Вестник Кавказа

Славяно-тюркское единство. Как соединить историю и современность?

Андрей Каменский
Славяно-тюркское единство. Как соединить историю и современность?
Проблемы славяно-тюркского единства относятся к категории наиболее сложных, дискуссионных вопросов современной науки. Историки, археологи, лингвисты, политологи высказывают прямо противоположные точки зрения в отношении "научности" этой темы. В рамках наиболее радикального подхода концепции славяно-тюркского единства и вовсе отказывают в праве на существование, оценивают как "маргинальный сюжет".

Однако в свое время многие ведущие историки столь же критично рассматривали появление идей Льва Гумилева, исследования которого воспринимаются сейчас как базовые для научно обоснованной оценки взаимодействия славянства с кочевым миром.

Дилетанты от евразийства

Впрочем, проблема не только в "консерватизме" ученых. Темы евразийства, славяно-тюркского единства давно перестали быть предметом сугубо научных исследований. Напротив, научно-популярные материалы, откровения политологов, публицистов, никогда не занимавшихся углубленным изучением данного вопроса, доминируют в информационном пространстве, превращая сложный и до конца не осмысленный с научных позиций сюжет в набор агитационных материалов. Иногда возникает впечатление, что, используя термин "единство" или "единение", ученые подразумевают прямо противоположные стороны во взаимодействии славянских и тюркских народов. Нет согласия в отношении терминологии, описания ключевых компонентов этого процесса. К примеру, как соотносится славяно-тюркское единство и евразийство?

Геополитика

Для политологов на первом месте стоит геополитическая составляющая, что прямо просматривается через оптику названий публикуемых материалов. Например, "Славяно-тюркское единство: союз Москва - Стамбул - Нур-Султан – Ташкент", т.е. речь очевидно идет о новом глобальном геополитическом проекте, имеющем особое экономическое и политическое измерение. Правда, авторы такого рода публикаций зачастую преувеличивают перспективность подобного виртуального единения, не берут в расчет текущую ситуацию в глобальной политике, где интересы Турции далеко не всегда и не во всем совпадают с интересами России и государств Центральной Азии.

Политическая конъюнктура

Многое зависит и от политической конъюнктуры. В Казахстане, например, тема славяно-тюркского или тюркско-славянского единства довольно активно разрабатывалась в конце 1990-2000-х как составная часть научного обоснования концепции евразийства. Этот факт был напрямую связан с запросом на приоритетное изучение евразийской тематики со стороны прежнего руководства страны. История должна была выступить в качестве фундаментального дополнения концепции "практического евразийства". Соответственно, смена элит привела и к снижению интереса к данному вопросу. Теперь евразийская проблематика не столь популярна в научных кругах этой страны.

Отечественные историки-евразийцы любят постоянно цитировать Николая Трубецкого, его работу "Взгляд на русскую историю не с Запада, а с Востока", где автор писал: "Государственное объединение Евразии было впервые осуществлено туранцами, и носители общеевразийской государственности сначала были тюркские кочевники. Затем, в связи с государственного пафоса этих тюрков и с ростом национально-религиозного подъема русского племени, общеевразийская государственность из рук тюрков перешла к русским, которые сделались ее преемниками и носителями".

Но в национальных исторических школах, если брать во внимание тюркские государства Центральной Азии, уже 32 года формируется научная традиция, иначе оценивающая корни и преемственность евразийского элемента. Получается, что мы говорим о преемственности, но подразумеваем совершенно разные вектора движения – из средневековья к независимым государствам в XXI веке. Иначе говоря, соглашаемся друг с другом, но только в самых общих моментах. Стоит углубиться в анализ исторических событий, то с учетом расхождения национальных историографий, единые подходы сразу теряются.

Неоевразийцы

Попытку найти "особый" подход предпринимали неоевразийцы, которые, как справедливо отмечает Камилла Шерьязданова, указывали на "альянс славян с тюркско-угорским этносом (!), который сформировал своеобразие великорусского этноса и заложил основу уникальной евразийской цивилизации и евразийской культуры". Но и в этом случае им не удалось добиться консолидации научных школ, изучающих данную проблематику, вокруг собственных подходов. Опять-таки препятствие стала определенная "политизация" неоевразийских идей.

Разноголосица мнений, меняющаяся политическая конъюнктура, расходящиеся национально-идеологические установки неизбежно затрагивают гуманитарные науки в странах СНГ. Все эти факторы препятствуют выработке общего подхода к изучению роли и значения славяно-тюркских контактов в исторической ретроспективе и преломлению их в межгосударственное сотрудничество на современном этапе.

Целостная концепция

Между тем необходимость такого рода целостной концепции очевидна. Но это потребует консолидации научных школ не только внутри самой России, но и активного вовлечения в этот процесс ведущих ученых, представляющих тюркские государства ближнего зарубежья. Хочется верить, что создание нескольких профильных институтов, работающих на данном направлении в Барнауле, Горно-Алтайске и Москве, позволит совершить качественный скачок в изучении истории и современного состояния славяно-тюркского взаимодействия.

11755 просмотров

ТАКЖЕ ПО ТЕМЕ