Командарм, который умел драться с морем

Павел Потоцкий
Павел Потоцкий

И загорался вновь огонь
В душе его. Забывши боль,
Он «видел» снова, хоть и слеп,
На карте бухту пред собой.
/Рамиз Гейдар/

Неоценимый вклад в культуру и облик столицы Азербайджана внесли бакинцы польского происхождения. Достаточно перечислить таких архитекторов, как Юзеф Гославский, Казимеж Скуревич, Юзеф Плошко. Имя Павла Потоцкого стоит в этом ряду особняком – он был инженером, которому удалось справиться с труднейшей задачей разработки проекта и проведения осушения бухты Биби-Хейбат, первым осуществил добычу нефти со дна моря.

Павел Николаевич Потоцкий родился в Санкт-Петербурге в 1879 году, в семье Николая Платоновича Потоцкого, обрусевшего шляхтича, генерала от инфантерии, профессора Михайловской артиллерийской академии. Отец, желавший видеть сына военным, определил его в одно их самых элитных учебных заведений того времени - Пажеский корпус. Там его сын достиг «отличных успехов по успеваемости и прилежанию». Тем не менее Павел, мечтавший об инженерном образовании, окончив обучение в Корпусе, поступил в Институт путей сообщения на гидротехнику.

В 1901 году Потоцкий выпускается и едет в Париж, на Всемирную выставку, работает с экспозицией Министерства путей сообщения, посвященной Транссибирской магистрали. После демонтажа экспозиции молодой инженер отправился в Голландию, где изучал гидротехническое оборудование. Вернувшись на родину, инженер получил приглашение на строительство канала в устье Днепра, где проработал вплоть до 1910 года.

В конце XIX-начале XX века нефтяные месторождения Азербайджане исследовал Витольд Згленицкий. В качестве одного из самых перспективных он определил Биби-Хейбатскую бухту, установив, что на дне моря есть богатые залежи нефти. Однако Згленицкий умер, не дождавшись начала осушения бухты, и работа двигалась очень медленно до тех пор, пока в 1910 году Потоцкий не был приглашен нефтепромышленниками для руководства работами. Сразу были заказаны землечерпательные машины. Однако заказ был выполнен лишь в 1916 году, и техника сразу же была направлена для военных целей на Балтику, что вновь замедлило работы. Казалось, неудачи преследовали проект - в 1919 году Потоцкий ослеп на один глаз, а в 1920 году - на второй. Лечение в Москве оказалось безрезультатным. Потоцкий глубоко переживал произошедшее с ним несчастье, кажущуюся невозможность продолжения работы над осушением бухты. Вернувшись в Баку, он сменил квартиру, избегал прежнего круга общения.

Новое правительство очень остро нуждалось в нефти. Оно оценило высочайший профессионализм инженера и в 1921 году предложило Потоцкому должность “технорука конторы по засыпке бухты имени Ильича на Биби-Эйбате”, аналогичную той, которую он прежде занимал. Инженер знал бухту настолько хорошо, что даже слепота ему не мешала свободно ориентироваться в ней, а где это было необходимо, поводырем техноруку служила его дочь. О Потоцком ходили легенды. Горький писал: “Мне рассказывают нечто легендарное об инженере Потоцком, который совершенно слеп, но так хорошо знает Биби-Эйбат, что безошибочно указывает на карте места работ и точки, откуда следует начать новые работы».

Бакинские нефтяники с глубоким почтением называли Потоцкого командармом. Он был равно любим простыми рабочими, инженерами и руководством, снискал всеобщее уважение. С искренним восхищением писал один из рабочих-нефтяников о Потоцком: “В поход на морское дно нас вел слепой инженер Потоцкий. Он умеет драться с морем! Не видя бумаг, планов и чертежей, товарищ Потоцкий держит их все в уме… ”. Вся жизнь Потоцкого протекала вблизи бухты - он даже жил недалеко от нее, на Баилово.

Проект по засыпке бухты был принят единогласно. В 1922 году на засыпанной территории площадью 27 га была заложена первая буровая скважина, заработавшая 13 мая 1923 года. Так была начата добыча нефти со дна Каспийского моря. Незадолго до этого в бухте случился пожар, который удалось оперативно потушить только благодаря блистательным организаторским способностям, профессионализму и спокойствию Потоцкого.

В 1929 году инженер был награжден первой премией народного хозяйства СССР за лучшую стройку, а в 1931 году – орденом Ленина как ударник, выполнивший нефтяную пятилетку за 2,5 года. После завершения первого проекта, Потоцкий составил второй проект по засыпке 79 га залива, который был претворен в жизнь в год смерти инженера - 1932 году. Потоцкий был похоронен на берегу моря, на земле, у него отвоеванной. Он оставил свой след не только в истории инженерии, но и в литературе. Маргарита Алигер и Рамиз Гейдар посвятили ему поэмы, Гусейн Наджафов описал его встречу с Есениным в повести “Балаханский май”, а Георгий Холопов в своей книге о Кирове «Огни в бухте» вывел Потоцкого как Павла Николаевича Богомолова.

11930 просмотров



Вестник Кавказа

в YouTube

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!