Вестник Кавказа

Одноэтажная Абхазия -2

Спартак Жидков, Абхазия
Одноэтажная Абхазия -2
© Фото: Мария Новоселова/ “Вестник Кавказа“
Общественная кампания, начатая сухумской интеллигенцией, находит поддержку среди горожан, но и у бизнесменов есть свои аргументы и свои сторонники. Они указывают на то, что строящийся объект – не первая «высотка» в Синопе, что самые красивые из многоэтажных зданий, построенных в советское время (например, санатории МВО и РВСН) органично вписались в ландшафт и стали «визитной карточкой» Сухума. Точно так же и новостройки могут изменить облик города к лучшему. Проблема в том, что проверить это нельзя, пока здание не будет готово, а сносить его уже никто не станет. За последние несколько лет в Сухуме построено уже немало многоэтажек, и все – без предварительного обсуждения, без учета мнения общественности. Если так пойдет дальше, в ближайшие годы на улицах Сухума, Гагры и других абхазских городов маленькие изящные здания будут загромождены большими постройками, на фоне которых просто потеряются. Кстати, на северной окраине Сухума достраивается комплекс многоэтажных зданий для семей российских военных, которые будут находиться в Абхазии согласно двустороннему договору 2009 года; но строится он за городом и фактически изолирован даже от сухумских пригородов.

На дискуссию отреагировал и президент. На очередной пресс-конференции он заверил журналистов, что 14-этажного «монстра», как его окрестили противники строительства в Синопе, возводить никто не планирует. «Никакого четырнадцатиэтажного здания там не будет, – сказал Александр Анкваб. – Максимум, что там может быть – это шесть-восемь этажей. Свое мнение я высказал инвесторам, и они к этому отнеслись с пониманием. Я жду ответа от них после консультаций со специалистами».

Тем не менее протесты ширятся, и следует признать, что сохранение «одноэтажной Абхазии» как нельзя более отвечает задаче привлечения туристов. Сегодняшняя Абхазия хороша для всех, кто хочет отдохнуть от переполненного мегаполиса, шумного и задымленного. Абхазские города отлично вписываются в окружающий пейзаж, а образцы сталинского монументального классицизма перекликаются с античными зданиями – типичным примером является санаторий «Амра» в Гагре. Греко-римский стиль больше всего отвечает как историческим традициям – первые города на абхазском побережье были основаны эллинами, – так и природным условиям Абхазии.

Конечно, нельзя утверждать, что Абхазии подходят исключительно постройки в античном духе: в той же Гагре самый знаменитый ресторан – «Гагрипш» – был изготовлен в Норвегии, куплен принцем Ольденбургским на всемирной выставке в Париже и доставлен в Абхазию в разобранном виде в 1902 году. И все-таки Абхазии с ее средиземноморской природой больше подходят южные образцы. Сегодня же на сухумских улицах часто возводятся трех-пятиэтажные здания современной архитектуры; эти «каменные тортики» сами по себе смотрятся приятно, но почти или совсем не гармонируют со старыми домами.

Таким образом, возникает вопрос: не следует ли создать постоянно действующий орган из представителей общественности, архитекторов, искусствоведов, которые пришли бы к единому выводу: каким должен быть в идеале архитектурный облик столицы и других городов Абхазии? Такие предложения уже выдвигаются, но пока они остаются лишь предложениями.

Кроме того, пока почти не затрагивается другой больной вопрос – проблема озеленения города. Дело в том, что красота Сухума – понятие относительное. На его улицах изящные особняки соседствуют с панельными «хрущевками», грубыми бетонными коробками различного назначения, есть даже отдельные дома барачного типа. Это разнообразие становится красивым в немалой степени благодаря озеленению советских времен. Если убрать с сухумских улиц всю растительность, картина – особенно сегодня, когда повсюду можно видеть то пустырь, то развалины – окажется весьма неприглядной. Это касается и многих других городов Абхазии. Именно обилие деревьев, кустарников, газонов и садов в теплое время года превращает Сухум в подобие земного рая. Но высадка молодых деревьев на его улицах – скорее исключение, чем правило. Да и при посадках предпочтение отдается экзотическим низкорослым растениям вроде юкки и агавы. Могучие деревья – кипарисы, платаны, эвкалипты, – падают во время ураганов или просто от старости, а чаще всего безжалостно спиливаются во время очередной стройки. С одной стороны, потому, что мешают развернуться строительной технике, а с другой – не позволяют полюбоваться на красивый фасад после завершения работы (или даже косметического ремонта). Из года в год Сухум, Ткуарчал и прочие прекрасные абхазские города постепенно лишаются своего великолепного украшения, а новое поколение уже не помнит улицы другими.

Пока в республике господствовала послевоенная разруха, можно было не опасаться по крайней мере за сохранение старых зданий и многолетних деревьев. Теперь, когда республика начинает возрождаться, побочные последствия могут быть очень негативными.

Сейчас, в разгар полемики, кажется, что обеим сторонам – общественности и миру бизнеса – трудно будет договориться. Однако речь идет о том, чтобы найти взаимоприемлемое решение: интеллигентам следует выработать общую точку зрения, бизнесменам – прислушаться к их рекомендациям. В противном случае непонимание будет углубляться.

А между тем старинные кирпичные особняки, составляющие сегодня украшение и гордость Сухума, строились не искусствоведами, не государственными чиновниками, а теми же бизнесменами и нуворишами – главным образом греческими купцами. Точно так же и сегодня абхазские бизнесмены и их партнеры по бизнесу из России (либо других стран) могут сослужить своей стране отличную службу, заработать благодарность будущих поколений и сохранить свое имя в веках. Следует только проявить понимание и уважение к советам специалистов.
18235 просмотров