Симон Мацкеплишвили: "В Москве сейчас несколько десятков тысяч инфицированных коронавирусом"

Симон Мацкеплишвили: "В Москве сейчас несколько десятков тысяч инфицированных коронавирусом"

Пандемия коронавируса накануне преодолела психологический порог в 1,5 млн выявленных случаев заражения. На данный момент известно об 1619495 заболевших, из которых 97039, или 6%, погибли, а 365142, или 22,5% – выздоровели. В России на данный момент выявлены 11917 случаев заражения Covid-19, из которых 94 завершились летальным исходом, а 795 - победой над болезнью. О том, как протекает пандемия в России и какое значение в ее сдерживании имеет режим самоизоляции граждан, "Вестник Кавказа" побеседовал с заместителем директора по научной работе Университетской клиники МГУ имени М. В. Ломоносова, профессором, членом-корреспондентом РАН Симоном Мацкеплишвили.

- Симон Теймуразович, вторую неделю Москва соблюдает режим всеобщей самоизоляции граждан, довольно быстро к ней присоединились и другие регионы. По вашей оценке, какую место в борьбе против пандемии занимает этот режим и, как следствие, ответственное отношение граждан к ограничению контактов с другими людьми?

- На сегодняшний день самоизоляция и карантин –единственный наиболее эффективный доказанный способ значительно ограничить распространение инфекции. Все остальные меры, которые мы используем – вакцинация, специфическая иммунотерапия или терапия осложнений, – не всегда являются радикальными. Ситуация отличается еще и тем, что вакциной против коронавируса мы еще не располагаем. Ограничительные мероприятия соблюдать сложно, именно они являются наиболее правильным способом борьбы с пандемией. Давным-давно установлено, что чем строже карантинные правила, тем быстрее заканчивается распространение инфекционного заболевания, тем короче необходимый период, на который они должны вводиться.

Увы, люди, и не только в нашей стране, но вообще в мире, не всегда правильно реагируют на рекомендации о добровольной самоизоляции, считают, если это не прямой приказ, то можно ее не соблюдать. Мне понятны все психологические, финансовые и другие жизненные неудобства вынужденных самограничений, из-за которых люди рискуют потерять работу, потерять деньги, а главное, потерять покой – но они не идут ни в какое сравнение с той пользой, которую это приносит. Да, сейчас не война, не природный катаклизм, а вирус ведь глазу не виден, и возникает ощущение, что его нет, а значит, нет и угрозы. Но он есть, причем его много, так что каждый должен защитить хотя бы самого себя. Должен сработать инстинкт самосохранения. Кроме того, мы должны защитить окружающих, по крайней мере, своих близких, старших родственников, соседей, друзей. Единственный путь сделать это – ограничить себя. Лично я являюсь сторонником максимальной самоизоляции вплоть до строжайшего карантина.

Особенно важно понимать, что справиться с пандемией мы можем только все вместе. Тут не может быть полумер, когда я себя ограничу, а другой не станет. Поэтому мой главный посыл – да, это тяжело, но это надо сделать, и лучше самостоятельно, иначе нас заставит это сделать даже не руководство страны или региона, а сама жизнь. И если начнется катастрофа, тогда, конечно, все скажут "да, мы были неправы, надо было соблюдать самоизоляцию", но будет уже поздно.

- Как вы оцениваете рекомендации и защитные меры, которые введены сейчас российскими властями?

- Я их полностью поддерживаю! Я, честно говоря, за ужесточение того, что уже введено. Сейчас власть, включая президента, губернаторов и мэров, обращаются к народу с настоятельной рекомендацией "ребята, успокойтесь, не будите лихо, пока оно тихо". При этом, к сожалению, находится немало людей, которые не хотят принимать серьезность ситуации, им нужно гулять, общаться, вести привычный образ жизни. Сейчас весна, хорошая погода, и многие думают, что если они находятся одни на закрытой для посещения территории, то ничего не случится. Еще более непонятны мне отсылки к Конституции, в частности, к праву на свободу передвижения, объяснения неправомерности вводимых ограничений. Действительно, в нашей Конституции заложены многие права, включая главное – право на жизнь! Я считаю абсолютно безответственным, или даже морально и этически преступным, если кто-то соблюдением своего права на свободу передвижения поставит под угрозу здоровье, не говоря о жизни, хотя бы одного человека.

