Мартовские события 1918 года (ч.2)

Мартовские события 1918 года (ч.2)

Убийство людей по национальному признаку нельзя оправдать ничем, но еще более страшно, когда в ходе этнических чисток люди гибнут только потому, что они этинически близки к тем, которых убийцы считают виновниками своих бед.

События в 1918 года на территории всего Азербайджана историки называют этническими чистками, говоря о том, что тогдашние погромы были составной частью масштабных планов националистов, стремящихся к максимальному уменьшению численности мусульманского населения во всех азербайджанских регионах. Однако остается не до конца понятным, почему армянские погромы 1915 года в Османской Турции стали основанием для этнических чисток азербайджанцев в 1918 году.
Азербайджанцы, проживавшие в Российской империи (как и другие тюркские народы - узбеки, казахи, туркмены, гагаузы, карачаевцы) имели весьма опосредованное отношение к туркам, проживавшим в Османской империи.
В борьбе за трон "нефтяного королевства" Баку руководитель бакинских большевиков Степан Шаумян (Лалаянц) нашел поддержку радикально настроенных дашнаков и дислоцированных в Баку армянских боевых подразделений, которые были эвакуированы с фронта, где воевали на стороне Антанты за города и села Турции, мечтавших взять реванш.
Привлечение к борьбе за власть национально-демократической партией "Мусават", превратило сражения в погромы мирных азербайджанцев, ничего не имевших против армян, мирно проживавших с ними долгие годы на одной земле. В марте 1918 года азербайджанцев уничтожали только потому, что они этнически принадлежали к семье тюркских народов, хотя имели собственную историю, отличную от истории тюрков-османов.
Именно тогда была заложена идеология враждебной политики армян в отношении азербайджанцев, в основу которой положена резня армян в Османской империи.
Сегодня Армения добивается признания событий в 1915 года геноцидом.
Так, в свободолюбивой Франции, где карикатуры на Христа и пророка Мухаммеда считаются святым правом личности, или правом на свободу слова, в конце 2011 года пытались принять закон, предусматривающий за отрицание геноцида армян наказание в виде штрафа в размере 45 тысяч евро и лишение свободы на год.
Не совсем понятно, как осуждением зла, совершенного в 1915 году на территории Османской Турции, можно объяснить претензии на современные азербайджанские территории, ведь событиями столетней давности в Армении объясняют акции новейшей истории – и ходжалинскую трагедию, и оккупацию Карабаха.
Тем не менее это происходит, и инспирируется, вероятно, теми, кто думает о собственном политическом и экономическом капитале, забывая об интересах собственного народа и его ближайших соседей. Для большей части этих людей Армения историческая родина, но в армянской диаспоре не сильно обеспокоены тем фактом, что такого рода политика приводит к враждебным отношениям с двумя (Турция, Азербайджан) из четырех соседей Армении.
Так или иначе сегодня Армения оказалась в экономическом тупике, а народ вынужден покидать страну. На днях первый президент Армении Левон Тер-Петросян назвал продолжение поиска врагов антиармянской политикой, призвав отказаться от идеи создания "Великой Армении".
Действительно, политика взаимовыгодного сотрудничества с соседями рано или поздно сделает Закавказье процветающей землей.
Как акт осуждения политики вражды, как пример того, к чему может привести чувство мести, а также для раскрытия объективных фактов "Вестник Кавказа" публикует материалы о мартовских событиях 1918 года, подготовленные Чрезвычайной следственной комиссией для расследования фактов насилия, погромов и мародерства в Закавказье с начала Первой мировой войны.
"Вестник Кавказа" представляет исторические документы без изменений, но убедительно просит читателя не воспринимать часто используемое слово "армяне" в обобщающем значении. Речь здесь идет только о людях армянской национальности, ставших участниками тех событий, причем большинство представителей этой национальности сами были заложниками той ситуации.

