Amnesty International рассказала о военных преступлениях Армении против мирных жителей Азербайджана (ФОТО)

Amnesty International рассказала о военных преступлениях Армении против мирных жителей Азербайджана (ФОТО)

Международная правозащитная организация Amnesty International опубликовала сегодня доклад о нарушениях правил ведения боевых действий в ходе Второй Карабахской войны, в котором задокументированы факты террористических атак ВС Армении против мирных азербайджанских населенных пунктов, в том числе удаленных от линии фронта. Документ был подготовлен после обращения в AI властей Азербайджана в связи с вопиющими военными преступлениями армянской стороны – ракетными ударами по городам Гянджа и Барда.

Предварительный отчет об атаках на Барду и Гянджу был опубликован Amnesty International еще 29 октября. Уже в декабре главный юрисконсульт организации Донателла Ровера побывала в Кельбаджарском районе и засвидетельствовала факты глумления над азербайджанскими могилами со стороны армянских оккупационных сил. "Вестник Кавказа" представляет перевод итогового доклада AI о военных преступлениях Армении, совершенных в ходе Второй Карабахской войны.

Отметим, что документ составлен лишь по десяти атакам ВС Армении: пяти против Гянджи, трем против Барды, одной против села Гашалты, одной против села Гараюсуфли, - в отношении которых в ноябре и декабре прошлого года Amnesty International провела расследование непосредственно на месте событий, в этих терактах погибли 72 мирных жителя Азербайджана. Для этого был опрошен 51 гражданин Азербайджана, выживший под обстрелами, получивший ранение либо потерявший родственников, а также 8 представителей власти.

Другие удары армянской армии по мирному азербайджанскому населению, в результате которых умерли еще 22 человека, организацией не расследовались.

"В результате пяти ударов по Гяндже среди мирного населения погибли 33 человека, в трех ударах по Барде – 29 человек, в ударе по Гашалты – 5 человек, в ударе по Гараюсуфли – 5 человек. В атаках на Барду и Гараюсуфли использовались запрещенные на международном уровне кассетные боеприпасы, а Гянджа была атакована баллистическими ракетами R-17 (SCUD-B). Кроме того, при нанесении ударов по густонаселенным районам использовались ракеты "Смерч", начиненные кассетными боеприпасами, и артиллерийские снаряды", - прежде всего отмечается в докладе.

"Помимо убийства и причинения вреда мирным жителям, не участвующим в боевых действиях и находящимся вдалеке от военных объектов, удары, нанесенные армянскими ВС, также разрушили или повредили большое количество жилых домов и других гражданских объектов. К примеру, в одном из поселков Тертерского района, построенном для семей, перемещенных из Карабаха в начале 1990-х годов, в 34 жилых домах было разрушено не менее 25 квартир, у восьми домов были пробиты крыши, сотни квартир, а также административных зданий получили повреждения различной степени", - указано в преамбуле к основному отчету.

В главе, посвященной Гяндже, Amnesty International сообщает, что, в частности, в результате запуска войсками Армении 17 октября баллистической ракеты SCUD-B по гянджинской улице Мухтара погиб 21 мирный житель, более 50 получили ранения. "При этом Гянджа находится более чем в 50 км от линии фронта", - подчеркнули составители доклада.

Судаба Аскерова рассказала AI о гибели ее дочери, других родственников и соседей. "Я была в России, где работаю поваром несколько месяцев в году. Мои родственники сообщили мне, что мой отец убит. Мне не сказали, что и моя дочь, и все остальные также погибли. Коллеги отвезли меня в аэропорт, забрали у меня телефон и передали другому пассажиру, чтобы я не могла прочитать в Интернете, что случилось с моей семьей. Когда я приехала домой, они уже были похоронены. На следующий день после смерти моей дочери должно было исполниться 15 лет. Она была моим единственным ребенком. Она была всем для меня", - поведала она.

