"Больше, чем деньги": Какую выгоду обещает России первая турецкая АЭС

"Больше, чем деньги": Какую выгоду обещает России первая турецкая АЭС

Россия и Турция уверенно двигаются к завершению исторического проекта под названием АЭС "Аккую". Несмотря на поддержку высшего руководства России, у него все еще немало противников. Почему потенциальные риски перевешиваются очевидными выгодами, "Вестник Кавказа" разбирался вместе с тюркологом и независимым экономистом.

На днях в Турции началось строительство третьего из четырех энергоблоков АЭС "Аккую". Для Турции атомная электростанция под Мерсином станет первой на ее территории. Это крупнейшая атомная стройка в мире и первая в истории мировой атомной промышленности сделка по схеме «строй-владей-эксплуатируй» (Build-Own-Operate). До сих пор АЭС после ввода в эксплуатацию переходили под юрисдикцию страны-заказчика, но "Аккую" останется в собственности "Росатома". Такая модель ­– прямая угроза для конкурентов российской компании вроде американской Westinghouse. У корпораций из США и Франции будет все меньше шансов на победу в тендерах на строительство АЭС.

Количество персонала на стройплощадке превышает 8 тысяч человек. В проект планируется инвестировать $20 млрд. После завершения АЭС ее четыре реактора будут вырабатывать 4800 МВт – такой объем может полностью обеспечить энергией Стамбул и на 10% всю Турцию. Реализация проекта изначально была намечена на 2019-2022 годы, но инцидент с российским "Су-24" в Сирии и охлаждение отношений Москвы с Анкарой отсрочили начало строительных работ. Теперь завершение атомной электростанции приурочено к 100-летию создания Турецкой Республики в 2023 году.

Несмотря на очевидные выгоды и решение руководства двух стран довести до конца подписанное еще в 2010 году соглашение, у проекта есть немало противников в нашей стране.

Информационная война против АЭС "Аккую"

Очередную "разгромную статью" к старту энергоблока опубликовала "Независимая газета". В материале с громким заголовком " Россия развивает энергетику других стран за счет своего бюджета" Алексей Комраков доказывает нерентабельность, небезопасность и рискованность "Аккую" для России. Он утверждает, что Турция не несет никаких финансовых рисков, проект могут в любой момент национализировать, и вообще опасно строить ядерные реакторы в стране с повышенной террористической угрозой.  Россия развивает энергетику других стран за счет своего бюджета.

Надо сказать, это не первая попытка очернить проект в глазах обычных граждан. Похожие материалы выходили и в других изданиях, например, в "Росбалте". Все они опираются на доклад Института проблем естественных монополий (ИПЕМ), написанный под руководством бывшего замминистра России по атомной энергии Булата Нигматулина. Вот основные тезисы главного критика "Аккую": 

  • Турция не несет никаких финансовых обязательств, так как финансирование (около $22 млрд) идет за счет российского бюджета. Выделяемый кредит – беспроцентный.
  • Высок риск замораживания бюджетных средств на стройку из-за затяжки сроков строительства АЭС.
  • Отсутствуют обязательства турецкой стороны по сооружению ЛЭП, подстанций для отбора мощностей и не зафиксированы крупные потребители электроэнергии с фиксированным объемом закупок
  • Поставки топлива оплачивает не Турция, а "Росатом". Так как последний "не располагает собственными средствами, придется задействовать средства российского бюджета"
  • В схеме возврата средств цена на электроэнергию "зафиксирована на 25 лет" и не учитывает инфляцию и изменение курсов валют. Возврат средств России встает под вопрос из-за "вероятного ограничения роста стоимости электроэнергии в Турции" в долгосрочной перспективе и скачка курса доллара.
  • Турция "не вкладывает в строительство средства, но получает контроль над собственностью, которая ей не принадлежит, ссылаясь на защиту национальной безопасности и экономических интересов Турции".
  • Проект "ставит Россию в зависимость от Турции", а турецкая политика становится "все более непредсказуемой".

