В КБР надеются на Кокова

Юрий Коков
Юрий Коков

Избрание парламентом КБР Юрия Кокова главой республики стало завершающим этапом политического электорально-избирательного цикла, который включал единый день голосования 14 сентября, а также выборы в октябре. Этот цикл проходил в новой ситуации при снижении электоральной активности населения, а также при существенном снижении конкурентных ресурсов партий, которые могли быть соперниками "Единой России", хотя они имели право регистрировать списки и кандидатов без сбора подписей избирателей – КПРФ, ЛДПР, "Справедливая Россия" и "Яблоко". Другие партии вообще потеряли электоральные ресурсы в связи с отсутствием льгот при регистрации, и выдвижение от них является затруднительным.

На содержание процесса выборов глав субъектов повлиял рост авторитета и общественного признания Владимира Путина, который соотносится с "Единой Россией". Рейтинг Путина поднялся до 86% в связи с известными событиями внешнеполитической и внтуриполитической детерминации (Ливия, Украина, Крым). Досрочные выборы в 30 субъектах РФ организованы для того, чтобы они не совпали с парламентскими (2016 г.) и президентскими (2018 г.) и чтобы критическое мнение избирателей о региональных руководителях не распространилось на кандидатов федерального уровня. Также и для того, чтобы избранные главы как ставленники "Единой России" и президента РФ к 2016 году и 2018 году упрочили свои позиции и обеспечили желаемый для федерального центра результат выборов.

Подавляющее большинство кандидатов на пост глав субъектов РФ выдвинуты от "Единой России" и воспринимаются как кандидаты от президента РФ. Поэтому в регионах, в том числе, и в КБР эффективным предвыборным девизом стал девиз "Доверяем Путину – поддерживаем соответствующего кандидата".

Выборы 14 сентября 2014 года стали масштабным пулом очередного электорально-избирательного процесса. В этом пуле выделяются выборы глав субъектов РФ. При этом в 30 субъектах РФ состоялись прямые выборы глав, в том числе, в СКФО – в Ставропольском крае.
Такие же прямые выборы должны были состояться в Кабардино-Балкарии, однако 25 декабря 2013 года парламент республики принял законопроект об отмене прямых выборов в первом чтении. 3 апреля парламент КБР принял в окончательной редакции поправки в Конституцию КБР и закон "О порядке избрания главы КБР", отметив прямые выборы.

Далее - нарушив свой собственный закон от 3 апреля 2014 года, парламент КБР 26 июня назначил день выборов главы республики на 9 октября, последовав за аналогичными инициативами Народного собрания Дагестана и нарушив прецедент "единого дня голосования".

Это является отражением тех политических заинтересованностей и воплощением тех политических технологий, которые продуцируются федеральным центром для проведения собственных кандидатов. Федеральный центр стремится усилить вертикаль власти в КБР, присутствие федерального центра через "ручное, дирижистское" управление в ущерб демократическим принципам организации власти и управления, а также политического процесса в целом.

Это, как и в других республиках СКФО, связано с рядом обстоятельств. Прежде всего, "партия власти" не была уверена, что прямые выборы дадут желаемый результат на фоне громких коррупционно-олигархических скандалов и падения доверия населения власти.
Также федеральный центр опасался этнического позиционирования населения на выборах в КБР и разделения его на два враждующих лагеря – кабардинский и балкарский, и, соответственно, ротации новой, современной, подготовленной националистической элиты обоих этнических сообществ.
Также федеральный центр опасался борьбы между внутриреспубликанскими олигархическими элитами, сформированными на основе фамильных, родовых, ущельских принадлежностей, нарушения "княжеских договоренностей" и установления новых "прайс-листов" с новыми расценками за распределение объектов собственности и производства, мест, должностей.
Также федеральный центр опасался активизации террористического бандитского подполья в период выборов, и усиления воздействия радикальных элементов на население. С 2005 года террористические организации акцентируют в субъектах СКФО идеи чистого ислама, справедливого и некоррумпированного исламского государства и исламского протеста против коррупции, криминогенности властных структур. Они, как правило, оживляются, в период смены политических элит.

Вместе с тем в КБР есть общественные силы, которые крайне озабочены сужением демократического поля и действиями "ручного парламента", который не имеет общественного авторитета и негативно относятся к примитивному политическому маневрированию депутатов. В этом смысле решение парламента, который не пользуется доверием населения, дезавуирует легитимность избранного таким парламентом главы, наносит ущерб его политическому будущему.

