Почему продолжается кризис еврозоны

Алексей Кузнецов
Алексей Кузнецов

В странах еврозоны продолжается рецессия. Банковская система в ЕС не вышла из кризиса, уровень безработицы находится на историческом максимуме: в Испании безработным стал каждый третий трудоспособный гражданин, в Греции, где до сих пор сохраняется самая сложная в еврозоне экономическая ситуация, а протестующие не перестают выходить на улицы, – каждый четвертый. Начало июля ознаменовалось правительственным кризисом в Португалии, где свои посты покинули министры финансов и иностранных дел из-за отсутствия общественной и политической поддержки стратегии жесткой экономии.

Как считает руководитель Центра европейских исследований ИМЭМО РАН Алексей Кузнецов, «сейчас Европейский союз и зона евро не намного хуже, чем несколько месяцев назад. Скорее, меня пугают долгосрочные перспективы развития, потому что ситуации в отдельных странах очень сильно различаются, причем по всем параметрам – и по динамике ВВП, и по безработице, и по состоянию госдолга. Мы не увидели в условиях кризиса в зоне евро единой европейской целостности. Скорее наоборот – вдруг из всех щелей полезли полубытовые конфликты, допустим, между немцами и южными европейцами. С 2014 года начнется новая финансовая перспектива многолетняя в ЕС, один из крупнейших блоков – это региональная политика, а там опять ничего радикального… На словах там много чего нового сделали, а радикально ничего не меняется. И вот этих вряд ли кто сможет быстро добиться смягчения существующих контрастов. Это самое пугающее. Краха не будет, но прозябание несколько лет вполне гарантировано».

«Режим жесткой экономики, который введен в проблемных странах еврозоны, подвергается жесточайшей критике, - говорит главный научный сотрудник Института Европы РАН Ольга Буторина. - Против этого выступают и многие политики, и население внутри этих стран. Скорее всего, мало кто доволен и нажимом со стороны Брюсселя, и нажимом со стороны МВФ. Проблема заключается в том, что Европейский валютный союз объединяет страны с довольно разными традициями макроэкономического управления. Когда этот экономический валютный союз создавался, считалось, что национальные различия имеют маргинальный характер, и их удастся преодолеть за счет введения гораздо более правильной и устойчивой в долгосрочном плане политики ценовой стабилизации, которую проводила Германия, по сравнению с той полуинфляционной политикой, которая была характерна для южных стран. Но сейчас оказывается, что эти национальные особенности на самом деле очень тесно связаны не только с национальной культурой производства, но, по всей видимости, еще и со структурой производства. Та политика ценовой стабилизации, очень низкой инфляции, которая проводилась на протяжении всех послевоенных лет в Германии, сочеталась с высоким уровнем промышленной и производственной культуры в этой стране, очень развитым промышленным потенциалом и большим экспортным потенциалом в Германии. В южных странах была все-таки другая схема. Постепенная потеря конкурентоспособности этих стран регулярно закрывалась девальвациями национальной валюты. Так получалось, что эти южные страны фактически облагают некоторым «налогом» своих торговых партнеров, в том числе и Германию, и это было механизмом, автоматическим стабилизатором экономики их, национальным экономическим стабилизатором. С созданием единой европейской валюты этот стабилизатор фактически «выключился». Хуже того, в страны, которые привыкли к высокой инфляции, хлынули довольно дешевые кредиты, в первую очередь из Германии, и ввиду исчезновения валютного риска эти относительно бедные страны с удовольствием стали набирать эти кредиты. Последствия мы все хорошо знаем».

6825 просмотров




Вестник Кавказа

во Вконтакте

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!