В сухом остатке Нигматулин приходит к смелому выводу: "Соглашение наносит ущерб политическим и экономическим интересам России, необходима дипломатическая подготовка по расторжению соглашения".

Выгоды для России

Если не строить свое отношение к проектам с Турцией через призму давно канувших в лету русско-турецких войн, то можно увидеть, что "Аккую" – более чем выгодный для России проект.

  • На стройке задействованы около 11 тысяч сотрудников, в том числе российских – это новые рабочие места.
  • Помимо "Росатома" в цепочке поставщиков участвуют сотни российских компаний, платящих налоги в российскую казну.
  • За весь период функционирования АЭС топливо для нее будет продавать отечественная компания " ТВЭЛ".
  • Гарантирован сбыт вырабатываемого топлива. В ст.10 п.5 Договора по АЭС "Аккую" говорится, что турецкая компания ТЕТАШ гарантирует закупку 70% электроэнергии с 1 и 2 блоков и 30% с 3 и 4 блоков по цене 12,35 цента США за кВт/ч (без НДС) в течение 15 лет. Остальные объемы будут реализовываться по рыночной цене. Зафиксированный тариф выше средней рыночной цены (около 0,809 TL – 11 цента США). Старший эксперт фонда «Институт энергетики и финансов» (ФИЭФ) Сергей Кондратьев считает 12,35 цента очень высокой оптовой ценой, особенно для первых двух реакторов, с которых обеспеченная гарантированная закупка 70% электроэнергии.
  • Успешная реализация "Аккую" повысит имидж России как лидера в атомной энергетике и даст возможность строить аналогичные АЭС в других частях мира, включая страны Ближнего Востока.
     

Мнение экспертов 

Эксперт по российско-турецким отношениям, автор Telegram-канала "Турция – это" и бестселлера "Россия - Турция: 500 лет беспокойного соседства" Иван Стародубцев считает, что реализация "Аккую" позволит "Росатому" построить аналогичные проекты и в других странах мира.

"Возможно, это не последняя атомная электростанция, которая строится по такой модели ((«Строй – эксплуатируй – владей» или «Build – Operate - Own»). Наличие прецедента в энергетике всегда очень важно. Россия рассчитывает, что она получит подобные заказы от ряда третьих стран, того же Египта, к примеру, или стран Ближнего Востока, которые хотят на своей территории иметь атомные электростанции, но не имеют достаточно денег на их строительство. "Аккую" – это своего рода пилотный проект", - прокомментировал он "Вестнику Кавказа" ситуацию.

Стародубцев уверен, что АЭС "Аккую" укрепляет гуманитарные связи между Россией и Турцией и может выступить в качестве элемента "мягкой силы" Москвы: "Совершенно очевидно, что сейчас происходит небывалый обмен кадрами между Россией и Турцией. Сотни турецких студентов приезжают на учебу в Россию. Огромное количество инженерного персонала находится на стройке АЭС "Аккую", и там они тоже контактируют с турками, формируя то или иное мнение представление о России в Турции", - сказал эксперт.

Неоспоримую выгоду для российской экономики проекта "Вестнику Кавказа" подтвердили и в "Росатоме".

"На всем протяжении проекта его развитие будет производить положительные эффекты для экономик и российской, и турецкой стороны, в том числе создание рабочих мест, развитие инфраструктуры и локализации. Сейчас на проекте сооружения АЭС "Аккую" одновременно работают около 11 тысяч сотрудников. В цепочке поставщиков АЭС "Аккую" уже на данном этапе участвуют сотни российских и турецких предприятий, что благоприятно отражается на экономиках двух стран. В течение всего жизненного цикла АЭС "Аккую" будет обеспечиваться российским топливом по условиям контракта с Топливной компанией "ТВЭЛ" на поставку топлива и оказание сопутствующих услуг. Это будет приносить дополнительную экономическую выгоду российской стороне", - отметил заместитель председателя Совета директоров АО "Аккую Нуклеар", заместитель генерального директора по международному сотрудничеству и коммерческой деятельности АО "РЭИН" Антон Дедусенко.

