Вестник Кавказа

Александр Эбаноидзе: «Кавказ это оазис литераторов»

Олег Кусов

На днях увидел свет очередной номер литературно-художественного и общественно-политического журнала «Дружба народов». На этот раз он посвящен грузинской литературе. В ближайших планах редакции журнала – спецвыпуск на основе произведений писателей и публицистов Азербайджана. С главным редактором «Дружбы народов» Александром Эбаноидзе о кавказских номерах журнала побеседовал обозреватель «Вестника Кавказа» Олег Кусов.

- Александр Луарсабович, я хотел бы начать не с августовского номера журнала, который держу в руках, а с более общего, но лично меня сильно волнующего вопроса. Россия и Грузия в последние двести лет сроднились настолько, что многие великие грузины не чувствовали границы между двумя территориями, русские тоже считали Грузию своей родиной. В конце XX века на международной арене появились силы, которым надо было эти связи грубо обрубить. И они во многом преуспели. Грузинский спецвыпуск журнала «Дружба народов» это попытка московских литераторов хоть как-то исправить ситуацию?

- Несомненно. И я не могу не вспомнить прошлый грузинский выпуск «Дружбы народов», который мы осуществили 11 лет назад. Тот номер был наполнен очень сильной литературой - стоит только назвать роман Отара Чиладзе «Годори»! Там были и другие прекрасные произведения грузинских авторов. Тот выпуск мы, редакция журнала, инициировали сами, а финансово его поддержало грузинское общество в России. Инициатива создания этого выпуска исходила от Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям в соответствии с программой «Года литературы - 2015». «Дружбе народов» были предоставлены честь и слава заняться именно грузинской литературой. Это произошло, конечно, во многом потому, что главный редактор журнала грузин, ну а обширные связи мои с грузинскими литературами очень помогли. Должен отметить, что совсем недавно мы при поддержке того же Федерального агентства выпустили сборник современного грузинского рассказа «За хребтом Кавказа» - солидный том в 25 условных печатных листов. Вот эти две инициативы государственного агентства, на мой взгляд, говорят о серьезных действиях по восстановлению российско-грузинских связей, сильно ослабленных за годы конфронтации.

С удовольствием и не без гордости хочу сказать, что мы справились с обоими проектами хорошо. В сборнике «За хребтом Кавказа» собраны рассказы постсоветского периода. Нынешний номер «Дружбы народов» еще более близок современным коллизиям. В целом связи наши ослабли, нет прежней интенсивной переводческой работы. Это сказалось на многом, особенно на национальной поэзии. Мы же еще помним замечательную и теснейшую дружбу русских и грузинских поэтов. Выдающиеся русские поэты – Николай Тихонов, Борис Пастернак, Николай Заболоцкий, Белла Ахмадулина, Евгений Евтушенко, Александр Межиров – переводили грузинских авторов с любовью. И делали они это очень качественно. Сейчас эта работа заметно ослабла. Кроме всего прочего, эта работа сегодня практически не оплачивается. Например, возможности нашего журнала скудны, а переводческая работа очень трудна. В этих условиях тление костра поддерживают давние человеческие контакты. Хотя с поэзией в каком-то смысле проще. Перевод двух-трех стихотворений – это всегда порыв, и по времени недолгий, как правило. Главное, чтобы зажигание возникло – и покатиться все обязательно.

Сложнее стоит вопрос с переводом больших прозаических произведений. Это большая и плохо решаемая проблема – спасение переводческого искусства. Дело это – архиважное, выражаясь в стилистике известного исторического персонажа. Потеряв искусство перевода художественной литературы, мы перейдем к общению совсем другого уровня. Мы будем узнавать друг о друге по судебным протоколам, по скандальным историям в желтой прессе, не с помощью талантливого и яркого слова Чабуа Амирэджиби, Отара Чиладзе. По-настоящему крупные писатели – это не частое явление, но во всех сопредельных с Россией республиках они появляются, особенно на Кавказе – это один их щедрых оазисов. Проблему надо решать. Я много ею занимаюсь, пытаюсь объяснить ее важность, но у меня оптимизма остается  все меньше и меньше…  

- Еще одна сложность здесь существует – недоброжелательное и агрессивное общение в блогосфере. Всплеск негатива, к примеру, был сильным после событий августа 2008 года на Кавказе, многие продолжают нагнетать в интернете взаимную ненависть по инерции. Люди раскрываются друг перед другом в худшем свете.

- Я вам скажу, что сам недавно в интернете прочитал отклик на одну их своих публикаций. Я не знаю, как правильно назвать таких людей – шалуны, видимо, хулиганы, придурки…

- Троллями их называют…

- Я был поражен отвязностью. Как странно движется прогресс! С одной стороны невероятное достижение, с другой – низость. 

- Александр Луарсабович, вы затронули тему современной грузинской литературы. Литературу советской Грузии в России знали хорошо. Уже мы называли имена, можно добавить других любимцев русскоязычных читателей – Нодара Думбадзе, Гурама Панджикидзе, Александра Эбаноидзе… В основе их романов и повестей лежали романтизм, философия. Сегодняшние грузинские писатели о чем пишут? Какова их главная идея? Она ведь должна быть другой, раз жизнь так сильно поменялась.  

