Почему Южная Корея до сих пор не приступила к вакцинации

Почему Южная Корея до сих пор не приступила к вакцинации

Южная Корея заслужила международное одобрение за успех в борьбе с COVID-19. Используя систематические подходы к тестированию, отслеживанию контактов, сегрегации и карантину, страна смогла в период пандемии удавалось поддерживать очень низкий уровень инфицирования, пишет The Diplomat. Однако сегодня Сеул медлит с введением вакцин. Фактически ни один гражданин пока не был вакцинирован. Вакцинацию в Южной Корее планируется начать не раньше 26 февраля.

Усилившееся в последние недели общественное давление побудило правительство Южной Кореи пойти по стопам других стран и заключить соглашения об импорте вакцин. Соглашения были заключены в конце января с несколькими компаниями, включая Pfizer и Moderna. По всей видимости, переход к импорту сигнализировал о значительном изменении стратегии, и, возможно, о том, что правительство не хотело идти на это. До заключения этих соглашений предпочтительной была стратегия внутреннего производства.

В десятилетие, предшествующее пандемии, Южная Корея пережила бум производства лекарств и медицинских товаров. Особой популярностью пользовались дженерики, что привело к заключению крупных экспортных соглашений как с Европейским союзом, так и с США. С 2014 года стоимость южнокорейского экспорта лекарств и медицинских препаратов увеличилась примерно вдвое, с $2,4 млрд до $ 4,8 млрд к 2019 году. Кстати, именно это позволило Южной Корее быстро решить проблему нехватки масок весной 2020 года: правительство согласовало с отечественными производителями программу восполнения запасов по всей стране в течение нескольких недель.

Наряду с растущей уверенностью в своей способности сдерживать распространение вируса, правительство Южной Кореи с лета 2020 года приступило к реализации стратегии по установлению связей между отечественными фармацевтическими производителями и иностранными компаниями по производству вакцин, вступив в лицензионные соглашения для внутреннего производства. Например, в июле 2020 года SK-Biosciences заключила соглашение с AstraZeneca. В августе аналогичная сделка была заключена с Novavax. Помимо лицензирования иностранных вакцин, правительство Южной Кореи также поощряло отечественные изобретения. К сожалению, из-за отставания от зарубежных конкурентов появились сомнения в доступности корейских вакцин в 2021 году.

С использованием иностранных или местных патентов отечественное производство вакцин предоставляет ряд важных преимуществ. Во-первых, это контроль качества. Такие страны, как Великобритания, импортирующие вакцины из-за границы, практически не имеют полномочий для контроля над производственным процессом. По сути, такие государства вынуждены полагаться на стандарты безопасности, установленные и соблюдаемые в других странах. Хотя многие согласятся, что стандарты в Соединенных Штатах и Германии достаточно надежны, чего нельзя сказать обо всех государствах, которые в настоящее время экспортируют или планируют экспортировать вакцины против COVID-19. Отсутствие надзора по существу устраняет прямую защиту от бракованной продукции, чего правительство Южной Кореи, вероятно, решило избежать, если это возможно, путем распространения вакцин, произведенных под собственным контролем.

Юридическая ответственность тесно связана с качеством. Соединенное Королевство и здесь произвело настоящий фурор, став первой страной, предоставившей Pfizer правовую защиту от возмещения убытков, лишив пациентов из Великобритании возможности предъявить иск компании в случае непредвиденных медицинских осложнений. Хотя вакцина Pfizer пока кажется безопасной, всегда есть вероятность возникновения непредвиденных долгосрочных побочных эффектов. Это поднимает важный этический вопрос о том, следует ли разрешить компаниям запрашивать иммунитет в обмен на продажу вакцины. Такой иммунитет, по сути, оставляет граждан незащищенными в случае возникновения негативных последствий, вынуждая отдельных лиц или государство оплачивать любые последующие счета. Вероятно, таких последствий южнокорейское правительство тоже хотело по возможности избежать. 