Брат Судабы Аскеровой Ровшан Аскеров сообщил следующее: "Я был недалеко от дома с братом, мы разговаривали с одним другом и соседом, затем я вошел внутрь проверить отца, которому было нехорошо. Когда я пошел к себе, меня позвал сын, чтобы помолиться вместе. Затем я почувствовал мощную ударную волну и больше ничего не помню. Я очнулся от голоса моего соседа, который звал меня, но я оказался под завалами вместе с мамой и сыном и не мог двигаться. Мой сын позже сказал мне, что он тоже звал меня, но я его не слышал. Он был тяжело ранен и до сих пор находится в больнице в Баку. Ему потребуется много времени, чтобы поправиться. Мой отец, мой брат Бахтияр, моя сестра Севиль и ее 10-месячная дочка Нарин, а также моя племянница Нигяр погибли в результате атаки".

Другой гянджинец, 64-летний Рамиз Гахраманов рассказал Amnesty International, что во время того же ракетного удара погибла его 34-летняя дочь Хатира, 11-летний внук Орхан, 6-летняя внучка Марьям и 18-летняя внучка Ляман. "Я спал на втором этаже, в новой, более крепкой пристройке. Мою кровать будто на мгновение подбросило, я увидел вспышку света, а затем все покрылось густой пылью, и я больше ничего не видел. Я не мог найти ни телефон, ни одежду. Я звал дочь, внуков, но никто не отвечал. Затем зазвонил мой телефон, и мне удалось найти его в пыли и мусоре. Я посмотрел вниз и когда увидел, что дом полностью разрушен, сразу понял, что все они погибли, потому что от такого удара выжить невозможно. Я увидел в развалинах тело моего соседа Сулиддина. Я никак не мог найти тела своих внуков. Лишь отдельные части их тел были найдены спустя несколько дней на соседней улице. Погибла не только моя семья. Мой сосед Роял Шахназаров, его жена Зулейха и их маленькая дочка Мадина, ей был всего один год, также умерли. Другая их дочь, которой три года, осталась сиротой", - отметил он.

Сотрудники AI обратили внимание, что многие из разрушенных и поврежденных в этом теракте домов не подлежат ремонту – они побывали в Гяндже 1,5 месяца спустя, и все это время дома большинства жителей пострадавшего района оставались непригодными для проживания. Большинство потерявших крышу над головой жителей, опрошенных Amnesty International, заявили, что они или их дети получили ранения в результате атаки. Так, Егяна Сеидзаде, живущая через две улицы от места падения ракеты, поведала, что ее, ее дочерей 13 и 18 лет и свекровь посекло выбитыми стеклами, младшая дочь получила тяжелую психическую травму.

Теракт 17 декабря был самой тяжелой атакой на Гянджу, но не единственной. За неделю до него, 11 октября, около 2 часов ночи на Гянджу также упала ракета SCUD-B, она ударила в многоквартирный дом в центре города, на улице Рафибейли напротив Парка Победы. В этом теракте погибли 10 человек. ,Окружающие дома были разрушены либо серьезно повреждены.

Среди убитых были 38-летний Анар Ализаде и его 33-летняя жена Нурчин Ализаде. Об их гибели рассказал отец Анара Ализаде: "Моя жена заболела, поэтому мы остановились у родственников, которые ухаживали за ней. Один из моих сыновей позвонил мне в 3 часа ночи и сказал, что в наш дом попала ракета, но он не сказал мне, насколько это было серьезно. Я не говорил жене, что попали по нашему дому, чтобы не беспокоить ее. Когда я приехал, на месте дома была груда развалин. Спасатели искали 10 часов, прежде чем нашли тело моего сына. У него и его жены были серьезные травмы головы и шеи. Они жили на первом этаже и их погребло завалами. Сейчас двое их детей – сироты".

