Юлий Эдельштейн: «Все трагедии трагичны по-разному»

Юлий Эдельштейн: «Все трагедии трагичны по-разному»
Недавний визит израильского министра по делам информации и диаспоры Юлия Эдельштейна в Грузию и Армению вызвал самые противоречивые отклики в СМИ и политических кругах Израиля и Азербайджана. Дело дошло до того, что в Азербайджане заговорили о необходимости специального заявления израильского МИДа по поводу заявлений, сделанных Эдельштейном во время пребывания в Армении. Однако, как сообщили в МИДе Израиля корреспонденту «ВК», никакого заявления там делать не собираются, так как высказывания министра были вполне корректны – просто каждая из сторон услышала в них то, что хотела услышать. О том, что же на самом деле произошло в Ереване и какие цели преследовал его визит на Южный Кавказ, корреспндент «ВК» просил у самого министра Юлия Эдельштейна.

- Господин Эдельштейн, давайте начнем с того, каковы были цели визита в Армению и Грузию? Что привело вас в этот регион?

- В Ереван я прибыл по приглашению министра культуры Армении для подписания договора о культурном сотрудничестве между нашими странами. Одновременно там праздновалось 20-летие возрождения деятельности еврейской общины и поэтому в состав нашей делегации входило также несколько израильских артистов. Как вы знаете, соглашение было подписано, оно вызвало большой интерес, и в начале 2013 году в Армении пройдут первые Дни культуры Израиля, а затем будут и ответные мероприятия в Израиле. В Грузии я официально находился по приглашению министра диаспоры, чтобы продумать пути интенсификации сотрудничества в этой области, но одновременно были и встречи в министерстве культуры, были опять-таки достигнуты договоренности о культурном обмене, и уже в ноябре этого года в Тбилиси состоятся Дни израильской культуры, опять-таки с надеждой на то, что в очень сжатые сроки мы организуем Дни культуры Грузии в Израиле. Также , само собой, были встречи с представителями практических всех действующих в Грузии еврейских организаций, и эти встречи оказались и необычайно интересными и продуктивными.

- Теперь я начинаю понимать, почему так внимательно и, возможно, даже несколько пристрастно за вашим визитом следили в Азербайджане. Обычно, отправляясь в Закавказье, израильские министры стараются посетить все три страны региона…

- Совсем не обязательно. К тому же, насколько мне известно, сотрудничество с Азербайджаном в целом налажено, в Израиле существует значительный интерес к азербайджанской культуре и, безусловно, никто обходить вниманием Азербайджан не собирается. Думаю, рано или поздно мой визит туда состоится. Тем более что в Азербайджане тоже есть министерство по делам диаспоры, и, безусловно, у нас есть почва для сотрудничества в этой области. Кстати, у нас в Израиле слово «диаспора» четко ассоциируется с прилагательным «еврейская». Однако на самом деле министерства или другие ведомства по делам диаспоры существуют во многих странах, потому что во всем мире есть сейчас армянская, азербайджанская, польская, корейская и многие другие диаспоры. И министерства диаспоры этих стран занимаются укреплением связей со своими соплеменниками. Не секрет, что у Израиля в этой области есть огромный опыт, которым мы готовы поделиться, одновременно стараясь перенять все позитивное, что накоплено в данной области в других странах. Вне сомнения, такие связи будут развиваться и с Азербайджаном. Конечно, всегда можно задаться вопросом, почему ты не доехал до той или иной страны, но следует помнить, что в Израиле меня ждало немало работы, и надо было возвращаться домой.

- В последнее время израильские политики явно зачастили в страны Южного Кавказа. С чем связана такая активность? Какое место эти страны занимают в системе наших государственных приоритетов?

