Вестник Кавказа

Он Никсона до Байдена: США так и не обрели энергетическую независимость 

Asia Times
Он Никсона до Байдена: США так и не обрели энергетическую независимость 

Стремление США к обретению ”энергетической независимости”, не говоря уже об ”энергетическом господстве”, не выдержало испытание временем. Джо Байден, как и его предшественники, сначала умолял страны ОПЕК о помощи, а затем выразил свой гнев в связи с решением картеля, принятым в отношении нефтяного производства, пишет управляющий Qamar Energy и автор книги ”Миф нефтяного кризиса” Робин Миллс для Asia Times.

5 октября на встрече в Вене группа ОПЕК+, куда входят основные нефтяные экспортеры, решила снизить производство на 2 млн баррелей в день. Реальное сокращение составит 900 тыс. баррелей в сутки. В сентябре производство было впервые сокращено на 100 тыс. баррелей после нескольких месяцев стабильного роста добычи на фоне восстановления спроса после пандемии Covid-19.

Группа производителей обеспокоена динамикой спроса и состоянием мировой экономики в связи с высокой инфляцией, увеличением процентных ставок и экономическими замедлением в Китае. Нефтяные цены резко упали почти с $124 за баррель в июне до $84 накануне встречи членов картеля.

США активно возражали против сокращений, стремясь сдержать цены и инфляцию накануне критически важных промежуточных выборов, которые состоятся 8 ноября. Вашингтон настаивал на том, что предложение на рынке ограничено и решение нужно отложить на месяц, поскольку необходимо рассчитать влияние европейского запрета на российский импорт нефти, который вступит в силу 5 декабря. Просьба Байдена не была услышана. 

В погоне за энергетической безопасностью 

Начавшаяся в 2010 году американская ”сланцевая революция” разблокировала миллиарды баррелей нефти и триллионы кубических метров газа, которые ранее были недоступны. Появились опрометчивые прогнозы о том, что США больше не придется обращать внимание на Персидский залив. В результате, Вашингтон решил свернуть свое военное и дипломатическое присутствие в регионе и развернуться в сторону Азии.

Со времен Ричарда Никсона, который в ноябре 1973 года, через три недели после введения арабскими странами нефтяного эмбарго, провозгласил "проект независимости" и пообещал, что США через семь лет будут "сами удовлетворять свои энергетические потребности, не завися ни от каких иностранных поставщиков энергоресурсов". 

Спустя десятилетия безрезультатных войн на Ближнем Востоке, президенты США начали сводить на минимум расходы на внешнюю политику, отдав ее на усмотрение энергетическим компаниям. При Бараке Обаме производство нефти и газа в стране значительно выросло. Обама отменил длительный запрет на экспорт нефти, сдерживавший мировые цены. За счет этого появилась возможность ввести против Ирана строжайшие санкции с тем, чтобы принудить страну заключить ядерное соглашение, и компенсировать потери ливийского производства во время и после свержения Муаммара Каддафи в 2011 году.

В 2014 году соперничество между производителями стран Персидского залива и американским сланцем привело к падению стоимости нефти и ценовой войне ОПЕК, затем к формированию альянса ОПЕК+ с участием России и других важных производителей в конце 2016 года. Саудовская Аравия поняла, что Организация стран экспортеров нефти не может одновременно противостоять и России, и сланцевым производителям. 

Дональду Трампу во многом удалось удержаться в президентском кресле, благодаря умеренным ценам. Он оказал давление на страны Персидского залива с тем, чтобы они увеличили производство для поддержки новых санкций против Ирана, а затем в ноябре 2018 года он нанес по ним удар, временно разрешив торговлю с Ираном, что привело к падению цен. 

Когда нефтяные цены значительно упали в начале пандемии, Трамп пересмотрел свой курс, бросив все усилия на заключение новой сделки ОПЕК. Он провел переговоры как с Владимиром Путиным, так и с наследным принцем Саудовской Аравии, Мухаммедом ибн Салманом, чтобы спасти американскую промышленность.

Сланцевая революция, судя по всему, исчерпала себя, поскольку инвесторам нужна прибыль. Нефтяное производство США будет продолжать расти в ближайшие годы, однако недостаточно быстро для того, чтобы удовлетворить усиление глобального спроса или привести к резкому падению цен. 

Нефтяные компании винят в неблагоприятном инвестиционном климате американскую Демократическую партию, хотя на какие бы ощутимые меры Байден не пошел, в краткосрочной перспективе они не окажут никакого влияния на производство. Кроме того, сдерживаемый экологической повесткой своей партии, Байден едва ли изменит риторику и призовет техасских нефтяных баронов и их сторонников с Уолл-Стрит добывать больше нефти. 

Нефтяная политика 

США остаются важным чистым экспортером нефти, чего не было с конца 1940-х годов. Однако страна утратила свое влияние в качестве стабилизирующего производителя, которое ощущалось с 2010 года. Высокие нефтяные цены идут на пользу американской экономике, в частности они на руку инвесторам. Однако в них нет ничего хорошего для потребителей, инфляции и большинства государств, не являющихся крупными производителями (в основном демократических, со свободной избирательной системой). 

Поэтому американская администрация так яростно выступала против сокращений и обвинила во всем Саудовскую Аравию. Вашингтон сетовал на угрозу мировой экономики и поддержку России. 

Эр-Рияд же обосновал свою позицию и был в итоге поддержан Объединенными Арабскими Эмиратами, Бахрейном, Оманом и Ираком. Королевство выразило обеспокоенность в связи с нефтяным спросом и низкими объемами свободных мощностей. Министерство иностранных дел Саудовской Аравии заявило, что решение было принято единогласно (как заведено в ОПЕК), носит ”исключительно экономический характер” и призвано ограничить ценовую волатильность.

Байден гораздо чаще, чем его предшественники, использует Стратегический нефтяной резерв как механизму управления рынком. Безумная идея о запрете американского экспорта вновь стала актуальной. Возобновление иранского ядерного соглашения, которое приведет к восстановлению иранского нефтяного экспорта, судя по всему, больше не на повестке дня. 

Главный рычаг давления Вашингтона на ОПЕК+, в частности на Саудовскую Аравию, находится за пределами энергетического сектора, и представляет собой отказ от продажи оружия и обеспечения обороны. Если США хотят однажды прийти к ”энергетическому господству”, им придется вернуться к энергетической зависимости. Тем не менее у супердержавы есть и другие инструменты внешней политики, поэтому государствам Персидского залива нужно внимательно следить за тем, как рассерженный Вашингтон будет их использовать. 

9235 просмотров

ТАКЖЕ ПО ТЕМЕ