земель и сделать аренду более привлекательным вариантом. Предусматривалось продление максимальных сроков аренды сельскохозяйственных земель для иностранных инвесторов с 10 до 25 лет.

Цель реформы заключалась в том, чтобы получить доход от огромных участков неиспользуемых земель по всей стране. По оценкам правительства, около миллиона квадратных километров, большая часть из которых представляла собой неорошаемые пастбища, не использовалось. Это территория примерно в два раза больше Франции. Около 650 квадратных километров сдавались в аренду иностранцам.

Опыт работы с внешними инвесторами в сельскохозяйственной отрасли у Казахстана есть. Так, Inalca Eurasia, компания, контрольный пакет акций которой принадлежит итальянской транснациональной корпорации Gruppo Cremonini, инвестировала €100 млн ($120 млн) в местный мясоперерабатывающий завод мощностью 7200 тонн в год. Однако, учитывая юридические нюансы, деятельность непосредственно на земле имела ограниченную привлекательность. И эту проблему правительство надеялось решить.

Ранее власти делали ставку на отечественные деньги и талант. В 2003 году Земельный кодекс был переработан, от советских принципов отказались, и появилась возможность передать сельскохозяйственные земли в частную собственность. Но решение имело ограниченный успех.

”Правительство рассчитывало, что введение частной собственности на землю сделает ее предметом торговли. Предполагалось, что люди, став собственниками, станут крепкими хозяйственниками и сделают все возможное для получения прибыли, - писал директор аналитического центра ”Центр частного права” Майдан Сулейменов во время неудавшихся реформ 2016 года. - Но земля попала в основном в руки латифундистов [владельцев больших, почти феодальных поместий]. Массового перехода сельскохозяйственных угодий в частную собственность не произошло”.

Другие изменения вносились по частям. Положение о продлении срока аренды земли иностранцам до 25 лет было одобрено в 2014 году. Официальные лица заявили, что требуется время для возвращения долгосрочных инвестиций, в среднем не менее 15 лет, и что необходимы более щедрые сроки аренды. Но возмущение вызвала предложенная продажа. Протестные настроения усиливались и достигли невиданных ранее масштабов. После первого митинга в Атырау в апреле 2016 года последовало множество других акций по всему Казахстану.

Китайский фактор чаще всего упоминается при обсуждении того сезона протестов, но все не так просто. Макс Бокаев, активист, возглавивший митинги, апеллировал к более глубоким опасениям. Однажды он опубликовал выступление участника демонстрации в городе Актобе, который рассказал о том, как один иностранный арендатор земли оградил свои поля колючей проволокой, вынудив местных жителей использовать дальние обходные пути, хотя на арендованной земле были кладбища.

Бокаев озвучил земельный вопрос с точки зрения патриотизма, заявив, что не доверяет министру Ерболату Досаеву, ответственному за проведение реформ: "Не могу назвать его человеком, который любит свою землю и защищает национальные интересы”.

Националистические настроения были лишь частью истории. По мнению ряда аналитиков, протестное движение дало выход разочарованию, накопившемуся из-за застойных условий жизни в провинции.

Какими бы ни были причины протестов, они возымели действие. В мае 2016 года тогдашний президент Нурсултан Назарбаев обвинил чиновников в том, что те не смогли должным образом объяснить, что правительство предлагает сделать: "Люди целый день работают в поле, на ферме, на пастбищах. Они не сидят перед телевизором и не ждут ваших новостей”. Назарбаев ввел годичный мораторий на продажу и аренду сельскохозяйственных земель иностранцам. Позже мораторий был продлен до конца 2021 года.

Преемник Назарбаева Касым-Жомарт Токаев в феврале пошел еще дальше и предложил включить запрет в правовой кодекс. С этой целью он созвал комиссию по земельной реформе, в которую вошли официальные лица, фермеры, общественные деятели, журналисты и бизнесмены. Результатом стал новый Земельный кодекс, который сделает мораторий времен Назарбаева постоянным. Правительство надеется, что это утихомирит беспокойные слои населения, но не все счастливы.

Кирилл Павлов, глава лоббистской группы Верховного совета фермеров из Шымкента, называет изменение закона политическим жестом, который нанесет ущерб экономике: ”Запрет усугубит сложную ситуацию с точки зрения инвестиционной привлекательности нашего сельскохозяйственного сектора, которая и так находится не в лучшем состоянии в свете других обычных запретов и ограничений. Этот закон - очередное доказательство того, насколько мало правительство понимает внутренние нюансы аграрного сектора”. По мнению Павлова, теперь многие казахстанские инвесторы перенаправят свою энергию на то, что он назвал более легкой инвестиционной средой, - Узбекистан и Россию.

С другой стороны, вполне вероятно, что законодательное урегулирование опоздало, поскольку стороны приспособились к новым условиям с течением времени. ”Во время моратория иностранные инвесторы просто сдавали арендованную землю в аренду в субаренду, и никто не проверял, кто на самом деле является конечным арендатором, - сказал Павлов. - Скорее всего, так будет и дальше продолжаться”.

9840 просмотров
Поделиться:
Распечатать: