Великая шахматная доска: от Ялты-1945 к Ялте-2020

Великая шахматная доска: от Ялты-1945 к Ялте-2020

В 1947 году на обложке американского журнала "Бюллетень ученых-ядерщиков", основанного участниками американского Манхэттенского проекта, первыми создавшими атомную бомбу, впервые появились Часы Судного дня. Испытание нового оружия и тем более его применение американцами в Хиросиме и Нагасаки привело к осознанию учеными того факта, что новое смертоносное оружие грозит уничтожением всего человечества. Движение стрелок Часов Судного дня с момента их появления неоднократно передвигались в зависимости от усиления или ослабления угрозы вероятной, по мнению ученых и экспертов, глобальной катастрофы. Но никогда ранее они не приближались к полуночи так близко.

К опасностям возникновения глобальных конфликтов в военно-политической сфере добавились проблемы катастрофического изменения климата и другие угрозы, носящие по своим последствиям планетарный характер.

Мир вступил в год 2020. Человечество с надежной устремляет свои взоры на страны, от которых в огромной степени зависит то, каким станет надвигающееся будущее. Поэтому обращение президента России к лидерам стран-постоянных членов Совета Безопасности ООН, поддержанная Китаем и Францией, собраться в любом месте для основательного и ответственного разговора по всему спектру актуальных для мира проблем весьма своевременна. В информационном пространстве инициатива Владимира Путина получила название Ялта-2.

А что же Ялта-1, точнее Ялта-45?

В феврале 1945 года в Крыму встретились лидеры союзных держав: США, Великобритании и СССР В исторической науке состоявшаяся встреча Ф. Рузвельта, У. Черчилля и И. Сталина. получила название Крымской или Ялтинской конференции. Она стала своеобразным подведением важнейших итогов не только завершавшейся войны в Европе, но и в целом мирового развития первой половины ХХ века, задавая при этом вполне определенный контур процессов, свидетелями которых мир стал во второй половине прошедшего столетия.

Сама повестка Ялтинской конференции и выбор места ее проведения в огромной степени стали возможны, в первую очередь, благодаря многомиллионным жертвам советского народа, вынесшего основную тяжесть борьбы с гитлеровской Германией, что безоговорочно признавалось в то время лидерами союзных держав: и Рузвельтом, и Черчиллем.

Победа над общим врагом была близка. Поэтому вопросы послевоенного устройства освобожденного от фашизма европейского континента, завершения войны в тихоокеанском регионе, создания Организации Объединенных Наций и послевоенного мироустройства оказались главными в развернувшихся 75 лет назад в Ливадийском дворце непростых дискуссиях. И следует особо подчеркнуть, что, несмотря на различие интересов сторон, которые представляли три лидера, интересов, порой находящихся в противофазе друг другу, они обнаружили в себе политическую волю и мужество, чтобы принять решения, обеспечившей формирование Ялтинской системы, не позволившей, при всей сложности выдвигавшихся временем новых вызовов и угроз, сорваться в бездну нового глобального конфликта, который мог привести к гибели человеческой цивилизации.

А интересы сторон действительно во многом противоречили друг другу.

Соединенные Штаты Америки в ходе Второй мировой войны окончательно превратились в супердержаву, политические и экономические интересы которой выходили далеко за пределы Американского континента.

Великобритания все больше ощущала, что ее позиции как сверхдержавы серьезно пошатнулись, и поэтому пыталась всеми силами противодействовать набиравшей силу тенденции.

Советский Союз, понесший в ходе войны колоссальные потери, как демографические, так и материальные, стремился, добив врага в его логове, обеспечить вокруг своих границ зону безопасности, помня о последствиях двух мировых войн, пришедших на его территорию, помня о том, откуда они пришли на территорию исторической России, тем самым закрепить свой статус державы-победительницы, с мнением которой в мировых делах следует считаться.

Состоявшиеся в преддверии Ялты и во время самой встречи двусторонние контакты: советско-американские, советско-британские, американо-британские; выявили как сильные, так и уязвимые позиции сторон, также как и то, насколько далеко они готовы идти по пути компромиссов.

Одновременно с этим уже здесь в Ялте стали вырисовываться проблемы, которые в не очень отдаленном будущем приведут к серьезной эрозии союзнических отношений, а затем и к угрожающему противостоянию вчерашних союзников.

