Страна величественных башен: какие тайны хранит в себе архитектура Ингушетии

Страна величественных башен: какие тайны хранит в себе архитектура Ингушетии

Ингуши - один из древнейших народов Кавказа, их история насчитывает много веков. Самоназвание ингушей - «г1алг1ай» от слова «г1ал» «башня» - означает «жители башен». Поэтому считается, что этнокультурный след ингушей уходит в далекое прошлое, вплоть до эпохи новокаменного века.

Старинные башенные комплексы разбросаны по всей Ингушетии. Они включают в себя три типа башен: боевые, полубоевые, жилые. Но в периметре башенных комплексов также могут располагаться и другие объекты древнего ингушского зодчества – святилища и склепы.

Ингушские боевые башни «воув» являются в подлинном смысле слова вершиной архитектурного и строительного мастерства древнего населения края. Они поражают простотой формы, монументальностью и строгим изяществом. Так говорят исследователи в области культуры и искусствоведения.

"Скажи мне, какая у твоей семьи башня, и я скажу, достоин ли ты моей дочери!" - так в былые времена рассуждал глава любой ингушской семьи, решаясь на важный шаг - сватовство.

Прочность и архитектурное совершенство постройки говорили о сплочённости и мощи рода (тейпа), а значит - гарантировали молодым долгую и счастливую жизнь.

Строительство именно боевых башен пришлось на пик расцвета древнего ингушского зодчества. Всего построено 89 боевых башен двух видов - с пирамидальными крышами и с плоскими.

Главное отличие боевых башен от полубоевых и жилых - в их конструкции. Боевые строения гораздо уже и выше, а вход в башню располагался на втором этаже, что не позволяло врагам использовать таран.

 Мастерам-строителям разрешалось возводить башни вне Ингушетии, но только полубоевые и жилые. Запрет на строительство боевых башен был вполне оправдан: он не позволял утратить архитектурную «монополию» Ингушетии как единственной страны, в которой умели возводить классические боевые башни.

Боевые, полубоевые и жилые башни являются не только уникальными памятниками архитектуры, но и хранят память о происхождении ингушских тейпов (родов). Также вблизи башенных поселений находятся древние солнечные могильники (малх каш) - это подземные, полуподземные и наземные склепы, в которых находят оружие, украшения, предметы быта XII–XVIII веков. Один такой могильник мог вместить от 2 до 190 человек.

Родовые башни также являются материальным атрибутом ингушского рода.  У больших знатных тейпов было порой по нескольку башен. Так, в конце XIX века Эгиевы, Таргимхоевы и Хамхоевы в прошении наместнику Кавказа в качестве доказательства своей знатности и вытекающего из этого права обладания обширными землями предъявляли тот факт, что их предками были построены на этих участках 15 башен под названием Кхя-Кале, т.е. трехбашенные.

Старинная ингушская пословица гласит: «Холод тому, кто далеко от башни отходит, тепло тому, кто у башни сидит».

 По свидетельству исследователей, ингушские башни - самые высокие, они достигали в высоту 25–26 м (такими были пятиэтажные башни), а иногда и 30 м (шестиэтажные башни).

Историки приходят к мнению, что вероятно, в их строительстве отразилось стремление ингушей быть ближе к небу и вполне понятное желание защититься от посягательств завоевателей из других государств. Все эти башни ярко свидетельствуют о культе камня. Он был развит настолько, что даже гостю считалось обязательным принести в дар камень.

Возведение боевой или жилой постройки шло торжественно: перед началом строительства приносили в жертву животного, а затем кровью этого животного обагряли первые ряды камней. Завершить работы за год было делом чести - иначе род считали угасающим.

Самый известный из комплексов - позднесредневековый замковый комплекс «Вовнушки» - один из самых ярких и экзотических башенных комплексов древней Ингушетии. А само название «Вовнушки» (правильно произносится «Воувнушке» с ударением на первый слог) в переводе с ингушского языка означает «место боевых башен».

Несмотря на то, что прошло несколько сотен лет, ученых даже сегодня поражает техника строительства комплекса. Две массивные боевые башни были возведены безо всякого фундамента. Фактически они стоят на сланцевых скалах. При строительстве применена вполне распространенная технология того времени. На предполагаемое место строительства, прямо на землю лили молоко. Весь грунт, сквозь который оно просачивалось, убирали и лили дальше - до тех пор, пока молоко не переставало впитываться. После этого ставили первые камни огромных размеров, больше человеческого роста, которые обеспечивали устойчивость конструкции. Также перед началом строительства замка или башни обязательно приносилась жертва.

Историки не могут назвать точное время создания этого замка. Но в одном уверены все исследователи: когда строился замок, на территории Ингушетии жили христиане. Ислам стал распространяться среди местного населения только лишь в XVIII веке и еще не успел наложить отпечаток на внешний вид местных построек.

Столь же естественным для ингушей было создание фамильных склепов. "Человеку при жизни нужна башня, а после смерти склеп", - гласит ингушская пословица.

Расположенные рядом, строения наталкивали горцев на философский строй мыслей.

Горная Ингушетия бережно хранит память о культурном наследии язычества и христианства. 

Средневековые предки ингушей свято верили в то, что если при жизни человеку нужна была башня, то после его отхода в мир иной - склеп. Поэтому в любом ингушском поселении был «город мёртвых» с могильниками, расположенными невдалеке от жилых башен. Своей формой склепы напоминают небольшие дома с крышами пирамидальной формы. Склепы считались фамильными строениями, поэтому у любого местного рода есть собственные родовые башни и родовое кладбище.

Сегодня эти постройки, рассыпанные по всей республике, являются символом Ингушетии.

7775 просмотров




Вестник Кавказа

в Instagram

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!