Вестник Кавказа

Мог ли ГКЧП сохранить Советский союз?

30 лет назад высшее руководство СССР, отстранив от власти его президента, предприняло отчаянную попытку сохранить разваливавшуюся империю. Почему план не сработал, и можно ли было спасти Советский Союз?

ГКЧП появился как реакция на начавшийся процесс распада самого большого в мире государства – Советского Союза. Руководители государственного комитета по чрезвычайному положению так и определяли мотивы его создания. Хотя гкчписты направляли свой переворот против Михаила Горбачева, но правовую основу для этого, как ни странно, создал сам президент СССР. В мае 1991 года Горбачев издал указ о порядке введения ЧП в отдельных районах и отраслях. Это было реакцией на ухудшение экономической ситуации. Страна уже перешла к системе талонов на товары первой необходимости: колбасу, сахар, мыло, чай и масло. Указ сторонники либерализации восприняли как попытку закрутить гайки и ввести военную диктатуру. Именно так объяснял свою отставку глава МИД СССР Эдуард Шеварднадзе. Однако проводимых Горбачевым мер было недостаточно, по мнению "ястребов" в советском руководстве.

Наравне с экономической разрухой шли дезинтеграционные процессы. Советская армия хоть и пыталась подавить протесты в Вильнюсе и Риге, но страны Прибалтики уже успели выйти из состава единого государства. Такое же решение приняли Грузия и Армения. К августу 1991 года уже три года шли межэтнические стычки в Нагорном Карабахе, который "уходившая" Армения пыталась присоединить к себе. Парад суверенитетов разворачивался на полную катушку. Следующий шаг, к которому готовились лидеры всех 15 республик, включая президента РСФСР Бориса Ельцина – подписание договора о создании нового союзного государства. Вместо СССР должна была образоваться конфедерация при фактически полном суверенитете республик. Что-то вроде британского Commonwealth. Переговоры лидеров республик шли в Ново-Огарево, поэтому процесс получил название новоогаревский.

Руководители СССР, в первую очередь силовых ведомств, понимали, к чему приведет новоогаревский процесс – развалу страны, и решили отстранить Горбачева от власти, разогнать правительство РСФСР, продвигавшее этот распад, и установить жесткий режим. Инициаторами ГКЧП стали глава КГБ СССР Владимир Крючков и первый зампред Совета обороны СССР Олег Бакланов. 17 августа 1991 года в доме приемов Комитета госбезопасности в Ясенево состоялось первое собрание ГКЧП. Главные действующие лица – вице-президент СССР Геннадий Янаев, премьер-министр СССР Валентин Павлов, министр обороны Дмитрий Язов, министр внутренних дел Борис Пуго, председатель КГБ Владимир Крючков, первый зампред Совета обороны СССР Олег Бакланов, председатель Крестьянского союза Василий Стародубцев и президент Ассоциации государственных предприятий и объектов промышленности, строительства, транспорта и связи Александр Тизяков.

На этом закрытом заседании в Ясенево Крючков заявил, что США и страны НАТО готовят СССР к развалу, намерены после распада страны оккупировать его части и взять под свое управление советский ядерный арсенал. Руководитель КГБ убеждал, что без объявления чрезвычайных мер страну не спасти. Вторым мотивом спешить для гкчпистов стало то, что в Ново-Огарево союзный договор готовились подписать уже 20 августа. Оставалось два дня, чтобы предотвратить официальный самороспуск СССР. Установление ЧП запланировали на 19 августа. Накануне заговорщики во главе с руководителем ГКЧП Геннадием Янаевым прибыли в Крым, на Форос, где отдыхал Горбачев. Они потребовали от президента не подписывать новый союзный договор. Горбачев отказался. Тогда его изолировали от внешнего мира, отключили ему телефонную линию.

Второй целью заговорщиков после "продающего" страну Горбачева был Ельцин, добивавшийся отделения РСФСР от СССР и ломавший ядро всей советской конструкции. В ночь на 19 августа спецназ КГБ "Альфа" выдвинулся к даче Ельцина, однако при отсутствии четких инструкций не стали его арестовывать, а просто установил за ним наблюдение. Некоторые из членов ГКЧП хотели убить Ельцина, но министр обороны Язов был против. Не решились на это и члены КГБ, ибо опасались, что их может сдать руководство страны, доверие к которому уже было подорвано после провала штурма Вильнюса и Риги.

Костяк переворота составили члены силовых структур СССР. Прежде всего, министерство обороны, МВД и Комитет госбезопасности. Несмотря на столь внушительную опору ГКЧП, события развивались крайне стремительно, и уже в первый день стало понятно, что план провалится. В СМИ попытались создать информационную тишину. Путчисты приказали Гостелерадио СССР потребовать от всех телеканалов крутить запись балета "Лебединое озеро". В 7 утра 19 августа по приказу министра Язова в Москву вошли армейские части. Основная цель – дом правительства РСФСР. На пути у колонны начали словно грибы образовываться толпы людей, создававших подобие баррикад из всего, что попадалось под руку.

