Лейлекский конфликт: почему страны ОДКБ напали друг на друга?

Лейлекский конфликт: почему страны ОДКБ напали друг на друга?

На границе Киргизии и Таджикистана 28 апреля случился конфликт между местными жителями, в результате он перерос в военное столкновение. Вооруженный конфликт происходит в одном приграничном районе Киргизии - Лейлекском.

Известно, 24 апреля без вести пропали два жителя Лейлекского района Баткенской области Киргизии, они занимались строительством в приграничной зоне. Было установлено, что их задержали правоохранители Таджикистана. Задержанных передали Киргизии 25 апреля, а 26 апреля послу Таджикистана в Киргизии вручили ноту. МИД Таджикистана 28 апреля вручило ноту послу Киргизии в Таджикистане, "в которой выражена глубокая озабоченность таджикской стороны противозаконными действиями представителей Государственной пограничной службы Киргизии в отношении двух несовершеннолетних граждан Таджикистана в местности Кулик джамоата (сельская община) Ворух города Исфары".

Конфликт жителей, переросший в военное столкновение, начался в районе водораспределительного пункта "Головной" в верховьях реки Исфара, 28 апреля граждане каждой из стран заблокировали дорогу к пункту соседям.

Перестрелка военных началась 29 апреля, она привела к эвакуации местных жителей - Киргизия эвакуировала 13,5 тыс человек.

Таджикская сторона вела открыла огонь по нескольким заставам и постам, из-за чего на заставе "Достук" начался пожар, сообщили киргизские пограничники. Сгорели несколько домов и школа. Спецназ Киргизии захватил заставу на территории Таджикистана. Стороны обвиняют друг друга в провокации.

Вечером 29 апреля (17:00 мск) главы МИД двух стран договорились о прекращении огня, однако, по сообщениям Киргизии, обстрелы продолжались еще некоторое время. Ночью ситуация была стабильной и тихой.

На утро 30 апреля известно о 134 пострадавших, 13 погибших со стороны Киргизии, о 110 пострадавших и 8 погибших со стороны Таджикистана.

В четверг президент Киргизии Садыр Жапаров поручил Совету Безопасности урегулировать ситуацию на границе с Таджикистаном мирным путем.

Также в четверг Киргизия и Таджикистан договорились о совместном патрулировании и мониторинге обстановки в приграничной зоне и отметили необходимость урегулирования конфликта "посредством политико-дипломатических переговоров".

При этом глава МИД Таджикистана заявил, что страна "никогда не поступится землями, исконно и по праву принадлежащими ему".

В пятницу утром Жапаров сообщил, что "в ходе переговоров <...> ситуация разрешилась». Рабочая группа правительства продолжает свою работу. Созданные по инициативе правительств Киргизии и Таджикистана комиссии по урегулированию конфликта обсудили причины и последствия инцидента. Стороны подписали заявление о прекращении боевых действий, эвакуации населения и отводе от границ войск и военной техники.

Несмотря на достигнутые сторонами договоренности, военная техника Таджикистана продолжает оставаться на территории одного из сел Лейлекского района 30 апреля.

В ООН приветствовали договоренность Бишкека и Душанбе о прекращении огня и призвали стороны "продолжить прямые переговоры, чтобы разрешить все стоящие перед ними вопросы мирно".

Генсекретарь Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) Станислав Зась заявил, что конфликт между Киргизией и Таджикистаном необходимо решить мирным путем, и сообщил, что для этого "предпринимаются все необходимые меры".

Протяженность границы Таджикистана и Киргизии составляет около 980 км, после распада СССР на ней остались десятки спорных участков. В настоящее время делимитацию и демаркацию прошли около 580 км границы.

Как отметил в беседе с корреспондентом «Вестника Кавказа» заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андрей Грозин, водные ресурсы, вокруг которых разгорелся конфликт и на этой неделе, являются одним из болезненных вопросов киргизско-таджикских отношений. «Заметьте, вопрос настолько острый, что страны готовы забыть про священный месяц Рамазан и прямо посреди него расстреливать друг друга из минометов – а все потому, что ситуация крайне запущена обеими сторонами и находится в тупике, выходов из которого пока не видно. В условиях, когда граница не делимитирована, не демаркирована и непонятно как проходит, проблема водных ресурсов дополняется проблемой растущего населения. Людей становится все больше, а воды, пастбищ и сельскохозяйственных земель – все меньше», - обратил внимание он.

«В Центральной Азии происходит весьма и весьма заметное изменение климата, и даже в государствах, располагающих серьезными водными ресурсами, как Таджикистан и Киргизия, это приводит к нехватке воды. Как выйти из этой ситуации? Нужен компромисс, но его невозможно достигнуть за счет ущемления интересов населения какой-то одной страны, за счет сокращения его ресурсной базы. Ни там, ни там население на это конечно же не согласно. Даже из-за более простого вопроса делимитации и демаркации границы между Киргизией и Узбекистаном люди выходят на митинги и протестуют против попыток властей пойти на взаимные уступки земель. Местные общины эти компромиссы попросту не устраивают. Не решены вопросы делимитации и демаркации и на таджикско-узбекской границе», - сообщил Андрей Грозин.

«В киргизо-таджикских отношениях все еще хуже, чем в киргизско-узбекских и таджикско-узбекских, поскольку споры происходят по большей части вокруг ресурснодефицитной области, нуждающейся и в воде, и в плодородной земле. Как стороны будут выходить из этой ситуации, пока непонятно. Текущий конфликт, скорее всего, купируют, как и предыдущие, создадут согласительную комиссию, отведут подразделения, договорятся о совместном патрулировании, а спустя некоторое время случится еще одна перестрелка между таджикскими и киргизскими пограничниками. Острая фаза конфликта закончится очень быстро, но это не будет означать, что он урегулирован. Люди продолжат бороться за воду, дороги и пастбища», - предупредил востоковед.

«Сохранение конфликта выгодно местным формальным и неформальным системам – как организованным преступным группам, так и вполне легальным объединениям общин, привыкшим жить вне контроля со стороны центра. Особенно это характерно для Киргизии, где из-за частой смены власти административная система находится в не самом лучшем состоянии. На то, что решают в Бишкеке, в Баткене, в Джалал-Абаде или в Оше очень часто смотрят без уважения и интереса. Налицо и элементы саботажа, и предпочтения региональных интересов в ущерб интересам общегосударственным. В Таджикистане как в стране с более жесткой властью и более контролируемой административной системой все не так проблемно, но он все еще переживает последствия многолетней гражданской войны. Оба государства обделены ресурсами, причем не только водными, но и земельными, финансовыми, силовыми и административными», - поведал Андрей Грозин.

«И там, и там центральные власти совершенно не заинтересованы в конфликте, ведь война – это очень дорого, тем более затяжной военный конфликт, а у правительств Киргизии и Таджикистана на это попросту нет денег. Война похоронит и экономики этих республик, и политические системы. Все это прекрасно понимают и в Бишкеке, и в Душанбе. Но они оказались в заложниках националистического дискурса, лежащего в основе обоих политических режимов, и не могут позволить себе уступать – население их не поймет. Поэтому уже и Жапарову приходится демонстрировать жесткость, и таджикские чиновники говорят «не отдадим ни пяди родной земли». Уступка в пользу оппонентов, к сожалению, все еще воспринимается как проявление слабости», - заключил заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ.

12100 просмотров








Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!