Продолжение. Начало см. "Мартовские события 1918 года (ч.1)"

В мартовских погромах принимали участие помимо хорошо организованных воинских отрядов еще и члены партии «Дашнакцутюн»; это обстоятельство подтверждается как показаниями свидетелей, так и тем, что в одном из заседаний Совета рабочих, солдатских и матросских депутатов председатель Совета Степан Шаумян открыто признал участие в погромах дашнакцаканов.

Между тем, уже после прекращения погромов, многие представители армянского интеллигентного общества с удивительной настойчивостью утверждали, что в мартовских погромах выступали не армянские организации и не армянская интеллигенция, а занималась грабежами лишь армянская чернь и отдельные солдаты из мести к мусульманам за то, что последние не пропустили их домой, в свои селения, при возвращении их с фронта (т.I л.153 об.).

Во время мартовских событий было убито около 11 000 мусульман; трупы многих из них не были обнаружены, так как армяне бросали их в горящие дома, в море и в колодцы (т. II л. 3 об.). По словам Гейдара Кули Кулиева, он во время обхода мусульманских квартир в некоторых районах города находил страшно изуродованные трупы. Так, например, он нашел труп своего племянника Башира Джафарова с отрезанной головой, который куда-то унесли, с отрезанной рукой и тремя штыковыми ранами на теле. Затем он видел труп мужчины с отрезанным половым органом, который был вложен в рот убитой поблизости мусульманки. В другом месте лежала молодая мусульманка с перерезанным горлом, на груди которой был положен зарезанный кинжалом годовалый мальчик таким образом, что его рот лежал на соске женщины. Попадались трупы мусульманок с вырезанными из утробы младенцами, с отрезанными грудями, носом, ушами, с воткнутыми во влагалище палками. В одном месте был найден на плите обгоревший ребенок, умерший, по-видимому, в страшных мучениях. В другом месте лежал пригвожденный к земле мальчик, с проткнутым через живот деревянным колом. По положению многих мусульманок видно было, что они перед смертью подвергались изнасилованию ( т. II л. 18 об., т. I л.12 об.).

Бывшему члену совета рабочих, солдатских и матросских депутатов, помощнику командира парохода «Николай Буниятов» -Кязиму Ахундову 24 марта были присланы для охраны нагорной части Баку, под названием «Чемберекенд», 10 вооруженных матросов под командой летчика Розенблюма. С 25 марта Ахундов приступил к уборке трупов с Николаевской улицы, причем подобрал проколотые штыками и разрубленные шашкой трупы 3 гимназистов мусульман, 11 гимназисток, одной русской женщины, трех мусульманских мальчиков в возрасте от 3 до 5 лет, 8 русских мужчин, 19 мусульман персидско-подданных и 67 мусульман Азербайджанцев разных профессий. Перечисленные трупы на автомобилях были отвезены в мечети. Кроме того, на старую пристань общества «Вулкан» были перевезены 6.748 мусульманских трупов мужчин, женщин и детей. Из городских районов «Мамедли» и «Похлы Дере» мусульманские трупы вывозились на кладбище, при чем уборка трупов могла быть закончена только к 31 марта (1).

Ахундов повел своего знакомого техника Владимира Соколова в местность «Карпич-Хана», где названный Соколов произвел три фотографических снимка. Первый снимок произведен с трупа женщины с пулевой раной на голове, с пятью штыковыми ранами на теле и с разрубленной правой ключицей; на правой груди трупа лежал еще живой ребенок с штыковой раной на ногой, который сосал грудь матери. Второй снимок произведен с ребенка, лет двух от рода, пригвожденного к стене большим Казачковым гвоздем, длиной в 7-8 вершков; по шляпке гвоздя видно, что он заколачивался в стену камнем, который и лежал поблизости. Третий снимок был снят с трупа 13-14 летней девушки, поза которой свидетельствовала о том, что ее изнасиловало много лиц; постель под ее раздвинутыми ногами покрыта кровью; у нее на шее видны следы пальцев. Когда Ахундов с Соколовым вошли в четвертый дом, то им представилась следующая картина: на полу большой комнаты лежали трупы голой женщины 22-23 лет, двух старух, девочки шести лет, мальчика восьми лет и грудного ребенка; руки и ноги последнего грызли три собаки. Описанная картина так подействовала на Соколова, что он отказался от дальнейшего производства фотографических снимков ( т. II л. 49-52).

