Из истории азербайджанского конного полка

Из истории азербайджанского конного полка

После втягивания Российской империи в Первую мировую войну на защиту родины встали бойцы со всей страны, в том числе этнические азербайджанцы, проживавшие в Елисаветпольской губернии. Хотя среди закавказских мусульман не было обязательного призыва на военную службу, многие в качестве добровольцев пожелали записаться в ряды азербайджанского конного полка.

По соизволению императора

...Зима 1915 года. Карпаты. Русская пехота с потерями откатывается от вражеских позиций. Но вскоре в дело вступят всадники в развевающихся черных бурках и сдвинутых на лоб папахах. Они огласят поле боя воинственным кличем и с обнаженными шашками бросятся в стремительную атаку прямо на изрыгающие огонь пулеметы, противопоставляя мужество смерти и вселяя страх в сердца врагов. А пока первая колонна стоит неподвижно. Глаза всадников закрыты, согнутые в локтях руки подняты. Перед строем мулла на белом коне произносит молитву, завершаемую единогласным "Аллаху Акбар!" Они знают: несмотря на то, что сегодня жизнь многих из них оборвется, из боя вернутся все – товарищи вынесут с поля всех убитых. В азербайджанском конном полку своих бросать не принято....

Летом 1914 года, когда стало понятно, что столкновения между крупными европейскими державами не избежать, в России стали готовиться к войне. Главнокомандующий войсками Кавказского военного округа генерал-адъютант Илларион Воронцов-Дашков обратился через военного министра к императору с предложением использовать "воинственные кавказские народы", чтобы сформировать из них войсковые части. Ответ не замедлил себя ждать, и 27 июля последовало соизволение Николая II сформировать из туземцев Кавказа и Закавказья несколько полков. Командиром Кавказской туземной конной дивизии ("Дикой дивизии") был назначен младший брат царя, генерал-майор, великий князь Михаил Александрович.

На службе Российской империи

Иррегулярные воинские формирования из числа азербайджанцев включались в состав русской армии еще в первой трети XIX века, в период царствования Николая I. Но и до формирования этих полков жители Закавказья воевали под императорскими знаменами. Например, в Русско-персидской войне 1804–1813 годов к русской армии в качестве добровольцев примкнули около 10 тысяч конных и около 12 тысяч пеших ополченцев-азербайджанцев. Командовали конно-мусульманскими полками русские офицеры. Их помощниками и сотенными назначались беки из самых знатных и богатых азербайджанских фамилий, имеющие офицерские чины.

Азербайджанские воины проявили себя во многих боях, в частности, в одном из крупнейших сражений кампании у селения Каинлы близ Саганлугского хребта. Очевидец этих событий – писатель и публицист Платон Зубов – так описал происходившее: "Надо видеть сии полки в сражении, чтобы судить о них: это молния, это огонь раздраженного Бога, упавший вдруг с неба в середину неприятеля и рассыпавший смерть и ужас. Я видел их 19 июня 1829 года на высотах Саганлуга, в том знаменитом бое, где сам Сераскир Арзрумский и храбрый Гагки-Паша с 50 000 воинами не устояли против горстки русских… и до сего времени с восторгом воспоминаю чудеса храбрости, совершенные перед моими глазами полками мусульманскими…"

Для приобщения азербайджанцев к регулярной военной службе в русской армии в 1834 году при Отдельном Кавказском корпусе был сформирован Закавказский конно-мусульманский полк, который в следующем году передислоцировался в столицу Царства Польского. В 1849 году он принял участие в Венгерской войне, разразившейся после попытки выхода Венгрии из состава Австрийской империи. Отличившемуся в этой кампании национальному кавалерийскому подразделению было вручено Георгиевское знамя.