По всей вероятности, именно понимание возможных подобных перспектив подвигло советского лидера И. Сталина в ходе конференции 6 февраля 1945 года обратиться к Ф. Рузвельту и У. Черчиллю: "Да, конечно, пока все мы живы, бояться нечего. Мы не допустим опасных расхождений между нами. … Но пройдет десять или, может быть, меньше лет, и мы исчезнем. Придет новое поколение, которое не прошло через все то, что мы пережили, которое на многие вопросы, вероятно, будет смотреть иначе, чем мы. Что будет тогда? Мы как будто бы задаемся целью обеспечить мир по крайней мере на 50 лет вперед".

Сталин оказался прав. К сожалению, вскоре не стало Ф. Рузвельта, по общему признанию одного из наиболее выдающихся лидеров Америки, у которого, судя по имеющимся документам, сложились достаточно уважительные, и даже можно сказать, доверительные (настолько, насколько они возможны в политике) отношения с И. Сталиным, позволявшие находить взаимоприемлемые решения по самым сложным вопросам. Но Ф. Рузвельта не стало. И стало возможным появление такого британского плана, как "Операция "Немыслимое", в соответствии с которым 1 июля 1945 года обозначалось как дата вероятного начала боевых действий западных союзников против СССР, причем с использованием нерасформированных, сдавшихся в плен немецких дивизий (а их насчитывалось более десятка). Попытка реализовать подобный план привела бы к третьей мировой войне.

А на подходе было уже атомное оружие, которое американцы и применили в Японии, хотя, по мнению многих даже самих американских экспертов, военной необходимости в этом не было, а было лишь стремление продемонстрировать своему союзнику - СССР, выполняющему, вступая в войну с Японией, свои союзнические обязательства, согласованные по американской просьбе в Ялте, что баланс сил изменился, и в соответствии с этим СССР следует себя вести.

Дал бы согласие на использование ядерного оружия Ф. Рузвельт, учитывая, что выдающиеся ученые, такие как Нильс Бор и другие, призывали поделиться атомными секретами с СССР, чтобы не множить угрозы миру? Большой вопрос.

Подобные шаги вчерашних союзников фактически взрывали дух Ялты. И это еще раз подчеркивает роль личностного фактора в исторических событиях.

Начались "игры" вокруг будущей судьбы Германии, которые в итоге привели к разделу страны на Западную (ФРГ) и Восточную (ГДР) Германии.

В 1946 году прозвучала Фултонская речь У. Черчилля, с которой ведет свою хронологию Холодная война. В США разрабатываются планы ведения войны с СССР: Totality, Dropshot и другие, допускающие применение ядерного оружия. В 1949 году был создан военно-политический блок НАТО направленный против Советского Союза и его союзников, к которому присоединили и ФРГ. А в ответ на эти действия западных стран через шесть (только через шесть) лет в 1955 году была создана Организация Варшавского Договора (а не наоборот, как пытаются навязать общественному мнению на Западе сегодня, заявляя, что НАТО создавалось в противовес Варшавскому Договору).

Тем не менее дух Ялты, который, на мой взгляд, прежде всего, заключался в том, что в минуту наивысшей опасности, страны-лидеры должны соответствовать уровню ответственности, накладываемой на них самим ходом истории (что, собственно говоря, и доминировало на конференции в Ялте 75 лет назад), помогал в эпоху биполярного мира сверхдержавам – СССР и США, в эпоху ядерную, принимать решения, которые уберегли мир от скатывания в бездну ядерной катастрофы. И политика разрядки, наивысшим достижением которой, наряду с договорами по ПРО и ОСВ, является Заключительный Акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1 августа 1975 года в Хельсинки, включавший в себя, наряду с другими договоренностями, закрепление политических и территориальных итогов Второй мировой войны, следует воспринимать именно в этом русле.

Ялтинская система, хотя, правильнее называть ее Ялтинско-Потсдамской, поскольку на конференции в Потсдаме договоренности Ялты уточнялись, была во многих отношениях противоречива и уязвима, учитывая разновекторные интересы государств, ее создававших. Но, тем не менее, она обеспечила почти на полвека мир на европейском континенте, ставшем родиной двух самых разрушительных войн в истории человечества, обозначила красные линии, переходить которые союзные державы не позволили себе в самые критические моменты, осознавая в полной мере всю ответственность за судьбы мира, которую они взяли на себя.