В № 33 газеты «Вперед», органе Бакинского центрального комитета армянской революционной партии «Дашнакцутюн», армянский национальный совет, стараясь по-своему осветить мартовские события, заявляет, что при самом энергичном содействии партии Дашнакцутюн мусульмане были взяты под защиту Армянского национального совета; последний даже будто бы назначил своего уполномоченного по защите и опеке мусульманских граждан. Большинство из опекаемых мусульман были спасены сознательными элементами солдат и представителями армянских партий. По водворении мира и спокойствия мусульмане из армянской части города были препровождены в мусульманскую часть. Каким образом пленных мусульман отводили в театр Маилова, театр «Рекорд» и другие места, предназначенные для содержания всех опекаемых Армянским национальным советом, видно из следующих фактов: 19 марта, часа в 3 дня, в доме Ага Гусейна Бабаева, помещающийся на углу Николаевской и Заведенской улице, явилось человеке 14 армянских солдат, которые приступили к производству обыска, разыскивая 11 винтовок, которые, по их сведениям, должны были находиться в доме. Найдя одну винтовку, армяне задержали живших в доме Асхана Мустафаева, дядю последнего Меджидуллу Осман оглы, Рагима Рагим Хан оглы, Ага Гусейна Бабаева, брата доктора Нариманова и садовника инженера Саркисянца, который за несколько дней до начала мартовских погромов перебрался с семьей в армянскую часть города, а для охраны своих вещей оставил в квартире садовника. Задержанных повели вниз по Николаевской улице, при чем по дороге арестовали и шедшую с белым флагом делегацию, состоявшую из трех старых мусульман.

Дойдя до Великокняжеского проспекта, армяне-солдаты выстроили против пассажа Калантарова всех захваченных в плен и произвели в них из своих винтовок залп, коим были убиты все за исключением Асхадина Мустафаева и Меджидуллы Осман оглы: первый из них оказался раненным разрывной пулей в правую руку и правый бок, а второй – также разрывной пулей в правую ногу. Начальником отряда, учинившего описанный расстрел, был офицер Сергеев, сын домовладельца на Oфицерской улице (т. I л.42).

В тот же день, вечером, вооруженные армяне вошли в дом № 148 на Бондарной улице и, застав там человек 50 мусульман – женщин, детей и мужчин, ограбили их всех, а затем повели в плен по направлению к Биржевой площади. Придя на эту площадь армяне выделили из общей толпы всех мужчин и повели их особо и возле 12 лазарета произвели в них из винтовок залп, после чего штыками стали добивать оставшихся в живых. Находившемуся в этой группе пленных четырнадцатилетнему мальчику Мамед Ибрагиму Мешади Мовлат оглы были нанесены 2 пулевых и 18 штыковых ран; по уходе армян он был подобран санитарами и сестрами милосердия и отнесен в 12 лазарет, где удалось спасти ему жизнь. Шедшему вместе с Мамедом Ибрагимом Мешади Али Джелалзаде были нанесены две пулевых раны на руку и пах и четыре штыковых раны в спину и одна штыковая рана в ногу; он также был доставлен в 12 лазарет, где его удалось вылечить ( т.I л. 35 и 48).

Подобные уводы мусульман в плен практиковались армянами вплоть до взятия Баку азербайджано-турецкими войсками. Так, например, в конце августа 1918 года Бакинский житель Садых бек Мамед Рза бек оглы вышел из Баку в селение Пиршаги к своей семье. В селении Мамедлы его и бывших с ним мусульман, в количестве 20 человек, захватили в плен 17 армянских солдат, которые и повели пленных в селение Забрат. Там их всех связали в одну кучу веревкой и открыли по ним стрельбу из винтовок. Когда же все упали на землю, их стали добивать штыками, кинжалами и шашками. Садых бек, которому были причинены 1 пулевая рана, две кинжальные раны, около 18 штыковых ран и две раны, причиненные шашкой, был доставлен в больницу в селении Раманы, где его удалось вылечить ( т.I , л. 11).