Третье преимущество - доступность. Если страна сможет производить собственную вакцину по лицензии Pfizer или Moderna, она вакцинирует население намного быстрее, чем в случае конкуренции с другими странами за ограниченные международные поставки. Даже на раннем этапе глобального процесса вакцинации мы уже наблюдаем, как многие компании, производящие вакцины, не соблюдают графики поставок. Это позволяет предположить, что с помощью одного только импорта достигнуть объявленную властями Южной Кореи предварительную цель о получении коллективного иммунитета к ноябрю 2021 года может оказаться сложной задачей. 

Цены - еще одна область, в которой отечественное производство дает преимущества. Правительства всегда имеют больше рычагов воздействия для обсуждения выгодных условий при ведении переговоров с местными компаниями, а не с иностранными. Глобальная борьба за ограниченные поставки приводит к повышению цен, а внутреннее производство помогает обойти эту проблему. Наконец, внутреннее производство получает дополнительный бонус в виде разрешения компаниям экспортировать вакцины после удовлетворения внутренних потребностей. Учитывая эти многочисленные преимущества, летние действия Южной Кореи логически указывают на то, что первоначальная желаемая стратегия ориентировалась на внутренний рынок.

Почему тогда произошло внезапное изменение планов? В первую неделю ноября в Южной Корее регистрировалось в среднем только 120 новых случаев COVID-19 в день по всей стране. У многих наблюдателей сложилось впечатление, что агрессивные меры по борьбе с пандемией в стране оказались настолько успешными, что их будет вполне достаточно для сохранения стабильной ситуации в течение зимы. Если бы так было на самом деле, Южная Корея могла бы полностью отказаться от импорта вакцин.

К сожалению, в декабре и январе был отмечен значительный всплеск новых случаев заболевания, достигнув максимума в 1240 заболевших за сутки. Хотя этот показатель все еще был намного ниже, чем в других странах, новая волна заражений, тем не менее, встревожила общественность, вынудив правительство пересмотреть свою позицию. Критика в СМИ, вероятно, ускорила процесс, даже заставив премьер-министра принести официальные извинения.

В дальнейшем, по всей видимости, программа вакцинации Южной Кореи будет заключаться в сочетании импортных и отечественных продуктов, особенно если поставки первых по-прежнему будут задерживаться. Декабрьская и январская волны заражений стабилизировалась, количество новых случаев снова снизилось до 300. Лицензионные соглашения, заключенные в 2020 году, остаются в силе, и многие иностранные компании-производители вакцин уже рассчитывают, что южнокорейские фирмы помогут им выполнить договорные обязательства. Это означает, что южнокорейские компании готовы сыграть значительную роль в увеличении мирового объема вакцин. Расширение участия Южной Кореи постоянно обсуждается: Moderna, например, на прошлой неделе начала переговоры об инвестировании в завод по производству вакцин в Сеуле стоимостью $200 млн, что еще раз подчеркивает авторитет страны как хорошо известного производителя фармацевтических препаратов.

Многое по-прежнему неизвестно. Среди неопределенностей - сроки, в которые южнокорейские компании смогут произвести вакцину. Почти наверняка первые несколько партий вакцины, произведенной внутри страны, будут востребованы правительством Южной Кореи в качестве замены для иностранных заказов, которые еще не были доставлены. Однако правительство еще не полностью определило, какие вакцины будут подобраны для каждой демографической группы, оставляя открытой возможность для предпочтительного выбора на потом.

Еще одна ключевая неопределенность - эффективность вакцины в отношении различных вариантов COVID-19. Если для борьбы с разновидностями потребуются модифицированные вакцины, наличие налаженного внутреннего производственного процесса значительно повысит способность Южной Кореи быстро реагировать и распространять новые препараты. Отечественное производство, даже при ограниченных мощностях, вероятно, останется важным участником кампании Южной Кореи за создание коллективного иммунитета. Фактически, несмотря на медленное начало вакцинации в Южной Корее, страна все равно будет одной из первых, где все граждане будут вакцинированы. Скорость, с которой будет достигнут этот результат, скорее всего, будет зависеть от темпов деятельности внутренней инфраструктуры.

5720 просмотров




Вестник Кавказа

в Instagram

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!