- Писатели, которых вы назвали, были моими близкими друзьями. Ту литературную среду я хорошо знал. Но надо признать, что, увы, общественная ситуация отодвинула литературу на обочину. У писательского слова нет прошлой значимости. Однажды «Литературная газета» привела мои слова: колокол на вечевой башне сменился будуарной сонеткой. Все это не может не сказываться на писательском самочувствии. Неслучайно реструктуризация государства совпала с постмодернистскими шалостями, мы всё высмеяли, разложили на кубики. Теперь выяснилось, что задача литературы всё же другая, она замечательно сформулирована в нобелевской речи Уильяма Фолкнера, когда он подчеркнул, что писатель должен внушать достойные человеческие качества читателю: смелость, мужество, благородство… Признаем, что нынешняя грузинская литература выглядит помельче той, что представляли названные вами писатели, особенно Амирэджиби, Чиладзе, Отар Чхеидзе, Гурам Дочанашвили, Отия Иоселиани. Так сложилось, что здесь больше на слуху имя Нодара Думбадзе. Но уверяю вас, назову с десяток грузинских писателей не уступающих, а где-то более интересных, чем остроумнейший и обаятельнейший Нодар. Новое поколение тоже радует, но пока это еще маленькие радости. Появляются интересные рассказы, повести. Например, в сборнике «За хребтом Кавказа» вы можете прочитать «Больной город» Шота Иаташвили, «Считалку» Тамты Мелашвили. На книжной ярмарке во Франкфурте-на-Майне «Считалка» произвела фурор, и это успех не раздутый. Более того, прожитый Грузией очень трудный период наиболее полноценно и ярко был отображен именно в литературе. Кинематограф грузинский рухнул во многом из-за того, что не было в сети электричества.

- Человек, любящий литературу, тем более грузинскую, прочтет восьмой номер журнала «Дружба народов» от корки до корки. Но все же с чего бы вы посоветовали ему начать?

- Есть здесь замечательное стихотворение Тициана Табидзе «Все кончится…». Оно из архива. Он говорит о задачах поэзии. Из современных авторов я хочу назвать Гурама Одишария. Мы представляем его роман «Очкастая бомба». Есть два рассказа Бека Курхули, один из которых о грузинских миротворцах в Афганистане. Интересный рассказ у Бесо Соломонашвили «Мама умерла». В общем-то патриархальная Грузия вынуждена вписываться в глобализацию, помимо того, что ситуация осложнена конфликтами. Эти процессы писатель очень хорошо отражает. Разваливается отцовский дом, а стройматериал – определенного качества лес – есть только в Осетии. Поехать за ним человеку проблематично. Другая линия – сын героя живет в Голландии, вынужден искать там пристанище, добиваясь этого, вынужден прикидываться представителем нетрадиционной сексуальной ориентации – так там легче зацепиться. Не без юмора написано. Хороший сильный рассказ. У Нугзара Шатаидзе рассказ называется «Два друга». Это мастер прозы. Описывает ситуации 1921 года, когда меньшевики Грузии, уступив в противостоянии с 11-ой Красной армией, покидают Грузию через батумский порт. Есть подборка социальных гротесков у Иракли Ломоури. Советую эссе большого грузинского писателя Григола Робакидзе «Сталин как дух Аримана». Робакидзе умер в эмиграции. Был полиглотом, написал много на немецком языке.

- У журнала есть электронная версия?

- Конечно. Есть свой сайт. Еще мы представлены на ресурсе «Журнальный зал».

- Какие еще кавказские проекты есть в планах «Дружбы народов»? 

- Буквально сегодня на редколлегии мы обсуждали подборку очень интересной азербайджанской прозы. Думаем о том, чтобы сделать номер на ее основе. Смущает только меня то, что почти все наши азербайджанские авторы пишут на русском языке. Конечно, мы не отказываем национальным авторам, пишущим по-русски, я сам такой автор, но я бы хотел, чтобы в журнале была представлена как таковая азербайджанская литература, в переводе на русский.

Была идея охватить в одном номере северокавказскую литературу, но потом возникла мысль вычленить в отдельный номер дагестанскую литературу. Пока эта идея застопорилась. В том числе и потому, что возможности республики не безграничны, а в сентябре намечаются масштабный юбилей – 2000 лет городу Дербенту. Но у нас давние дружеские связи с главой Дагестана Рамазаном Абдулатиповым. Надеюсь, в будущем году этот проект мы реализуем. Всегда в нашем активе целый ряд интересных авторов из Северной Осетии. Готовятся к публикации стихи поэта Ахсара Кодзати.

Но все же связи творческие ослаблены – в этом главная проблема, требующая решения. Россия не должна упускать ее из поля зрения, она должна чувствовать себя в этой сфере лидером. Россия всем нам дала свою великолепную классику. Это был замечательный дар всему постсоветскому пространству. Россия таким образом одарила талантливых национальных авторов инструментом. Я бы не хотел, чтобы Россия утеряла эту функцию, или даже ослабила, но, увы, ослабление уже произошло. Надеюсь, что все измениться к лучшему – когда пройдут кризисные годы.

24075 просмотров