Спасатели сообщили AI, что части тел погибших в теракте 11 октября находили в диаметре 100 м от дома, в который ударила ракета. "Это была самая трудная спасательная операция, в которой я когда-либо участвовал", - признался один из них.

В Amnesty International обратили внимание, что даже возможность наличия военных целей в городе не может оправдывать применение настолько неточного оружия, как ракета SCUD, в густонаселенных районах. При радиусе попадания не менее 1 тыс м, что намного больше, чем у ракет "Град" и артиллерии, и 500 кг фугасного вещества в боеголовке, чей взрыв поражает все на своем пути в пределах 1 км, вероятность гибели мирного населения и ущерба гражданским объектам делает использование таких ракет против населенных пунктов в принципе недопустимым по законам войны.

Еще три удара по Гяндже из заявленных пяти в докладе не приводятся.

Следующая часть документа посвящена одному из терактов против Барды, находящейся более чем в 20 км от линии фронта, – ракетному обстрелу города 28 октября около 13:30. Мирное население было атаковано ракетами 9М55 "Смерч", две ракеты упали возле больниц, третья, содержавшая 72 кассетных боеприпаса 9Н235, ударила в оживленный кольцевой перекресток. Погиб 21 человек, работавший рядом с этим перекрестком либо просто проходивший мимо, многие другие были ранены, потеряли руки или ноги.

Одна из погибших – жившая рядом 51-летняя Лейла Мустафаева. "После первого взрыва мама вышла на улицу, чтобы помочь раненым. Моя сестра последовала за ней, мама попросила ее сходить за телефоном, чтобы вызвать скорую; когда сестра вернулась на улицу, мама уже лежала на земле, мертвая. Произошло несколько взрывов; мама не знала, что будут еще взрывы, когда выходила на улицу, чтобы помочь раненым", - рассказала дочь жертвы теракта.

Севда Годжаева, владелица чайного магазина рядом с местом атаки, описала увиденное: "Силой взрыва меня отбросило к стене. Кричали люди, было много дыма. Рядом с автомойкой погибли пять человек. Одним из них был Фуад Исмаилов, учитель, живший за автомойкой. Ему оторвало голову, тело нашла его мать, выбежавшая из дома, для нее это было ужасно. Садыг Алиев с автомойки также погиб; он был молод, всего 32 года, отец троих маленьких детей. Погиб таксист Агам Моаллах; ему было около 60. Он ехал из центра города в сторону Евлаха. Еще там была женщина, которая сопровождала отца, отправившегося за социальной помощью, они остановились, чтобы купить хлеба, и возле пекарни, у остановки автобуса, они и погибли. Это неописуемо. Я не могу подобрать слов, чтобы рассказать вам".

По другую сторону перекрестка несколько человек были убиты и ранены возле мясной лавки. Эльчин Ширинов, 36-летний таксист и отец двоих детей, потерял ногу. Вот что он сказал AI: "Я сидел в своей машине перед мясной лавкой, когда произошел взрыв. Я почувствовал, что меня ударило в ногу, сумел вылезти из загорающейся машины. Мою левую ногу оторвало выше колена; она болталась на крошечном кусочке плоти. Я понял, что лишился ее. Еще я получил три серьезные ранения в живот. Пока я лежал на земле, моя машина полностью сгорела, а рядом со мной также лежали раненые, умирающие или уже мертвые люди. Мне сделали несколько операций на ноге, животе и руках. Другая моя нога также травмирована, так что я до сих пор не могу стоять на ней, а из-за травм рук и груди я не могу держать костыли. До взрыва, который меня ранил, я слышал другой взрыв неподалеку, но не думал, что они начнут обстреливать такое оживленное место".