Он считает АЭС под Мерсином "примером взаимовыгодного сотрудничества двух стран ", который "на целое столетие станет якорным проектом, объединяющим Россию и Турцию как экономически, так и на социальном, научном и кадровом уровне". 

Для Турции выгоды тоже весьма очевидны:

  • Она получает экологически чистую энергию и диверсифицирует источники электроэнергии.
  • "Аккую" создает для страны на берегу Босфора 4 тысячи новых рабочих мест. В России уже обучаются 100 турецких студентов, которые будут работать на АЭС.
  • В Турции появляется еще одна высокотехнологичная атомная отрасль, которая даст импульс развитию других областей, например, ядерной медицине.
  • После выхода АЭС на окупаемость Турция будет получать 20% чистой прибыли с каждого реактора в течение всего срока эксплуатации (около 80 лет).

 

Хеджирование рисков

Говоря о преимуществах, конечно, нужно отдавать себе отчет о рисках проекта. Действительно, ничто не мешает турецкому правительству в будущем пересмотреть условия договора в сторону снижения тарифа. И, на самом деле, вся финансовая ответственность (около $22 млрд) ложится на плечи "Росатома". Однако какой бизнес-проект не имеет рисков? "В любой коммерческой деятельности есть риски. Даже у продаж "Кока-колы" они есть. Эти риски закладываются в стоимость продукта. Даже если "Аккую" окажется нерентабельным, что фактически невозможно, то "Росатом" не обанкротится в любом случае, потому что у него есть АЭС по всему миру, и в России хватает. "Росатом" проживет без одной станции, как и сама Турция. Если риски когда-то и возникнут, то нанесут незначительный ущерб обеим странам", - сказал в беседе с "Вестником Кавказа" независимый экономист Мехти Мехтиев.

Обременяя себя денежным риском, Россия получает в полное распоряжение атомную электростанцию – строит, владеет ей и продает вырабатываемое топливо. "Россия не просто строит АЭС и потом передает ее другой стране, как это обычно происходит в мировой практике, а владеет самой станцией и посему извлекает больше прибыли. Более того, эта прибыль идет сразу в бюджет", - отметил эксперт. Он напомнил, что цифровизация в мире идет семимильными шагами, и ее невозможно остановить. Ввиду этого, потребление электроэнергии будет только расти. Обеспечивая 10% потребностей Турции в электроэнергии, Россия сможет продавать десятки миллионов мегаватт в год, добавил Мехтиев.

Мнение о том, что Россия попадает под турецкую зависимость, мягко говоря, несостоятельно, так как в не меньшую зависимость от Москвы попадает Анкара. Ничто не мешает "Росатому" прекратить поставку топлива на АЭС или расторгнуть соглашение, также как и правительству Турции. Нетрудно представить разрушительные последствия для турецкой экономики, если она лишится 10% электроэнергии. Анкара не будет рисковать проектом из страха остаться без электричества. Так что, находясь во взаимных обязательствах, стороны хеджируют риски.

Что касается фиксированных цен, которыми недоволен Нигматулин и сочувствующие ему, то это большой плюс для "Росатома". Он не только будет продавать электричество выше рыночной цены, но спасет себя от дальнейшего его падения. Пандемия уже доказала миру, что такое переизбыток предложения энергии. В отношении финансовых рисков можно также напомнить, что теоретически "Росатом" может распродать 49% акций иностранным компаниям и так минимизировать свои потери. Но вопрос: выгодно ли России дарить выручку от половины продажи электроэнергии иностранцам и кормить бюджеты других стран в ущерб своему населению? Экономические выгоды столь крупных проектов, как "Аккую", газопроводы "Северный поток-2" и "Турецкий поток" следует оценивать не в краткосрочной, а долгосрочной перспективе.

""Аккую" – стратегически очень важный проект. Почему до сих пор его не было – это понятно. Это огромные деньги, огромные инвестиции, которые начинают возвращаться спустя десятилетия после того, как проект построен", - говорит Стародубцев.