- У нашей активности на Кавказе есть два аспекта. Как министр не только по связям с диаспорой, но и министр информации, не могу не отметить, что атмосфера, отношение к Израилю во всех трех странах Южного Кавказа разительно отличается от отношения во многих других местах планеты. Перефразируя старый советский анекдот, в Грузии, Азербайджане и Армении никого не нужно убеждать, что «у нас не линчуют негров», то есть, что Израиль – это демократическое государство, в котором тщательно следят за соблюдением прав человека; в котором нет этнических чисток, апартеида и всего прочего, о чем так любят писать наши недоброжелатели. То есть во время визитов в Закавказье нам не приходится выслушивать все эти глупости, объяснять, насколько они далеки от реальности, и мы можем полноценно заниматься конкретными делами, то есть налаживать двустороннее сотрудничество в самых различных областях. Кстати, в той же Грузии и Армении не так давно была министр сельского хозяйства Орит Нукед, подписавшая соглашение о сотрудничестве с этими странами в своей области. За пару недель до меня в Грузии побывал министр туризма Исраэль Кац, подписавший договор об «открытом небе», то есть об усилении сотрудничества в области гражданской авиации. То есть, приезжая в Закавказье, мы не просто толчем воду в ступе, а занимаемся конкретными делами, довольно быстро приносящими плоды. Но это только один аспект.
Второй аспект, безусловно, заключается в наших региональных и геополитических интересах. Страны Южного Кавказа граничат с Ираном, и это государство тем или иным путем пытается, что называется, подмять их под свое влияние. Разумеется, мы ни в коем случае и никоим образом не собираемся вмешиваться во внутренние дела этих стран, но вместе с тем, если мы не будем держать руку на пульсе, откажемся от сотрудничества и дружеских отношений с ними, Иран этим немедленно воспользуется.

- Что происходит с еврейскими общинами в этих странах? Мне не раз доводилось слышать, что еврейские общины Грузии и Азербайджана умирают, что у них нет будущего. Насколько это мнение соответствует действительности?

- Вы мне сейчас напомнили шутку великого еврейского писателя Башевиса-Зингера о том, что идиш – это как еврейский народ: он все время умирает, но никогда не умрет. Конечно, о той многочисленности и о том расцвете, который в свое время переживали еврейские общины Азербайджана и Грузии (в Армении евреи всегда были крайне малочисленны), говорить не приходится. Кстати, расцвет этот в немалой степени объяснялся тем, что в этих странах практически никогда не было антисемитизма – в отличие, к примеру, от России и Украины, где я в свое время жил. Да, сейчас эти общины куда малочисленнее… Вместе с тем мы понемногу простились с иллюзиями о том, что в обозримом будущем все евреи во всех странах переедут в Израиль и в них исчезнут еврейские общины. Именно поэтому относительно недавно и было создано министерство диаспоры: для того, чтобы поддерживать связи с общинами; для того, чтобы никто не говорил «Да подумаешь, их там осталось всего 500 или даже 2 000 человек; зачем с ними возиться?!». Сегодня мы исходим из того, что для нас важен каждый еврей, а также из понимания, что жизнь сложнее, чем лозунги и даже в тех странах, где евреям порой приходится несладко, они не спешат бросить все и поехать в Израиль. Поэтому нам так важно поддерживать религиозные и культурные связи с любыми, даже не очень многочисленными общинами, важно работать с еврейской молодежью – ведь если мы оставим эту работу, то потеряем евреев.

- В политических кругах и в СМИ Азербайджана с немалой тревогой, если не сказать резче, восприняли ваши заявления, сделанные во время посещения Музея армянского геноцида в Ереване. Многие в Баку увидели в этом еще один шаг к официальному признанию Израилем трагических событий 1915 года геноцидом армян. Насколько такое мнение соответствует действительности?

