Узбекистан намерен провести приватизацию

Узбекистан намерен провести приватизацию

Правительство Узбекистана удивило международных экономистов, объявив о готовности реализовать планы приватизации в 2021 году, несмотря на глобальную пандемию Covid-19, пишет Euronews в материале Despite the pandemic, Uzbekistan’s privatisation plans forge ahead. Коронавирус спровоцировал серьезный экономический стресс, поэтому Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) заявил, что замедление процесса приватизации может быть разумным шагом: ”Более ранние планы крупномасштабной приватизации государственных банков и предприятий, возможно, придется отложить в случае более медленного, чем ожидалось, восстановления экономики”.

Несмотря на разрушительное воздействие пандемии на основные рынки Узбекистана и отсутствие роста в первые шесть месяцев после распространения вируса, страна завершила год с удивительным ростом ВВП. Таким образом, крупномасштабная приватизация, похоже, пройдет по графику. В обращении к парламенту Узбекистана в конце года президент Шавкат Мирзиеев объявил о подготовке к приватизации Sanoat Qurilisbank, Asaka Bank, Mortgage Bank, Aloqa Bank, Turon Bank и Qishloq Kurilish Bank. Ведутся переговоры о приобретении государственной доли хотя бы в одном из ведущих банков стратегическими инвесторами. Государственные пакеты акций ряда других крупных предприятий, в том числе 83 нефтегазовых компаний, будут выставлены на аукцион.

Президент подчеркнул, что главная цель его администрации - сделать двигателем экономики частный сектор, а не государство. Планируется, что в ближайшие два года число предприятий Узбекистана, находящихся в государственной собственности, сократится на две трети.

Как отмечалось в рабочем документе Азиатского банка развития (АБР) за январь 2020 года, ”государственные предприятия в Узбекистане доминируют и оказывают значительное влияние на производительность многих секторов экономики, включая природные ресурсы, энергетику, производство, телекоммуникации, транспорт и сельское хозяйство”.

Узбекистан не впервые объявляет о планах приватизации, но предыдущие попытки не увенчались успехом. Крупные предприятия оказались непригодными для продажи, и иностранные инвесторы предпочли избежать рисков, связанных с постсоветской экономикой.

При Мирзиееве многое изменилось. Оценив инвестиционный климат в Узбекистане в 2020 году, государственный департамент США сделал вывод о том, что были реализованы меры, ”направленные на повышение инвестиционной привлекательности Узбекистана, в том числе путем принятия нового закона о валютном регулировании, гарантирующего свободу текущих трансграничных операций и операций с движением капитала; нового закона об инвестиционной деятельности, гарантирующего права иностранных инвесторов; и нового налогового кодекса с более низкими и более справедливыми налоговыми ставками, а также упрощенными требованиями к отчетности”. 

Одним из наиболее серьезных изменений стал подход к самой приватизации. Теперь целью становится не столько выручка от продаж, сколько повышение конкуренции и эффективности. Сейчас есть надежда, что даже там, где приватизация не предусмотрена (среди естественных монополий и стратегических секторов), международные корпоративные стандарты будут преобладать.

Сэр Сума Чакрабарти, бывший президент ЕБРР, а ныне советник Мирзиеева по вопросам экономического развития и управления, говорит, что президент четко обозначил связь между реформами и общественными ценностями, такими как рабочие места, качественное образование и здравоохранение.

Более масштабный план заключается в модернизации экономики, чтобы сделать ее менее зависимой от экспорта необработанных ресурсов и увеличить производство с добавленной стоимостью. Правительство согласилось с тем, что для этого потребуется значительно больше компетентных управленцев, прямые иностранные инвестиции и улучшение качества образования.

Как заявляет госдепартамент США, "политика реформ либерализации, инициированная правительством в 2016 году, приносит свои плоды: общий объем прямых иностранных инвестиций, привлеченных в Узбекистан, вырос с примерно $1,6 млрд в 2018 году до $4,2 млрд в 2019 году. Узбекистан вошел в двадцатку наиболее успешных стран в рейтинге Всемирного банка ”Ведение бизнеса за 2020 год” и был назван ”Страной 2019 года” по версии журнала The Economist". Минфин Узбекистана прогнозирует $7,81 млрд прямых иностранных инвестиций в 2021 году.

Независимо от того, запланирована ли их приватизация или нет, ведущие государственные компании Узбекистана могут выйти на международные финансовые рынки. Навоийский горно-металлургический комбинат, газовая монополия ”Узбекнефтегаз”, производитель гидроэлектроэнергии ”Узбекгидроэнерго” и производитель автомобилей ”Узавтосаноат” планируют привлечь международные фонды без государственных гарантий. Некоторые из них уже получили или находятся в процессе получения международных кредитных рейтингов. Одни только требования к проспекту эмиссии молниеносно вызывают изменения в корпоративной культуре.

В корпоративной среде страны проводятся веб-семинары по различным темам: от обучения и повышения квалификации персонала до удовлетворения ожиданий международных инвесторов в области ESG (экологическое, социальное и корпоративное управление). Если раньше к руководителям государственных предприятий относились как к высокопоставленным бюрократам на уровне министров или заместителей министров, то теперь ожидается, что они будут действовать как настоящие управленцы.

20915 просмотров







Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!