Политический актив

Запуск в 2023 году первой атомной электростанции в Турции укрепит фундамент стратегического партнерства Москвы и Анкары наряду с другими важными проектами, как газопровод "Турецкий поток" и продажа российский систем ПВО С-400. Президент РФ Владимир Путин на церемонии закладки фундамента третьего энергоблока АЭС "Аккую" сказал, что она выведет на "качественно новый уровень" сотрудничество двух стран и поспособствует укреплению дружбы между их народами. Как показала практика, без нормальных российско-турецких отношений такие масштабные проекты не могут найти свое воплощение. В то же время ясно и то, что реализация последних может стать сдерживающим моментом при возникновении политических кризисов. В этом плане крайне важно личное доверие между президентами двух стран. Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган считают друг друга "людьми слова".

Иван Стародубцев уверен, что решение о строительстве "Аккую" с российской стороны принималось лично президентом. "Политическую составляющую не надо упускать. Ее сложно оценить в деньгах, но это больше, чем деньги. Совершенно очевидно, что решение о реализации данного проекта с российской стороны принималось лично Владимиром Путиным. По всей видимости, он посчитал на момент, когда получил все эти выкладки, что в итоге проект отобьется. То есть в графе прибыли и убытков у России достаточно серьезные шансы получить по всем направлениям прибыль. Если этот проект умело будет вплетен в ткань двусторонних российско-турецких отношений, то и там будет играть свою положительную роль", - анализирует эксперт по Турции.

По мнению Стародубцева, лидеры двух стран не случайно проводят постоянные церемонии, в частности, в честь закладки фундамента очередного энергоблока "Аккую". Делая на них серьезные заявления, они "показывают всему миру и народам двух стран, что отношения между Россией и Турцией, невзирая на все разногласия, есть, и они развиваются".

Диалог между Москвой и Анкарой укрепляется не только в экономической плоскости. Путин и Эрдоган успешно продвигают политический процесс в Сирии. Вместе с Ираном они создали Астанинский формат, в рамках которого проводят встречи между правительством и оппозицией, а также обеспечивают режим прекращения огня в четырех зонах деэскалации. Аналогичные миротворческие попытки предпринимаются Турцией и Россией в Ливии, а также в Нагорном Карабахе. По окончанию 44-дневной войны между Азербайджаном и Арменией в Агдаме создан российско-турецкий наблюдательный пункт. На церемонии строительства "Аккую" Эрдоган заметил, что диалог с Путиным важен не только для двусторонних контактов, но и для поддержания мира в Сирии, Нагорном Карабахе и Ливии.

Ряд скептиков во главе с вышеупомянутым экс-министром считают, что "АЭС "Аккую" ставит Россию в зависимость от Турции, а политика Турции становится все более непредсказуемой". Здравая логика все же подсказывает, что эта зависимость как минимум взаимная, и стимулов вести себя с Россией "непредсказуемо", когда та строит АЭС, поставляет ракеты и газ, теперь у Турции должно быть еще меньше. Самое смешное, что эти эксперты в качестве оправдания политической нецелесообразности реализации "Аккую" приводят аргумент о том, что "подписание соглашения по АЭС вызвало также резкую негативную реакцию правительства Кипра и недовольство Греции". И здесь очень сложно удержаться от вопроса "Неужели российская экономика – производное настроения греческих политиков?"

Завершая тему последствий строительства АЭС "Аккую", хочется напомнить, что срок жизни атомных электростанций составляет плюс-минус сто лет. Учитывая весь спектр взаимных экономических выгод, Турция и Россия как минимум один век страхуют себя от будущих кризисов, конфликтов и тем более войн. Имея атомную станцию в Турции, продавая ей газ и военную технику, Россия усиливает свое влияние в еще одной стране НАТО, а Анкара снижает экономическую и политическую зависимость от западных партнеров.  И все это происходит в 100-летнюю годовщину Московского договора о "дружбе и братстве". "Эта история о том, что Россия, как и 100 лет назад, создает новые индустрии в Турции. Она тоже может быть красиво политически и гуманитарно обыграна", - подчеркнул Стародубцев.

11100 просмотров





Вестник Кавказа

в YouTube

Подписаться



Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!