Так, правозащитник Валерий Хатажуков подчеркивает, что утвержденный формат выборов главы КБР сужает демократическое поле и отстраняет население от контроля за властью. По мнению правозащитников и общественных активистов, только прямые выборы обеспечили бы главе КБР необходимый ресурс доверия и влияния.

В общественном мнении СКФО Юрия Кокова связывают с первым президентом КБР Валерием Коковым, считая, что он назначен благодаря прежним связям и влиянию первого президента КБР.
В КБР назначение и последующие выборы Юрия Кокова отражает курс федеральной власти на смену категории высшей республиканской элиты – бизнесменов на военных. Это во многом связано с общей тенденцией в СКФО, где полпреда-бизнесмена и менеджера Александра Хлопонина сменил полпред-генерал Сергей Меликов. Такая смена вызвана, прежде всего, необходимостью обеспечения безопасности, ликвидации НВФ и леворадикальных национально-религиозных экстремистских группировок, которые действуют активно в СКФО.

Население республики надеется, что Юрий Коков как силовик сможет организовать на новом уровне дезавуацию террористического подполья, которое сохраняет свою активность в КБР, а также борьбу с коррупцией, клановостью, криминальными системами и структурами, клановостью и нарушениями прав человека на Северном Кавказе.

Юрий Коков является профессионалом в сфере обеспечения правопорядка и безопасности, имеет большой опыт работы в силовых структурах РФ. Новый глава КБР в ходе исполнения обязанностей главы КБР начал борьбу с массовыми нарушениями в финансовой, инвестиционной сфере, в сфере расходования бюджетных средств, в сфере реализации региональных целевых программ, организации ЕГЭ, а также в сфере прав человека и др.

Перед Юрием Коковым стоят также такие масштабные задачи, как оптимизация межэтнических отношений и нейтрализация противоречий и конфликтов в сфере земельных отношений, которые напрямую проецируются в межэтнические и этнополитические отношения.
В ходе своего нахождения на посту врио главы КБР Коков сразу же предпринял управленческие усилия по изучению и прояснению ситуации с собственностью на землю и с ареной на нее. При этом декларировались принципы справедливости, акцентировались проблемы фермеров, мелких хозяев, а также предлагались инициативы по предоставлению грантов и субсидий.

Также в период своего нахождения в качестве врио главы КБР Коков неоднократно подчеркивал равноправие и равнозначимость всех народов КБР. Это отличает его от Арсена Канокова, который частью населения республики (русскими, балкарцами) воспринимался как "кабардинский националист". Балкарские национально-культурные и общественно-политические организации проявили некоторую лояльность к новому врио главы, напоминая при этом о проблемах балкарского населения. Юрий Коков принял участие в митинге, посвященном 70-й годовщине депортации балкарцев, и конструктивно общался с Советом старейшин балкарского народа. В КБР отмечают, что новый глава "повернулся лицом к балкарской части населения".

С начала 2014 года Юрий Коков подчеркивал необходимость повышения качества управления в целях достижения интересов населения. Свой управленческий курс он декларировал как курс социальной справедливости ("главное – интересы людей"), объективности, патриотизма, а также как курс, направленный на искоренение нарушений, клановости, непрофессионализма, кумовства, взяточничества в среде чиновников.

Юрий Коков произвел "тихую кадровую революцию" - сменил руководителей многих профильных республиканских министерств, комитетов, ведомств при их реорганизации. Также была произведена существенная ротация глав муниципальных образований, прежде всего, Нальчика, что считается популярным политико-управленческим маневром вновь назначаемых или избираемых глав субъектов РФ.

Коков постоянно подчеркивает роль гражданского общества и важность открытости власти для граждан и гражданского общества. Он неоднократно встречался с руководителями и активистами отделений политических партий, общественных организаций, СМИ. В этом плане он следует политико-управленческому алгоритму современного руководителя, который активизирует диалог власти и граждан. Это находит одобрение и поддержку у политических активистов не только "Единой России", но и других партий. Юрий Коков декларирует принципы сообщественной демократии, публичной политики, субсидиарности и общественного компромисса.

 

14895 просмотров




Вестник Кавказа

во Вконтакте

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!