Истребляя беззащитных мусульман, армянская интеллигенция старалась натравить на них моряков и красногвардейцев. Так, например, 19 марта, утром, в крепость явились персидский консул и моряк Натансон и заявили мусульманским представителям, что в городе говорят, будто бы мусульмане вырезали всех русских, находившихся в крепости, а также и армян. На это мусульманские представители привели обоих в дом Мир Али Наги Усейнова, где находились 240 христиан мужчин, женщин и детей, среди которых были и армяне. Убедившись в том, что с христианами обращаются хорошо и снабжают их пищей, и что они сами добровольно пришли в дом Усейнова укрыться от снарядов, Натансон и консул удалились из крепости. Через три часа они вновь возвратились и объявили, что двое из армянских общественных деятелей по телефону сообщили, что по уходе их, консула и Натансона, из крепости, мусульмане перерезали всех христиан. Убедившись в том, что они сознательно были введены в заблуждение, Натансон и консул оставили в крепости 20 матросов для отражения нападения армян, а сами удалились (т. II л. 1 об.).

20 марта в переулок, находящийся между зданиями редакции «Каспий» и Мусульманского Благотворительного Общества «Исмаилие», прибыл армянский офицер Татевос Амиров в сопровождении трех солдат-армян и зашел в здание «Исмаилие»; через некоторое время из окон здания показался дым и пламя, и это грандиозное здание, не только гордость Бакинских мусульман, но и украшение всего города, погибло от пожара, который некому было прекратить, так как мусульмане не имели возможности показаться на улице, обстреливаемую пулеметным и ружейным огнем ( т. II л.2 об.). Затем были сожжены здание редакции газеты «Каспий» и мусульманские гостиницы «Дагестан», «Искендерие» и «Исламие». Сожженные здания играли большую роль в жизни всех кавказских мусульман: 1. В «Исмаилие» помещались все кавказские мусульманские комитеты, и в нем хранились принадлежавшие этим комитетам деньги и документы; кроме того в нем происходили всевозможные мусульманские собрания и съезды, как, например, общекавказский мусульманский съезд, открытый 15 февраля 1918 года (2); 2. В редакции газеты «Каспий» печатались всевозможные книги на мусульманском языке (3), а ко времени поджога редакции, в ее подвалах хранились 5000 недавно отпечатанных экземпляров Корана на арабском языке, которые сгорели; 3. В гостинице «Исламие», «Дагестан» и «Искендерие» останавливались все мусульмане, приезжавшие в Баку; в развалинах этих гостиниц найдено множество обгоревших трупов мусульман: так, например, в развалинах гостиницы «Дагестан» найдены трупы доктора Керим бека Султанова, Джавад бека Ашурбекова, управляющего челекенскими промыслами «Гаджинский Челекен» Абдулла бека Бабабекова и др. (т. II л. 2 об., т. I л. 45 об.).

Врываясь в мусульманские дома, армяне уносили оттуда все ценное имущество, а остальные вещи ломали и часто предавали огню. В нижней части города, внизу от Цициановской улицы, не осталось ни одной не разграбленной мусульманской квартиры, за исключением квартиры Гаджи Зейнал Абдина Тагиева. В некоторых районах, например, в Мамедлинском районе или же на базаре сожжены или разграблены сплошь все помещения, заселенные мусульманами. Вообще мусульманским населением города Баку понесен убыток в размере не менее 400.000.000 рублей по старой оценке (т. II л. 3 об.).
Продолжение следует

14210 просмотров




Вестник Кавказа

в Instagram

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!