Сейчас ученые из самых разных стран стали одной огромной командой, которая борется с заразой. Мы, конечно же, победим коронавирус, причем довольно скоро. Но нужно отдавать себе отчет в том, что он не станет последним в истории человечества. Сейчас мы должны разработать общие стратегии борьбы с пандемиями, ведь число различных вирусов в природе достигает 100 млн, а мы из них знаем только 6 тысяч. Какой из них в тот или иной момент "научится" заражать людей, мы предсказать не можем, а значит, должны быть готовы к тому, что иногда придется добровольно самоограничиваться, иначе природа ограничит нас так, что мало не покажется.

- Почему этот коронавирус распространился намного шире, чем SARS 2002-2003 годов?

- Для этого есть несколько причин. Во-первых, настоящий вирус довольно заразен, во-вторых, заболевание имеет довольно длительный инкубационный период, в течение которого ничего не подозревающие и не ощущающие, но уже инфицированные люди активно распространяют инфекцию. Важно и то, что смертность от COVID-19 не очень высокая. Если болезнь, передающаяся непосредственно от человека к человеку, имеет высокую летальность, то эпидемия довольно быстро заканчивается – переносчики инфекции умирают быстрее, чем успевают распространять возбудитель. А если еще и инкубационный период короткий, то заболевшие довольно быстро оказываются в больнице и изолируются от окружающих, что также ограничивает распространение инфекции.

- Как вы относитесь к различным конспирологическим теориям вокруг коронавируса, например, о его искусственном происхождении или о намеренном раздувании опасности пандемии в чьих-либо интересах?

- Я считаю, что сейчас эти вопросы не имеют никакого значения по сравнению с задачей справиться с болезнью. Мы, врачи и ученые, не занимаемся конспирологией, наша работа – спасение человеческих жизней. Практически все ученые сходятся во мнении, что вирус этот естественный, хотя сегодня исключать ничего нельзя. Разговоры о бактерии "Синтия", якобы помогающей коронавирусу, относятся к откровенному бреду, как и множество других версий, включая его инопланетное происхождение.

Точно так же я не понимаю людей, которые заявляют с высоких трибун и в СМИ, что это вся эта история с коронавирусом просто выдумана, что на самом деле смертность населения не меняется и так называемая пандемия – не более, чем обычное сезонное простудное заболевание. Распространение таких мнений недопустимо, они даже хуже, чем фейки, ведь за фейк введена юридическая ответственность, а за то, что кто-то скажет, мол, "я думаю, вас, ребята, просто обманывают, а вирус совсем не опасен", наказать сложно. Но люди могут прислушаться к такому мнению, и начать сомневаться, например, нужно ли носить маски. Зачем ограничивать себя, если в Москве выявлено всего несколько тысяч инфицированных и вероятность столкнуться с ними на улице или в магазине очень небольшая?

- Что вы могли сказать сомневающимся?

- Могу с большой долей уверенности сказать, что в Москве сейчас не менее нескольких десятков тысяч инфицированных, которых врачи еще не выявили, так как только-только начали по-настоящему тестировать людей. В этом смысле потрясает то, что делают наши ученые, создающие и совершенствующие тесты. Вообще, нынешняя ситуация привела к огромному прорыву в науке. Но гораздо важнее, чтобы еще больший прорыв произошел в человеческих отношениях и в отношениях между странами, чтобы мы осознали себя как единое человечество, которому необходимо договариваться, бороться с угрозой и жить вместе.

21685 просмотров






Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!