Но настали другие времена. К руководству в сверхдержавах пришли другие люди, по-своему воспринимавшие интересы своих государств и народов, интересы мира, и соответственно посчитали, что пришло время, когда вся система международных отношений должна быть переформатирована.

3 декабря 1989 года на Мальте советский лидер М.С. Горбачев заявил: "Мир покидает одну эпоху и вступает в новую. Мы стоим в начале длинного пути. Это путь в эпоху прочного мира. Угрозы насильственных действий, недоверие, психологическая и идеологическая борьба — все это теперь должно кануть в вечность. Я заверил президента Соединенных Штатов, что никогда не начну войну против США". Некоторые исследователи предлагают считать именно эту дату точкой отсчета начала демонтажа Ялтинской системы.

Говорил эти слова бывший секретарь ЦК КПСС, еще недавно курировавший аграрные вопросы, которого судьба вынесла в кресло генерального секретаря ЦК КПСС. Говорил их бывшему директору ЦРУ США, бывшему вице-президенту США, ставшему на рубеже 80-90-х годов ХХ столетия президентом США. Говорил в ситуации, когда в результате инициированных М.С. Горбачевым реформ, не только не удалось решить проблем, с которыми столкнулся СССР, а еще более усугубилось положение страны, оказавшейся в тяжелейшем экономическом и политическом кризисе.

Хотелось бы верить, что, провозглашая в СССР политику гласности и перестройки, свободы и демократии, отказываясь от ответственности за процессы, происходящие в странах социалистического лагеря, и в то же время рассуждая об ответственности за судьбы всего человечества, он исходил из самых искренних, романтических устремлений и убеждений. Но поводов для того, чтобы усомниться в этом слишком много.

И в результате новая эпоха наступила. СССР исчез с политической карты мира. На смену биполярному пришел однополярный мир с практически тотальным американским доминированием.

Ялтинская система ушла в историю. Организация Варшавского договора распалась. Но НАТО осталось. И практически сразу же в центре Европы вновь разразилась война, грозившая новым глобальным столкновением. И стало возможным игнорировать ООН и в обход решений Совета Безопасности ООН силами НАТО наносить удары самыми современными системами вооружений (с участием, кстати, самолетов Люфтваффе) по Югославии (по стране, которая действительно внесла весомый вклад в борьбу с фашизмов в годы Второй мировой войны, в отличие от многих из тех, кто после 1945 года так любит поговорить о сопротивлении гитлеровской Германии и своем вкладе в общую победу над фашизмом). Госсекретарь США Колин Пауэлл на заседании Совбеза ООН откровенно лжет, сотрясая воздух пробиркой с белым порошком, который якобы доказывает наличие у Ирака оружия массового уничтожения, и вслед за этим суверенное государство-член ООН Ирак ввергается в хаос, из которого не может выбраться уже без малого два десятка лет. США в одностороннем порядке выходят из базисного Договора о ПРО; страны Восточной Европы и Балтии входят в НАТО, и инфраструктура Североатлантического блока максимально приблизилась к границам современной России.

Если Горбачев был действительно искренен в своих устремлениях, то было бы логично, если бы Михаил Сергеевич, хотя бы в 2008 году во время вручения ему экс-президентом Джорджем Бушем–старшим на торжественной церемонии в Национальном конституционном центре США, приуроченной к 20-летию падения Берлинской стены, американской Медали Свободы (кстати, уже после того, как ее вручили даже таким персонажам, как украинский президент Ющенко), поблагодарив организаторов, тем не менее, отказался бы ее принимать, сказал бы о том, что не о таком развитии событий он мечтал и не о том договаривались на Мальте, и до и после нее, напомнил бы о цене данных (все же данных, как сегодня подтверждается рассекреченными в самих США документами) обещаний Горбачеву, что НАТО ни на шаг не двинется на Восток. И можно ли вообще доверять словам современных джентльменов, которые как показала жизнь, не моргнув, способны отказаться от данных обещаний, без каких-либо угрызений совести попирающих самими же провозглашенные нормы и правила поведения, возвращая в международные отношения в качестве главного аргумент силы, действуя в соответствии с принципами, ничего общего с подлинной демократией не имеющими. И тогда М.С. Горбачев мог сохранить хотя бы отчасти облик политика-романтика, искренне мечтавшего переустроить мир, сделать его более демократичным, безопасным и стабильным, но к великому сожалению непонятого. На такой поступок он оказался не способен.