Решающую роль в поражении ГКЧП сыграло отсутствие поддержки от армии и народа. Ельцин смог вывести на улицу толпы людей, а военные отказывались по ним стрелять. За все время попытки переворота погибли всего три гражданских лица. Не все силовики поддержали ГКЧП. Например, военнослужащие Таманской дивизии перешли на сторону защитников Белого дома и Ельцина. Как раз-таки с танка этого подразделения Ельцин и провозглашал речи перед критиками попытки госпереворота. Решающим моментом стала ночь 21 августа. В это время заговорщики должны были приступить к штурму Белого дома. Однако военные, опасаясь больших человеческих жертв, решили не идти на крайние меры. Это был конец путча.

Стоявшие без дела силовики начали уходить из Москвы. Преимущество перешло к Ельцину. Уже днем 21 августа прокуратура РСФСР возбудила уголовные дела против гкчпистов. КГБ и МВД по Москве перешло под власть РСФСР. Верховный совет осудил путчистов. Ельцину удалось провести телефонные переговоры с Горбачевым, в которых первый выразил поддержку второму. А дальше последовали допросы, аресты и тюремные сроки. Всех заговорщиков посадили по статье об "измене родине", кроме совершившего у себя дома самоубийство главы МВД Бориса Пуго. Ночью 22 августа арестовали Крючкова, Тизякова и Язова, а в 6 утра их предводителя Янаева. На Лубянке начали сносить памятник Феликсу Дзержинскому, а власти РСФСР принялись ликвидировать все общесоюзные государственные и партийные органы или переводить их под свое управление.

ГКЧП положило начало выходу оставшихся республик из состава единого государства. Первой после путча о независимости объявила Украина. Власти на местах начали прибирать к своим рукам как можно большей власти, оправдывая уничтожение всесоюзных госорганов желанием не допустить повторный путч. Над путчистами в апреле 1993 года начался суд, однако всех, кроме погибшего Пуго, спустя год Госдума амнистировала. От амнистии отказался только главнокомандующий сухопутными силами ССР Валентин Варенников, но и его выпустили на свободу.

По мнению политического обозревателя радиостанции "Говорит Москва" Александра Асафова, дать объективную оценку ГКЧП спустя 30 лет еще рано.

"Оценивать ГКЧП, точно померить его на весах исторической правды и справедливости, с учетом всех нюансов и со всей ответственностью за последствия пока сложно. Прошло мало времени. Несмотря на увеличивающуюся динамику даже по сравнению с ХХ веком, мы пока не можем сделать математически точные выводы, поскольку мы - так или иначе участники тех процессов, и у нас есть личное, субъективное отношение. Я считаю, что при учете всех обстоятельств и личностей участников этого процесса сейчас можно говорить о том, что это, безусловно, катастрофа", - сказал он в беседе с "Вестником Кавказа".

При этом эксперт отмечает, что путч нарушил эволюционный порядок вещей, приведя в очередной раз к революционному процессу, закончившемуся кровавым расстрелом Белого дома в 1993 году.

"Многие обыватели путают, между прочим, эти два события, они уже соединились в одно в сознании людей. Тем не менее, политическое значение переоценить сложно. Это первый опыт протестов, причем протестов в прямом смысле, не только когда толпа пробовала переворачивать троллейбусы, когда впервые появилась в таком количестве вооруженная техника, но и когда впервые погибли люди, три человека. И, конечно, это триумф для ельцинской группы, для ельцинской политической элиты и поражение для элиты советской, для той ее части, которая хотела сдержать грядущее беловежское поражение советской цивилизации", - заметил Асафов.

Политический обозреватель расценивает события августа 1991 года как катастрофу, несмотря на отсутствие большой симпатии к коммунистам, социалистам и КПСС. Асафов считает, что ГКЧП не смогло бы спасти единство страны.

"Это лишь отсрочило бы его кончину. Безусловно, сохранение постбрежневской, горбачевской модели было губительно для государства, но вполне возможно было пройти эволюционный путь. На эту тему много спорят, что был путь конструктивных реформ, который привел бы Советский Союз к тому состоянию, в котором сейчас находится, например, коммунистический Китай. Было бы хорошо это или плохо, я не знаю. Но я не верю в успешность социалистических идеологий на длинных дистанциях", - подчеркнул Асафов.

"Точное осмысление событий августа 1991 года лежит еще далеко впереди. Возможно, только наши внуки смогут дать справедливую оценку этому событию", - заключил он.

10495 просмотров

ТАКЖЕ ПО ТЕМЕ