Вестник Кавказа

Турция ограничивает долларизацию и поддерживает лиру

Al-Monitor
Турция ограничивает долларизацию и поддерживает лиру

В Турции не все довольны стоимостью государственной программы по ограничению долларизации и поддержке турецкой лиры, начатой в декабре с целью остановить серьезное падение валюты. В данный момент начались выплаты вкладчикам, присоединившимся к программе три месяца назад.

Al-Monitor пишет, что схема возложила дополнительное бремя на Казначейство и лишь незначительно повлияло на дедолларизацию: более 60% счетов частных лиц по-прежнему открыты в твердой валюте. Некоторые критики даже ставят под сомнение законность выплат Казначейства в рамках схемы, поскольку большая их часть будет покрываться за счет денег налогоплательщиков.

В рамках программы правительство гарантировало компенсацию всех потерь вкладчиков в лирах в случае, если национальная валюта подешевеет по отношению к иностранной. Депозиты с валютной защитой были представлены 24 декабря в рамках экстренных мер, которые президент Реджеп Тайип Эрдоган объявил 20 декабря, через несколько часов после того, как лира опустилась до исторического минимума. 

Падение валюты началось в сентябре, когда Центральный банк начал снижать ключевую ставку, несмотря на растущую инфляцию. По мнению Эрдогана высокая ключевая ставка провоцирует рост инфляции. Четыре снижения ключевой ставки Центральным банком на протяжении нескольких месяцев в целом составили 500 базисных пунктов, ключевая ставка была снижена до 14%, а реальная доходность оказалось в отрицательной зоне. Такая политика привела к повышенному спросу на твердую валюту: граждане страны поспешили защитить свои деньги от растущей инфляции и падения лиры. 20 декабря местная валюта упала ниже 18 за доллар, потеряв более 50% своей стоимости с сентябре. Тем временем депозиты в иностранной валюте составили 71% от общего количества вкладов в стране.

После объявления о новой схеме лира подорожала, поддержанная также валютной распродажей банками страны. 24 декабря, когда схема начала действовать, лира торговалась на уровне 11,4 к доллару.

Схема предназначалась для частных вкладчиков, ее целью было убедить тех, у кого вклады в твердой валюте, вернуться к лире, и не дать тем, у кого депозиты в турецкой лире, перейти на другие валюты. Но интерес к схеме оказался недолговечным и правительству пришлось увеличить охват за счет компаний с дополнительными налоговыми льготами, затем турецких граждан, проживающих за рубежом и в итоге иностранных граждан и компаний. 

10 января в первом официальном заявлении по поводу эффективности схемы, заместитель министра казначейства и финансов Турции Махмут Гурджан заявил, что более 107,6 млрд лир было положено на депозиты с валютной защитой. Согласно банковским данным, 18 февраля сумма выросла до 469 млрд лир и 11 марта - до 561 млрд лир. 23 марта министр казачества и финансов Турции Нуреддин Небати сообщил, что депозиты с финансовой защитой составляют 591 млрд лир, что соответствует $40 млрд.

Официальных данных об эффективности схемы немного, но согласно имеющимся сведениям, 54% депозитов с валютной защитой были открыты компаниями. 

Что касается частных вкладчиков, схема выгодна наиболее состоятельным из них. Большая часть частных депозитов в Турции принадлежит именно им. 64% банковских счетов на сумму более 1 млн лир принадлежит вкладчикам, представляющим всего 0,37% от общего числа депозиторов.

В настоящее время депозиты с валютной защитой составляют всего 9,5% от всех вкладов в стране. Несмотря на защиту, которую правительство предложила для лиры, вклады в твердой валюте на сумму $157 млрд по-прежнему составляют 64,6% от всех частных депозитов по состоянию на 21 марта. Таким образом, схема оказалась малоэффективной с точки зрения дедолларизации. 

Какова стоимость схемы, учитывая, что трехмесячный депозитный срок закончился 24 марта?  Курс покупки доллара ЦБ составлял 11,4 лир на момент запуска схемы. В настоящее время он держится на уровне 14,85 лир. Другими словами, доллар принес 30% прибыли тем, кто держал деньги в твердой валюте. Для тех, кто решился на депозиты с валютной защитой, дела обстоят следующим образом: банк ответственен за выплату по 17-процентной годовой ставке, что составляет 4,5% за три месяца, оставшиеся 25,75% будет выплачивать Казначейство. Это серьезное бремя для государства, а значит, и для налогоплательщиков, хотя изначально чиновники уверяли об обратном. 

В декабре Небати утверждал, что Казначейству ничего не угрожает: ”В результате, у нас будет профицит счета текущих операций. Инвесторам был гарантирован трехмесячный период стабильности, уверенности и отсутствия ограничений. Казначейство не будет нести дополнительное финансовое бремя даже при наихудшем раскладе”.

Спустя три месяца оказалось, что схема не смогла обеспечить желаемого перехода на лиру. Текущий дефицит страны увеличился до $20,2 млрд в ежегодном исчислении в конце января. В феврале годовая инфляция составила 54,4%, а лира вновь потеряла устойчивость на фоне мировых экономических проблем, спровоцированных российской операцией на Украине. 

Окончательная стоимость схемы для Казначейства будет зависеть от курса лиры, однако считается что к концу года счет составит от 70 до 100 млрд лир. Турецким налогоплательщикам придется покрывать процентную ставку для выплат относительно небольшому числу состоятельных вкладчиков, тогда как общество пытается справиться со стремительным ростом цен и безработицы. 

По прогнозам экономиста-эксперта Фатиха Озатая, ставка, которую придется выплатить Казначейству в рамках схемы может достичь 48% годовых. ”Если бы Центральный банк реализовал политику процентных ставок с учетом инфляции, которая в то время была чуть ниже 20%, вместо того, чтобы понижать ключевую ставку на 5%, Казначейство не столкнулось бы сегодня с такими высокими процентными ставками. Более того, обменный курс тоже бы не вырос до сегодняшних значений”, - уверен экономист.

По словам академика Мурата Бати, специалиста в области налогового права, законный статус выплат Казначейства в рамках схемы вызывает сомнения. Он обращает внимание на Статью 73 турецкой конституции, в которой говорится, что ”каждый обязан платить налоги в соответствии с собственными финансовыми возможностями для покрытия государственных расходов”. По словам академика, выплаты по процентным ставкам не могут считаться государственными расходами, поэтому Казначейство не вправе использовать налоговые поступления для обеспечения платежей.

43265 просмотров

ТАКЖЕ ПО ТЕМЕ