Александр Скаков: "Люди должны спокойно перемещаться из Грузии в Россию "

Александр Скаков: "Люди должны спокойно перемещаться из Грузии в Россию "

Вчера действующий президент Грузии Михаил Саакашвили улетел Брюссель. "Я считаю символичным свой визит в Евросоюз. Я хочу прояснить свою позицию по поводу прошедших в стране выборов. Будет печально, если Грузия двинется в неправильном направлении, но меня греет мысль, что мы проиграли выборы, сделав много правильных вещей", - заявил Саакашвили перед вылетом и обещал вернуться, несмотря на предположения оппонентов, что он бежит из страны. Еще до воскресных выборов, на которых победу одержал политический оппонент Георгий Маргвелашвили, в Грузии заговорили, что в отношении президента могут быть заведены уголовные дела.
Итоги выборов и перспективы российско-грузинского взаимодействия в интервью "Вестнику Кавказа" прокомментировал координатор рабочей группы Центра изучения Центральной Азии и Кавказа Института востоковедения РАН Александр Скаков.

- Как вы оцениваете результаты прошедших в Грузии президентских выборов?

- Итоги выборов были ожидаемы. Все ожидали, что претендент от «Грузинской мечты» победит. Был вопрос в том, будет ли один или два тура. Скорее всего, должен был быть один тур, как и получилось в итоге. Неожиданность в том, что претендент от бывшей правящей партии ЕНД набрал голосов больше, чем ожидалось, а третий претендент, Нино Бурджанадзе, хорошо всем известная, набрала голосов меньше, чем ожидали.

- Как это можно объяснить?

- Наверное, у Бурджанадзе все-таки есть некий шлейф того, что она была во власти, и была во власти вместе с Саакашвили. Наверное, это мешает ей как-то найти свою нишу. Хотя, в принципе, своя ниша у нее есть.
А что касается кандидата от ЕНД, это подтверждает, что ЕНД остается в политике Грузии и будет влиять на нее, как главная оппозиционная сила Грузии.
Вопрос упирается в то, что будет с самой «Грузинской мечтой», сможет ли она сохранить свою целостность, эта коалиция довольно разношерстных сил, или же ее ожидает тоже распад. Здесь опять же больше вопросов, чем ответов, тем более, что мы не знаем, кто будет премьер-министром Грузии, а по измененной конституции Грузии гораздо больше полномочий у премьер-министра, чем у президента. Президент – это больше «декоративная» фигура, чем премьер-министр. Так как Иванишвили явно уходит, вопрос, кого он предложит вместо себя, кто будет утвержден парламентом, - это тоже вопрос очень серьезный и важный, и именно от этого во многом зависит то, как будет идти диалог между Россией и Грузией.

- Этот диалог будет?

- То, что он будет идти, это сомнений не вызывает. Думаю, что Россия и Грузия, мягко говоря, обречены на диалог. Мы страны-соседи, и нам надо пытаться хотя бы о чем-то в рамках возможного и реального договориться. Но есть более удобные для диалога партнеры, есть менее удобные - от персоналий очень многое зависит. Диалог же будет вестись на разные темы. Я уверен, что он не будет вестись на тему признания или непризнания Абхазии и Южной Осетии. Об этом Москва должна говорить не с Тбилиси, а с Брюсселем и Вашингтоном. Именно там решается вопрос о признании этих новых стран. Диалог будет идти о более приземленных, более реальных вопросах. Это не только поставки товаров из Грузии на рынок России. Это вопросы коммуникации между странами. То, что сейчас Россию и Грузию связывает только одна шоссейная дорога – это ненормально. Если будут развиваться взаимные торговые связи, тем более учитывая то, что Грузия для нас – это окно в Армению, эта дорога будет перегружена, и просто она не выдержит этого потока грузов. Так что разговор может вестись о создании новых коммуникаций между Россией и Грузией. Такие проекты были, есть, и к ним можно вернуться.

- Может ли быть решен вопрос визового режима?

- Визовый режим может оставаться и со стороны Грузии для России, и со стороны России для Грузии. Вопрос не в этом. Вопрос в том, чтобы люди могли спокойно перемещаться из Грузии в Россию. Сейчас гражданину Грузии приехать в Россию гораздо сложнее, чем приехать, например, в Австралию, в Японию и так далее. Это ненормальная ситуация. Я думаю, что об этом можно будет и нужно будет говорить. И также, наверное, надо развивать какие-то культурные, общественные, научные связи, связи в сфере образования между Россией и Грузией, об этом тоже можно вести разговор. И постепенно можно от таких "мелочей", выйти на более серьезные вещи, в частности, на вопросы безопасности во всем регионе, безопасности границ между Россией и Грузией, безопасности на Северном Кавказе, вопросы безопасности проведения Олимпиады в Сочи. Это тоже очень важно и для России, и для Грузии, потому что для Грузии взрыв на Северном Кавказе – это огромная угроза будущему этой страны, гораздо большая, чем для России, и я думаю, что сейчас руководство Грузии, в отличие от Саакашвили, это понимает.

13080 просмотров






Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!