Одно из определений политики, ставшее каноническим, приписываемое Бисмарку, звучит: политика есть искусство возможного. Хотя Вацлав Гавел, последний президент Чехословакии, пытался с ним полемизировать, говоря, что политика – искусство невозможного. Но что совершенно очевидно, это то, что политика - вещь суровая и жестокая, не терпящая инфантильности и непрофессионализма. 90-ые годы это наглядно продемонстрировали.

Збигнев Бжезинский, один из влиятельнейших американских интеллектуалов, на протяжении нескольких десятилетий оказывавший серьезное влияние на политику Вашингтона, в особенности по отношению к СССР, а затем и России, автор ставшей широко известной книги "Великая шахматная доска: главенство Америки и ее геостратегические императивы", в которой он размышлял о геополитическом могуществе США и стратегиях ее реализации, был предельно откровенен в своей оценке нового мирового порядка и предложил правила, по которым будет вестись "новая шахматная партия" на евразийских просторах: "Новый Мировой Порядок будет строиться против России, на руинах России и за счет России".

Или появление доктрины Вулфовица, суть которой сводилась к тому, что Вашингтон должен действовать таким образом, чтобы не допустить как на постсоветском пространстве, так и в любом другом месте земного шара появления другой супердержавы, способной угрожать интересам США

И это были не просто слова. Произошедшее, к примеру, с Украиной тому особенно яркое свидетельство. Не случайно Бжезинский выпадение Украины из сферы российского влияния охарактеризовал как "одно из трех наиболее важных событий в Европе после итогов Первой мировой войны и раздела континента вследствие Второй мировой войны", и подчеркивал, что без Украины восстановление исторической России невозможно.

Но жизнь в очередной раз подтвердила, что она много богаче наших представлений о ней. Россия, как оказалось, неожиданно для своих недоброжелателей не захотела "играть партию" по предложенным ей правилам, обнаружила в себе потенцию изменить вектор своего развития и начала преодолевать инерцию распада 1990-х. После Мюнхенской речи Владимира Путина, после защиты своих сограждан на южных рубежах, после твердых последовательных действий на Ближнем Востоке, отстаивания своих интересы в Крыму и в целом в украинском кризисе, укрепляя свою обороноспособность и продвигая свои экономические интересы, Россия вновь обрела статус державы, голос которой не может игнорироваться в мировых делах. Россия, при всех трудностях, с которыми она в своем развитии сталкивается, возвращается на Великую шахматную доску, в качестве одной из ключевых фигур, и этот факт уже мало кем оспаривается.

Мир действительно меняется. Жизнь саркастически улыбнулась в адрес авторов концепций "конца истории". Мир становится многополярным. Наряду с действующими, оформляются новые центры силы и влияния. Россия и Китай, Европейский союз претерпевают в своем развитии и возможностях серьезные изменения. После выхода Великобритании из ЕС, начинают вырисовываться контуры нового англо-атлантического альянса, о чем говорит патриарх американской политики Генри Киссинджер, призывая "консолидировать англо-атлантическую сферу". Развиваются новые глобальные и региональные организации, такие как ШОС, БРИКС, ЕАЭС и другие. Все чаще говорят о необходимости реформирования ООН. Ни G7, ни G20 не справляются с грузом накопившихся проблем в международных делах: ни в политической, ни в экономической, ни в других сферах.

Отказ от ранее заключенных договоров (ДОВСЕ, СВПД по иранской ядерной программе, ДРСМД), использование военной силы в обход международных норм и правил, продолжающееся движение НАТО на Восток, в которое стремятся вовлечь Грузию и Украину, неприкрытое вмешательство во внутренние дела других государств; политика односторонних и многосторонних санкций, препятствование реализации экономических проектов, осуществляемых якобы в ущерб определенных стран, торговые и информационные войны, - все это делает ситуацию в мире все более непредсказуемой. Международное сообщество действительно нуждается в серьезном обсуждении сложившейся ситуации и накопившихся проблем, несущих реальную угрозу миру. Вот почему предложение Президента России чрезвычайно актуально.

И аналогия с Ялтой-45 вполне уместна. Потому что современный мир как бы взывает к духу Ялты, в том смысле, что в новое время, уже в XXI веке, мировые лидеры в условиях новых глобальных вызовов и угроз, несмотря на все разногласия и противоречия, должны проявить должную ответственность за будущее мира. Так же, как смогли это сделать в далеком 1945 году лидеры союзных держав.

11000 просмотров






Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!