За свою отвагу и доблесть нижние чины полка с 1840 по 1856 год были удостоены чести проходить службу в команде мусульман Собственного Его Величества конвоя, где имели возможность получать офицерские звания. К началу Крымской кампании 1854 года из азербайджанцев вновь формируют четыре конно-мусульманских полка и в ходе войны выдают почетные знамена, пожалованные им в 1830 году. В войне 1877–1878 годов офицеры-азербайджанцы не только служат в регулярных частях русской армии, но и командуют регулярными кавалерийскими и пехотными полками. В сражениях на Кавказе принимают участие Бакинский, Елисаветпольский, Закатальский, Шурагельский и Эриванский конно-иррегулярные полки, а также Александропольский конный дивизион и Борчалинская конная сотня, полностью или частично сформированные из азербайджанцев.

В двух следующих военных кампаниях Российской империи – в Китайском походе (1900–1901) и в Русско-японской войне (1904–1905) – азербайджанские иррегулярные формирования не участвовали. Зато в составе регулярной армии воевали кадровые офицеры-азербайджанцы, в том числе и такие известные впоследствии военачальники Первой мировой, как генералы Самед-бек Мехмандаров, Гусейн-хан Нахичеванский и Али-Ага Шихлинский.

В едином добровольческом порыве

Подразделения азербайджанского полка образовывались по территориальному признаку. 1-я сотня полка была сформирована из жителей Казахского, 2-я – Шушинского и Джеванширского, 3-я – Арешского, Зангезурского, Карягинского и Нухинского уездов Елисаветпольской губернии, 4-я – из числа населения Борчалинского уезда Тифлисской губернии.

Командиром полка назначается подполковник Петр Александрович Половцов, находившийся до этого в распоряжении начальника Генштаба. Помощником командира полка стал уроженец Баку подполковник Всеволод Старосельский, полковым адъютантом – штабс-ротмистр Николай Казбек. Командиром 1-й сотни полка был назначен ротмистр Шахверди-хан Зиятханов, 2-й сотни – штабс-ротмистр Павел Зверев, 3-й – ротмистр князь Александр Амилохвари, 4-й – ротмистр князь Леван Магалов. По мнению военных специалистов, из всех полков Кавказской туземной конной дивизии азербайджанский конный полк имел наилучший офицерский состав.

К полку прикомандировывается подполковник 16-го драгунского Тверского полка персидский принц Фейзулла-мирза Каджар, а позже – в качестве вольноопределяющегося – и его брат, принц Идрис Ага Каджар.

Муллой полка становится Агамухаммед Гаджи Абдусалим оглу, имевший религиозное образование, заслуживший авторитет в среде азербайджанской интеллигенции как талантливый оратор, журналист, поэт-романтик.

Жители Закавказья были освобождены от воинской повинности, поэтому набор в полк проводится исключительно на добровольной основе. К кандидатам на службу предъявлялись такие требования как "способность к военной службе, здоровое телосложение, хорошее трезвое поведение", возраст – не моложе 21 года и не старше 40 лет. Воин должен был снарядиться за свой счет, то есть иметь коня, седло, обмундирование и холодное оружие.

Нехватки в желающих сражаться за Россию не было. Уже через месяц после начала набора в азербайджанский полк записалось более 2 тысяч добровольцев, при том что требовалось лишь 480 всадников. Поэтому прием в армейское подразделение пришлось прекратить, выбрав для отправки на фронт лучших воинов, в том числе представителей аристократических фамилий.

На фронте в структуре полка были произведены изменения: К декабрю 1915 года каждая из его четырех сотен делилась на четыре взвода по 60–80 человек. Таким образом, численность сотни составляла 220–260 всадников. Произошли изменения и во взглядах азербайджанцев на войну: если ранее все желали служить непременно в конных взводах, то позднее шли и в пехоту, в 1916 году в пешем взводе из 70 воинов 30 – были азербайджанцы.

Николай II придавал большое значение появлению в театре военных действий Кавказской туземной конной дивизии, своим присутствием символизирующей единство русского и кавказских народов, которые в едином порыве встали на защиту своего Отечества.

