Вестник Кавказа

Станет ли 2019 год решающим в нагорно-карабахском урегулировании?

Михаил Беляев
Станет ли 2019 год решающим в нагорно-карабахском урегулировании?
© Фото: Мария Новоселова/ “Вестник Кавказа“

Под конец года глава МИД Азербайджана Эльмар Мамедъяров сделал примечательное заявление о том, что на последней встрече в Милане с его армянским коллегой впервые за долгое время было достигнуто взаимопонимание. Ранее и президент Азербайджана Ильхам Алиев заявил о том, что сегодня для решения нагорно-карабахского конфликта сложилась более благоприятная ситуация.

Ни президент Алиев, ни Мамедъяров не стали вдаваться в подробности. Известно, что переговоры азербайджанского министра с Зограбом Мнацаканяном в общей сложности продлились 10 часов. За это время они обсудили не только тему оперативной связи на уровне военных ведомств двух стран (для согласования этого вопроса этого хватило нескольких минут общения в Душанбе между Ильхамом Алиевым или Николом Пашиняном) или согласовывали итогового заявления после миланской встречи, куда большее внимание на себя обращает тот факт, что в последние недели Баку прекратил постоянно напоминать о необходимости ведения "субстантивных переговоров", и это наводит на мысль о том, что они уже начались.

Совместное заявление сопредседателей МГ ОБСЕ, а также глав МИД Азербайджана и Армении в Милане содержит две ключевые формулировки, на которых следует остановиться более подробно.

1. "Страны-сопредседатели приветствовали значительное сокращение случаев нарушения режима и сообщений о потерях после переговоров лидеров Армении и Азербайджана на полях саммита СНГ в Душанбе в сентябре. Они призвали стороны продолжать реализовывать договоренности, достигнутые там, и предпринять конкретные меры для подготовки своих народов к миру"

2.  "Страны-сопредседатели выразили надежду, что интенсивный и ориентированный на результат диалог на высшем уровне между лидерами Азербайджана и Армении, нацеленный на долгосрочное урегулирование конфликта, будет возобновлен в ближайшем будущем".

Фактически, первый пункт предполагает продолжение реализации мер по укреплению доверия между сторонами, однако в сбалансированной, ограниченной лишь договоренностями в Душанбе и полностью приемлемой для Баку вариации. Никакие шаги, которые теоретически поспособствовали бы цементированию нынешней линии соприкосновения войск, против чего выступала азербайджанская сторона, в Миланском заявлении не указаны. Зато вполне укладывается в логику этой формулировки инициатива Ильхама Алиева об обмене заключенными по принципу "всех на всех".

Никол Пашинян пока еще противится такой идее, поскольку в этом случае армянской стороне придется вернуть осужденных сепаратистским судом в Нагорном Карабахе двух азербайджанских граждан, что станет ударом по усилиям армянской дипломатии представить "НКР" в качестве самостоятельного игрока.

Однако блокирование азербайджанского предложения об обмене заключенными выставляет именно Армению несговорчивой стороной в вопросе укрепления доверия между конфликтующими странами.

На этом фоне Азербайджан совершает еще один дипломатический ход, приняв решение о передаче охраны боевых опорных пунктов на участке Газах-Акстафа армяно-азербайджанской границы от армейских частей Государственной пограничной службе. Это решение может значительно снизить число боевых инцидентов в приграничной Тавушской области Армении, одновременно сведя на нет спекуляции армянской стороны о возможном привлечении сил ОДКБ из-за "обстрелов границы Армении". Фактически сейчас именно Баку "бомбардирует" Ереван инициативами по укреплению доверия, и несколько обескураженное столь бесцеремонным перехватом Азербайджаном инициативы в вопросе "мер доверия" армянское правительство сегодня пребывает в цугцванге.

Второй пункт заявления в Милане является очевидным призывом стран-сопредседателей к армянскому премьер-министру начать вести "субстантивные переговоры" (ориентированные на результат) с президентом Азербайджана. То есть, в отличие от "обезвреженного" Баку первого пункта заявления, во втором пункте смысл важной для Азербайджана формулировки не изменился. Интенсивная подготовительная работа к встрече на высшем уровне уже ведется на уровне министров иностранных дел, которые предположительно встретятся в январе.

Складывается ситуация, при которой Армения буквально на глазах теряет ресурсы и рычаги для дальнейшего затягивания переговоров. Выборы завершены, действующая власть получила на них 70% голосов и абсолютное большинство в парламенте. С такой парламентской поддержкой Пашинян, к слову, существенно сузил свои возможности для маневра на внешнеполитическом поле. Одновременно продолжается период беспрецедентного спокойствия вдоль всей линии соприкосновения армянских и азербайджанских войск, и этот факт признают в Баку и Ереване.

Симптоматично, что, несмотря на официально подтвержденные минобороны Армении тяжелые ранения семерых армянских военнослужащих с начала декабря, ни по одному из инцидентов ответственность не была возложена на азербайджанскую сторону.  Говорить о "дестабилизации на фронте" более не приходится, и обвинять Азербайджан в милитаризме в контексте предпринимаемых им шагов по разрядке ситуации также стало проблематичным.  

В сложившихся условиях последняя карта, которую может попытаться разыграть правительство Пашиняна – игра в "независимое мнение НКР". Однако сам Пашинян, изначально требовавший изменения переговорного формата и прямого участия непризнанной "НКР" в процессе урегулирования, не смог продавить это условие в повестке урегулирования. Впрочем, рассуждать о якобы независимой позиции Нагорного Карабаха и при этом отправлять служить на эти территории родного сына – также не самый удачный способ Пашиняна подчеркнуть "самостоятельность" сепаратистских властей. Сейчас стало окончательно ясно, что, как и раньше, переговоры ведутся и будут вестись исключительно между Баку и Ереваном, и о каком-либо участии "НКР" в процессе говорить не приходится. На переговоры со Степанакертом не согласился не только Азербайджан – эта инициатива также не была поддержана сопредседателями Минской группы ОБСЕ. Подписавшись на де-факто продолжение переговоров в двустороннем формате, Армения лишилась шанса перестроить под "шумок революции" свою истощившуюся стратегию в урегулировании конфликта и адаптировать ее к новым реалиям за переговорным столом.

Наконец, само правительство Никола Пашиняна по внутриполитическим причинам не может позволить себе вечно "паразитировать" на теме Нагорного Карабаха, затягивая переговоры, как это делали представители карабахского клана во главе с пришедшими во власть в Армении на волне карабахской войны Робертом Кочаряном и Сержем Саргсяном. Для реализации громких предвыборных обещаний новому правительству Армении нужны зарубежные инвестиции и снятие блокады со стороны Азербайджана и Турции. Стратегия "потрясти олигархов" себя явно не оправдала, тем более Пашинян уже официально заявил, что больше в стране олигархов нет.

Таким образом, осторожный оптимизм азербайджанского МИД представляется оправданным. В случае сохранения внутриполитической стабильности в Армении в наступающем году, у Баку и Еревана появляется уникальный шанс продвинуться на пути урегулирования конфликта. Готовы ли стороны использовать его, станет ясно после первой полноценной встречи на высшем уровне. 

20145 просмотров