Европа напугана сближением Италии с Китаем

Год назад Италия присоединилась к китайской инициативе "Один пояс – один путь". Премьер-министр Джузеппе Конте и председатель КНР Си Цзиньпин
Год назад Италия присоединилась к китайской инициативе "Один пояс – один путь". Премьер-министр Джузеппе Конте и председатель КНР Си Цзиньпин

Среди итальянских лидеров развилась "опасная" тенденция противодействия остальной Европе, особенно Германии, и появились "пугающие" идеи о будущих тесных отношениях с Китаем, пишет European Council of Foreign Relations в материале Italy's industrial geopolitics: Torn between Europe and China.  Благодаря относительному успеху Германии по сдерживанию пандемии, ее компаниям не пришлось полностью прекращать торговлю, и теперь они просят своих итальянских поставщиков возобновить работу.

В этой связи итальянские предприятия и правительство оказались перед непростым выбором: либо продолжать удовлетворять потребности здравоохранения, либо заняться перезагрузкой экономики. Однако сейчас Рим уделяет больше внимания сотрудничеству с Китаем, чем с остальной Европой. Федерация немецкой промышленности и три основные ассоциации немецкой механизированной индустрии призвали итальянские предприятия координированно возобновить деятельность, сняв производственные ограничения. Итальянские компании, особенно те, которые находятся на севере - в производственном центре страны, просят убедительной и немедленной поддержки, чтобы как можно скорее вернуться к работе. Карло Бономи, новый президент Конфиндустрии, самой мощной промышленной организации Италии, заговорил о необходимости возобновления деятельности, обвинив правительство в медлительности, плохой готовности, непонимании промышленной политики и важности международных цепочек создания стоимости.

У ЕС есть веские основания для беспокойства. В последние месяцы Китай в Италии изображается в качестве противовеса недоброжелательной Европе. Политики из ”Движения пяти звезд” и оппозиционной ”Лиги Севера” говорят о том, что КНР становится все более важным экономическим партнером Италии. Да и сам Пекин использует текущий кризис, чтобы спроектировать дружеский имидж за пределами своих границ и открыть новые возможности для собственной экономики. Согласно результатам недавних опросов, китайская кампания оказалась успешной, так как итальянцы считают страну своим главным другом в мире. Германия и Франция рассматриваются многими опрошенными в качестве враждебных государств. Итальянское правительство отказалось принять 39 млрд евро в качестве помощи ЕС в рамках Европейского механизма стабильности.

Луиджи Ди Майо из ”Движения пяти звезд”, занимающий пост министра иностранных дел и ранее выступавший за постепенное сближение с Китаем, недавно заявил: ”Мы укрепили отношения со стратегическим коммерческим партнером, Китаем, но это не изменит нашей приверженности геостратегическим альянсам”.

Однако огромный китайский рынок не сможет компенсировать ценный интегрированный рынок Европы. Крупные проекты, подобные тем, которые Китай развернул по всему миру в последнее десятилетие, - скупка инфраструктуры и привлечение прямых инвестиций в страны - вряд ли могут соответствовать значимости единого рынка. Если Китай не сможет заменить Германию и остальную Европу, экономические интересы Италии будут сосредоточены на континенте, особенно в краткосрочной перспективе, поскольку быстрого решения проблемы не существует. Из-за оппозиции итальянских лидеров остальной Европе, особенно Германии, и их идей о будущих тесных отношениях с Пекином, возобновление цепочек поставок между Италией и Германией не стало политическим приоритетом во время изоляции.

Для Италии наступил потенциально опасный период: разрывы в международной системе, вызванные разделением США и Китая, могут привести к тому, что экспортно-зависимая экономика страны будет разрушена. Экономическая взаимозависимость находилась под давлением в течение нескольких лет, и не в последнюю очередь с тех пор, как президент США Дональд Трамп начал торговую войну, заявив, что хочет, в частности, вернуть рабочие места на американские фабрики. Кроме того, растущая конкуренция за геоэкономическое и технологическое превосходство между Вашингтоном и Пекином заставила политических лидеров во всем мире рассматривать производственные мощности в качестве стратегического актива. Нынешний кризис расширил отраслевые категории, которые государства определяют как стратегические, а в список сырья и ключевых технологических ресурсов была включена такая продукция, как, например, полупроводники. В краткосрочной перспективе новая реальность может привести к тому, что Соединенные Штаты будут стремиться к усилению контроля над этими секторами, ограничивая влияние, и, возможно, даже доступ Китая к ним.

В мире, где торговля зависит от геополитических сдвигов, способность производить стратегические товары оказалась крайне важной. В последние недели стало очевидно, насколько необходимо иметь возможность производить медицинское оборудование, маски, аппараты ИВЛ и реагенты, необходимые для тестирования. В ближайшем будущем то же самое может произойти с цепочкой поставок сырья или заготовок высокой технологической ценности. Европейский союз заметил эти глобальные изменения еще до кризиса, сделав акцент на необходимости возвращения производства некоторых секторов в Европу. Неслучайно промышленная политика заняла центральное место в повестке новой Европейской комиссии, которая 10 марта опубликовала промышленную стратегию, сфокусированную на инновациях, конкуренции и необходимости восстановления производственных мощностей в Европе.

Изоляция приостановила промышленное производство в Италии, а открытие экономики происходит крайне осторожно. В момент, когда промышленные силы стран блока, по всей видимости, претерпят большие изменения, коронакризис угрожает отрезать Италию от европейских цепочек поставок, в которых ее промышленность играет жизненно важную роль. Это может спровоцировать риск безработицы, что итальянцы вряд ли оценят на следующих выборах. При этом настойчивые обвинения Европы и Германии во всех бедах, могут означать, что избиратели все еще считают ответственными за свои проблемы Брюссель. Когда глобализация становится все более уязвимой, становится очевидно, что европейские страны связаны не только общими политическими ценностями, но и уровнем промышленной взаимозависимости.

5470 просмотров



Вестник Кавказа

в Telegram

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!