Будучи в ноябре 1914 года в Тифлисе, император обратился к депутации кавказцев с такими словами: "Выражаю мою сердечную благодарность всем представителям мусульманского населения Тифлисской и Елизаветпольской губерний, отнесшегося так искренно в переживаемое трудное время, доказательством чему служит снаряжение мусульманским населением Кавказа шести конных полков в состав дивизии, которая под командою моего брата отправилась для борьбы с общим нашим врагом. Передайте мою сердечную благодарность всему мусульманскому населению за любовь и преданность России".

К началу сентября формирование азербайджанского конного полка было завершено, после чего в Елисаветполе (ныне Гянджа) состоялись его пышные проводы. При громадном стечении народа, в присутствии представителей высшего сословия губернии был отслужен молебен о здравии государя императора и о даровании победы русской армии, после чего полк выступил в пункт сбора частей Кавказской туземной конной дивизии – город Армавир. Здесь 10 сентября всадники были приведены к присяге муллой. Ее текст воины конного полка произносили на азербайджанском языке.

В ходе обряда следовало трижды вслух поклясться в верности служения династии Романовых и Российской империи, затем каждый из всадников подписался или приложил окрашенный краской палец под "Присяжным листом".

11–13 сентября пятью эшелонами полк был отправлен на Украину, в район Жмеринки, где по прибытии начал подготовку к боевым действиям.

Из боя в бой

Кавказская туземная конная дивизия в начале ноября была включена в состав 2-го кавалерийского корпуса под командованием генерал-лейтенанта Гусейн-хана Нахичеванского. 15 ноября она начала перемещение к Львову, а 26 ноября командир корпуса провел смотр дивизии, после чего полки выдвинулись на позиции на берег реки Сан в район юго-западнее города Самбора (Галиция).

Дивизия действовала сначала в составе 8-й, а затем 9-й армии Юго-Западного фронта. До начала февраля 1915 года ее полки вели тяжелые бои в горах и долинах Карпат, у галицийских и польских городков и деревень.

Азербайджанский полк отметился 15 февраля у деревни Бринь, где атаковал в лесу австрийцев. Кавалеристам удалось выбить неприятеля из окопов, несмотря на охват своего левого фланга и дважды повторенное разрешение отойти, они упорно держались на захваченном месте. Это дало возможность разбить колонну австрийцев, обходящих правый фланг и тем самым облегчить взятие стратегически важной деревни Бринь.

За этот бой командир полка Петр Половцов, в тот же день произведенный в полковники, был награжден орденом Святого Георгия 4-й степени.

Отдавая дань воинской доблести подчиненных ему кавказских всадников, офицер послал телеграмму Елисаветпольскому губернатору Ковалеву: "…полк первым из Туземной дивизии заслужил своему командиру Георгиевский крест. Гордясь высокой наградой, считаю ее исключительно лестной оценкой высоких воинских качеств и беззаветной отваги татарских всадников. Прошу вас принять выражение моего глубочайшего восхищения беспримерной доблестью мусульманских воинов Елисаветпольской губернии".

В бою у деревни Бринь отличился и полковник, принц Фейзулла-мирза Каджар, который, как и его командир, был награжден орденом Святого Георгия 4-й степени. В наградном представлении говорилось: "15 февраля 1915 года, приняв по собственной инициативе команду над четырьмя сотнями Уманского казачьего полка, имевшими только одного офицера, повел их в решительное наступление под сильным ружейным и пулеметным огнем, дважды возвращал отступавших казаков и благодаря решительным действиям способствовал занятию деревни Бринь".

Через два дня после сражения, 17 февраля, полковник Каджар был назначен командиром Чеченского конного полка, вместо погибшего накануне в бою полковника Петра Святополк-Мирского.

Персидский принц еще не раз отличался в ратном деле. Например, в период тяжелых боев в районе села Винятинцы (Галиция) 12–15 августа 1915 года он командовал 2-й бригадой, потерявшей около 250 всадников. При этом было отбито пять атак австрийцев.

