Эпизод из жизни репортера в ходе Первой карабахской

Эпизод из жизни репортера в ходе Первой карабахской

Военный журналист из Литвы Ричардас Лапайтис, который оказался в Баку в конце зимой 1992 года, в разгар карабахского конфликта, вспоминает события той страшной войны.

14 декабря 1992 год. Нагорный Карабах. Лачин - Кельбаджар.

Когда в Литве все готовились Рождеству, я наконец-то получил разрешение отправится в Нагорный Карабах, на Лачинское направление. Я знал, что в вертолете будет важный груз и очень мало места. Мне предстояло отправиться в место дислокации батальона, который находился в окружений армянских сепаратистов.

Я заехал к своему другу, сотруднику государственного агентства информации АзерТАдж Ильгару Джафарову. Тот спешно предупредил свое начальство; мы на такси добрались до того единственного вертолета, вылетавшего перед Новым годом, и отправились в неизвестность, предупрежденные о том, что геликоптер могут сбить армянские боевики.

Когда мы высадились на месте, окруженном армянскими головорезами, я подумал, что попал во Вьетнам. Все разбомблено. Все сожжено. Даже школа. Так и сейчас жгут дома армянские варвары, за которыми стоят силы, не понимающе суть происходящих процессов.

Сразу после приземления вертолета командир батальона, полковник Азиз Ганизаде арестовал нас, приняв за шпионов. Действительно, в окружение сложно было проникнуть репортерам.

Такое было время: никто никому не верил, человек человеку враг. Это понятно, ведь погибало столько невинных людей, а мировая пресса врала, как врет и сейчас.

Вскоре нас отпустили, вернули камеру, но попросили не снимать, чтобы не попасться на глаза армянам: "Вы даже до них не дойдете! Убьют сразу, как только покажитесь".

Кельбаджарский район тогда оккупировали вооруженные группы бандитов под руководством международного преступника, уроженца Калифорнии, террориста Монте Мелконяна, который проходил обучение в Бейруте на базе [армянской террористической организации] АСАЛА и досрочно был выпущен из французской тюрьмы, где отбывал наказание.

Любое столкновение этнических азербайджанцев с бандами Монте грозило смертью, издевательством и страшным пленом.

Они глумились над азербайджанскими женщинами, пуская их по кругу; и тогда только Красный крест тогда смог спасти этих женщин – тому есть доказательства, все зафиксировано документально.

Азербайджанцев убивали по всему Кельбаджару, даже тех, которые пытались бежать по горным дорогам и тоннелям. Это был настоящий ад для мирных азербайджанцев. Царил полный хаос.

Я тогда хорошо понимал, чем мне грозит плен у Монте. В таких условиях тогда работали военные журналисты. Малейшая ошибка могла привести к смерти.

…Шли дни. Мы с Ильгаром подружились с азербайджанскими бойцами. Делили с ними все опасности той жестокой войны. Помню голод и ужасный холод. Спали, где попало, никогда не раздевались и не разувались.

Как-то там сказали, что в сторону Кельбаджара поедет грузовик - через опасные заснеженные дороги, где на каждом шагу ждет обвал. Была пурга, а у нас не было ни шапок, ни перчаток. А еще выяснилось, что в кабине нет мест. Мы поехали в открытом кузове по Кельбаджарским склонам и перевалам. Было очень красиво! Я сидел у самого борта и каждую минуту готов был выпрыгнуть. Дорога узкая, а пропасть – словно океанская бездна. Мы так замерзли, что через пять часов я не чувствовал ни рук, ни ног. Ильгар сильно простудился.

На этой фотографии азербайджанский пост, до которого мы с таким трудом добрались. Ребята налили нам по большому стакану водки. Я выпил одним глотком, и стало теплее. Потом опять была длинная дорога. Поздно ночью мы с пересадками добрались до Гянджи, где жил брат Ильгара Фаик. Он и меня принял, как брата.

Это лишь один эпизод из жизни военных репортеров.

Мы видели столько убитых, искалеченных людей, что такого не забыть никогда…

Спустя много лет в Баку президент Международного фонда "Евразия Пресс" Умуд Мирзаев пригласил меня на одно собрание. Там он вывел на сцену какого-то человека и говорит: "Ричардас, это полковник Азиз Ганизаде, у которого ты был в плену!" Вы не представляете, как я был рад, как тепло и крепко мы обнялись!

Сегодня я счастлив, что в Кельбаджарский район пришла свобода. Но за это была заплачена высокая цена - жизни многих людей. Пусть весь мир и дальше идет на поводу у дашнаков, пусть питаются их ложью, но мы-то знаем правду, знаем историю Нагорного Карабаха.

Обнимаю всех, кто празднует эту Победу со мной и всеми моими товарищами!

8470 просмотров




Вестник Кавказа

во Вконтакте

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!