- Будем говорить по фактам. Я действительно посетил Музей геноцида армян и возложил венок к мемориалу памяти погибших, а затем мне устроили экскурсию по этому музею. Я и сейчас считаю, что поступил совершенно правильно. Было бы недопустимо, если бы в ответ на приглашение посетить этот музей, я бы ответил: «Извините, не могу, потому что в данном вопросе у наших стран разные политические и геополитические интересы». Дальше во время экскурсии я увидел, что руководство музея меняет экспозицию, и заметил, что в этой области ереванскому музею, безусловно, есть чему поучиться у мемориального музея Катастрофы «Яд ва-Шем» и двум этим музеям было бы неплохо наладить сотрудничество. Мне лично кажется, что такое сотрудничество напрашивается само собой.

- СМИ Армении, а затем на основании сообщений последних и СМИ Азербайджана утверждали, что вы сравнивали Катастрофу европейского еврейства с событиями 1915 года и едва ли не уравняли их.

- Этого не было. Наша позиция по данному вопросу однозначна: мы, безусловно, против того, что бы Катастрофу сопоставлять, сравнивать, приравнивать к любому другому трагическому событию мировой истории. К примеру, года три назад я побывал с визитом в Литве и Латвии, причем вскоре после того, как в Европе было принято решение отмечать День памяти жертв нацизма и сталинского террора. Думаю, я никого не удивлю, если скажу, что сталинский террор был явлением никак не меньшим по своим масштабам и по своей дьявольщине, чем нацизм. Тем не менее на всех пресс-конференциях и во всех своих выступлениях я подчеркивал, что Катастрофа – это Катастрофа; она стоит особняком, что отнюдь не означает, что мы должны забывать о жертвах сталинизма. Таким образом, можно сотрудничать, можно обсуждать, но, перефразируя Толстого, все трагедии трагичны по-разному и не надо их сопоставлять с тем, что было в Турции, Руанде, Нанчине и других местах.

- Существуют ли, на ваш взгляд, параллели между израильско-палестинским конфликтом и конфликтом между Арменией и Азербайджаном из-за Нагорного Карабаха?

- Наверное, определенные параллели провести возможно, но не думаю, что это стоит делать – так же, как не стоит проводить параллели между Катастрофой и другими трагическими событиями мировой истории. Как ни странно, подобное проведение параллелей не только никак не помогает разрешению этих конфликтов, но даже мешает этому, так как любой межнациональный, межрелигиозный, региональный конфликт представляет собой уникальное сочетание целого ряда факторов. Универсального пути разрешения таких конфликтов не существует. Академические статьи, посвященные подобным сравнениям, абсолютно бесполезны.

- Каково ваше общее ощущение от посещения Армении и Грузии? Насколько правы те, кто говорит о «грузинском чуде», о небывалом экономическом подъеме в этой стране? И есть ли ощущения того, что Армения и в самом деле зажата в «тиски блокады»?

- Напомню, что я был в обеих странах недолго – по два дня. Многое за это время не увидишь и не поймешь. Но действительно ощущение, что Грузия находится на подъеме, есть. Темпы нового строительства и развития инфраструктуры в Грузии колоссальные, а это – один из самых верных признаков. Но и в Армении, кстати, тоже довольно много строят. Признаков экономического коллапса я там не заметил. Скорее наоборот: республика полна разноязычных туристов, и, по меньшей мере, туристическая область в ней отнюдь не в упадке.

- Какую роль играют Грузия, Азербайджан и Армения в той информационной войне, которую ведет Израиль?

- Если говорить о поддержке на международной арене, то, как известно, Грузия несколько раз поддерживала позицию Израиля на различных международных форумах, в то время как Армения и Азербайджан в такой поддержке пока замечены не были. Мы надеемся, что наши все более и более активизирующиеся связи изменят это положение. В то же время факт, что такое весьма значимое мусульманское государство как Азербайджан находится в дружественных отношениях с Израилем, крайне важен сам по себе и является моделью для построения отношений с другими странами исламского мира. Наши дружественные отношения с Азербайджаном, Грузией и Арменией однозначно показывают, Ахмединеджад и его сторонники и пособники не обладают особым влиянием не только в мире в целом, но и даже в своем регионе. И это тоже очень и очень важно

10365 просмотров







Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!