От Галиции до Южной Буковины

Начало 1916 года ознаменовалось рядом кадровых перестановок в дивизии. Ее командиром был назначен генерал-майор князь Дмитрий Петрович Багратион, полковник Половцов занял должность начальника штаба дивизии, а командиром Татарского конного полка стал полковник князь Федор Николаевич (Тембот Жанхотович) Бекович-Черкасский, прежде служивший в Кабардинском конном полку. В отваге и мужестве новый командир не уступал предыдущему.

22 мая 1916 года в полосе Юго-Западного фронта Русской армии началась масштабная наступательная операция, получившая впоследствии название "Брусиловского прорыва", и "Дикая дивизия" вновь оказалась в центре военных событий.

31 мая 1916 года полковник Бекович-Черкасский, получив приказ выбить противника из деревни Тышковцы (Галиция), возглавил атаку трех сотен азербайджанского полка под ураганным огнем австрийцев и занял населенный пункт. Несколько раз неприятель пытался взять Тышковцы, но всякий раз встречал достойный отпор.

В помощь Бекович-Черкасскому были переброшены две сотни чеченцев полковника Каджара, два орудия конно-горного дивизиона и батальон пехотного Заамурского полка. В результате пяти своих атак австрийцы за день потеряли 256 человек убитыми и 177 пленными.

За этот подвиг командир азербайджанского конного полка был представлен к ордену Святого Георгия 3-й степени и оказался единственным офицером туземной дивизии-обладателем столь высокой государственной награды.

Еще один офицер полка – корнет Джамшид-хан Нахичеванский – за бой у деревни Тышковцы был удостоен Георгиевского оружия. Командуя разъездом из 10 всадников, когда взвод пехоты противника, охватив фланг наступавшей 1-й сотни полка, начал жестоко ее обстреливать, он во главе своих людей бросился в атаку. Несмотря на сильный ружейный огонь, корнет первым врубился в ряды врага, рассеивая его, при этом получил два ранения. Таким образом 1-я сотня смогла продолжить атаку.

Чуть позже сражение под Тышковцами на холсте запечатлел художник-баталист Иван Владимиров, назвав свою работу "Атака татарского полка", картину потом растиражировали на открытках.

Летом полк вел наступление в Буковинских Карпатах и в верховьях Прута. А осенью Кавказская туземная конная дивизия была переброшена на Румынский фронт и действовала в Южной Буковине. В начале 1917 года после трудных боев "Дикая дивизия" была отведена на отдых в Бессарабию. Первый командир азербайджанского конного полка, генерал-майор Половцов был назначен Главнокомандующим войсками Петроградского военного округа. Но, находясь на этом посту, не забывал о тех, с кем начинал воевать. В телеграмме одному из инициаторов формирования азербайджанского конного полка Мамед-хану Зиятханову говорилось: "Получив разрешение военного министра сохранить мундир Татарского конного полка, прошу вас передать мусульманскому населению Елисаветпольской губернии и Борчалинского уезда, что я с гордостью буду хранить память о доблестном полке, собранном в их же среде, во главе коего я имел честь состоять полтора года. Бесконечным рядом подвигов на полях Галиции и Румынии мусульмане показали себя достойными потомками великих предков и верными сынами нашей великой Родины".

Поход на столицу

Летом 1917 года дивизия вернулась в состав Юго-Западного фронта и приняла участие в последней наступательной операции русских войск на территории Галиции. В то время азербайджанский конный полк действовал западнее города Станислава. Но февральская революция 1917 года оказала пагубное влияние на процесс управления армией, фактически деморализовав ее и парализовав координацию войск. Отмена в подразделениях единоначалия привела к хаосу в воинских частях, выразившемуся отказах солдат идти в наступление, самосудах над офицерами, братании с противником, дезертирству. В условиях, когда русская армия на глазах разлагалась, и целые части беспорядочно покидали боевые позиции, кавказские соединения по-прежнему сохраняли боеспособность и по мере своих сил противодействовали врагу.