Также серьезно пострадал Эльнур Зульфугаров, 28-летний плотник, отец троих маленьких детей. "Я работал в мебельном магазине на перекрестке и, когда услышал взрыв и крики, вышел на улицу. Там был хаос – дым, пыль, люди лежали на земле, - но прежде чем я действительно смог понять, что произошло, я почувствовал обжигающий порыв ветра и острую боль в ногах, особенно в правой, упал на землю без сознания. Когда я пришел в себя, то обнаружил себя лежащим с огромной раной в бедре; земля была вся в крови; я не знаю, кто был мертв или жив. Меня доставили в больницу Нафталана", - поведал он, добавив, что и 6 недель спустя его раны не зажили.

В Amnesty International подчеркнули, что кассетные боеприпасы принципиально запрещены к использованию в ходе боевых действий. По своему устройству кассетные боеприпасы являются оружием неизбирательного действия: они разбрасывают сотни бомб на большой территории, причем от 5 до 20% не взрываются, превращаясь в противопехотные мины. Хотя Армения и не является участником Конвенции по кассетным боеприпасам 2008 года, она все равно обязана соблюдать основополагающие принципы международного гуманитарного права, включая запрет на применение оружия, не позволяющего различать гражданские и военные цели.

За день до этого, 27 октября, ВС Армении нанесли аналогичный удар кассетными бомбами по Гараюсуфли, селу в 10 км к юго-востоку от Барды. Погибли пять человек, включая трех женщин и одну семилетнюю девочку, еще 14 местных жителей были ранены. "Как будто шел дождь из бомб и взрывов. Одни бомбы взрывались на земле, другие – в воздухе", - сообщил Amnesty International один из жителей села.

Дядя убитой семилетней девочки Айсу Искендерли рассказал Amnesty International, что она была на улице во время атаки: "Айсу качалась на качелях в саду, когда в саду и на улице взорвалось несколько бомб. Она была очень тяжело ранена в живот и грудь и сразу скончалась", - сказал он.

Сын Офелии Джафаровой, Ровшан, рассказал Amnesty International, что его мать была во дворе, когда туда упали два снаряда, а еще два разорвались на соседней крыше, в результате чего она погибла на месте. 61-летняя Айбениз Ахмедова работала в поле напротив своего дома, когда взорвались сразу семь снарядов. "Моя мама пробежала около 30 м по полю в сторону дома после ранения, пытаясь спастись от взрыва, но упала посреди поля и умерла. Дом без нее опустел. Мы с сестрой очень по ней скучаем", - признался сын Ахмедовой.

60-летняя Алмаз Алиева мыла руки во дворе своего дома, когда осколок одной из бомб убил ее на месте, сообщил ее сын. Погиб и Эхтирам Исмайлов, 40-летний видеооператор и отец троих детей, а его жена получила ранение, когда вокруг их дома разорвалось не менее семи снарядов.

Также AI расследовала удар по семье Гурбановых в селе Гашалты в самый первый день Второй Карабахской войны – 27 сентября. В результате артиллерийского обстрела тогда погибли пять членов этой семьи. Выживший в этой атаке Бахтияр Гурбанов рассказал, что снаряд попал во вход дома, погубив обоих его родителей – отца Эльбруса и мать Шафаят, жену его брата Афаг, его племянника Шахрияра и племянницу Фидан. "Наша семья погибла. Перед войной мы начали ремонтировать дом, но теперь мы не можем здесь больше жить. Мы оставили все так, как было в день атаки; мне и моим братьям невыносимо даже вспоминать, как это произошло, это был кошмар", - признался он.

Поскольку даже у современной артиллерии радиус попадания составляет не меньше 100 м, этот вид вооружения не должен применяться по целям, расположенным рядом со скоплениями мирного населения. В связи с тем, что его невозможно точно нацелить на военные объекты в населенных районах, его использование нарушает запрет на неизбирательное применение оружия, заключили в AI.

Все эти удары запрещенными типами вооружений по мирному населению Азербайджана являются военными преступлениями, совершенными войсками Армении и их командованием, и должны быть соответствующим образом расследованы, чтобы все виновные понесли наказание. Преступники не должны уйти от ответственности.

6850 просмотров








Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!