В статье "Верные сыны России", опубликованной в газете промышленных кругов "Утро России", сообщалось: "Кавказская туземная дивизия, все те же многострадальные "дикие", жизнями своими оплачивающие торгово-предательские счеты русской армии, "братания", ее свободу и ее культуру. "Дикие" спасли русскую армию в Румынии, "дикие" безудержным ударом опрокинули австрийцев и во главе русской армии прошли всю Буковину и взяли Черновицы. "Дикие" ворвались в Галич и гнали австрийцев неделю тому назад. И вчера вновь "дикие", спасая отступавшую митинговую колонну, рванулись вперед и отбив позиции, спасли положение… "Дикие" инородцы… они заплатят России кровью за всю ту землю, за всю ту волю, которых требуют сегодня же организованные солдаты, бегущие с фронта на тыловые митинги".

Но помимо боевых будней кавказские всадники оказались втянутыми и в процессы, никак не связанные с войной. На фоне общественно-политического кризиса и падения авторитета Временного правительства бывший верховный главнокомандующий, генерал от инфантерии Корнилов отозвал с Румынского фронта 3-й конный корпус (куда входила и "Дикая дивизия") и приказал ему переместиться в район города Великие Луки. После чего были предприняты меры по установлению в стране военной диктатуры: подчиненные Корнилову подразделения в августе 1917 года двинулись на Петроград. На марше кавказские кавалеристы даже вступили в перестрелку с солдатами Петроградского гарнизона у станции Антропшино (28 км от столицы).

Однако плохо организованная операция и политические интриги привели к провалу похода. Полковник Магалов, скакавший впереди азербайджанского конного полка, вынужден был остановиться, получив на то несколько категорических приказов. После провала мятежа командир дивизии князь Багратион с депутатами от полков приехал с повинной к председателю Временного правительства в Петроград. К Керенскому не поехали лишь представители азербайджанского полка, отказавшегося послать делегатов на том основании, что не считают нужным извиняться, так как они лишь исполняли приказы начальников, к тому же прекрасно знали, на что шли.

На закате славы

В августе 1917 года Кавказская туземная конная дивизия с приданием ей Дагестанского и Осетинского конных полков была преобразована в Кавказский туземный конный корпус. Вряд ли император и его окружение, создавая "Дикую дивизию", предполагали увидеть в ней грозную силу. Скорее от ее формирования предполагалось извлечь информационный эффект: миру таким образом демонстрировалась интеграция горцев в российское общество, ретуширующая "шрамы" не столь далекой Кавказской войны. Но добровольцы-мусульмане, продемонстрировавшие на полях сражений лучшие из качеств кавказского менталитета, доказали, что при умелом командовании способны сокрушать даже самого сильного врага, и тем самым снискали себе заслуженную славу и в русской армии, и в целом в России.

Будучи на фронте, только за год Кавказская туземная конская дивизия провела 16 атак – пример в военной истории небывалый. О жестокости схваток с неприятелем на австрийском, германском и румынском фронтах свидетельствуют цифры. За три года через службу в дивизии прошло в общей сложности более семи тысяч всадников, уроженцев Кавказа и Закавказья. Полки периодически пополнялись прибывшими с мест их формирования запасными сотнями, и новые бойцы занимали в конном строю место павших земляков. Количество же пленных, взятых кавалеристами "Дикой дивизии" за годы войны, в четыре раза превысило ее собственный численный состав.

С конца 1917 года закавказские всадники оказались втянутыми в водоворот революционных событий, и с этого момента каждый из них пошел своим путем. Азербайджанский конный полк большей своей частью встал под знамя мусульманского корпуса под командованием генерал-лейтенанта Али-Ага Шихлинского, а после провозглашения 28 мая 1918 года Азербайджанской Демократической Республики и создания национальной армии был включен в состав Конной дивизии.

13655 просмотров




Вестник Кавказа

во Вконтакте

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!