Германия наносит ущерб европейской экономике

Германия наносит ущерб европейской экономике

В начале ноября в Берлине глава Европейского центрального банка Кристин Лагард вручила председателю Бундестага, бывшему министру финансов ФРГ награду "За выдающиеся достижения в трудные времена". "Немногие сделали так много для Европы и евро. Его приверженность, строгость и мастерство стали источником вдохновения", - позже написала в своем Твиттере Лагард.

Однако британская The Guardian в статье Germany is damaging the European economy. The answer? Raise German wages выражает несогласие с мнением Лагард и тех, кто считает Германию незыблемой скалой в море глобальных экономических потрясений. Председатель SFPI в Королевской академии Бельгии, редактор и соучредитель аналитического центра Dezernat Zukunft Максимилиан Крахе и координатор политики движения "Демократия в Европе" Дэвид Адлер в статье для The Guardian утверждают, что на самом деле финансовая политика ФРГ при Шойбле начала разрушать европейскую экономику. Еще в 2000-х годов его правительство намерено заложило рекордно высокий профицит счета текущих операций, нанеся ущерб Южной Европе и подтолкнув экономику Германии к сложно разрешимым проблемам.

Профицит счета текущих операций происходит, когда доходы страны от экспорта превышают сумму, которую она тратит на импорт. Казалось бы, это не плохо для Германии. Однако побочным эффектом многолетнего избыточного дохода стал дисбаланс спроса. Когда немецкие товары продаются в других странах Европы, деньги попадают в Германию. Поскольку Германия импортирует значительно меньше, чем экспортирует, эти деньги застревают, не возвращаясь, например, когда немцы покупают итальянские товары или испанские услуги. Масштаб этого процесса поразителен. Согласно данным центрального банка Германии, с 2008 года избыточный доход Германии, извлекаемый из остальной части Европы, ежегодно достигает около 110 млрд евро.

Но эта экономическая стратегия больше не приносит успеха, поскольку Германия импортирует мало, и другие европейские страны не могут оплачивать экспорт ФРГ. Вместо этого долг оплачивается путем заимствования или продажи активов немецким кредиторам и инвесторам. В 2017 году, например, домашние хозяйства и фирмы стран ЕС задолжали немецким банкам и их дочерним компаниям полтриллиона евро, а Греция продала 14 региональных аэропортов немецкой компании Fraport.

Как запасы активов, так и терпение кредиторов в конечном счете иссякнут. В этот момент произойдет "кризис адаптации": если Германия не захочет иметь большой дефицит, чтобы позволить другим странам погасить свои долги, немецкие банки будут терпеть убытки, а баварские заводы начнут простаивать, поскольку клиенты больше не смогут позволить себе оплачивать их заказы.

Официальные власти Германии утверждают, что избыточный доход обусловлен успехом частных немецких компаний. Но эта позиция не отражает сути дела: важны последствия, а не причины профицита экспорта Германии.

Что можно предложить немецкому правительству? Способствовать росту заработной платы своих работников. Увеличение зарплаты приведет к увеличению потребления. Имеющие больше денег немцы будут покупать больше иностранных товаров, уменьшая профицит счета текущих операций. Но это будет сложно реализовать. В Германии существует глубокий двухпартийный консенсус в отношении сохранения статус-кво. Профицит счета текущих операций фактически усугубляет экономическое неравенство Германии - прибыль от экспортной промышленности концентрируется в руках небольшой группы людей, но это неравенство не влияет на правящий Христианский демократический союз (ХДС) и социал-демократов, чьими избирателями являются семьи, владеющие бизнесом, и профсоюзные работники.

Впрочем, есть проблески надежды. Консенсус в отношении сбалансированных бюджетов - ключевой план стратегии Германии - начинает рассыпаться. Эксперты призывают к дополнительным расходам. Большая коалиция, когда-то поддерживаемая двумя третями немецкого электората, была сокращена до узкого большинства, и как СДПГ, так и ХДС пересматривают свои экономические платформы.

Как пишет историк Адам Туз в книге "Всемирный потоп", между Первой и Второй мировыми войнами именно многолетний экспортный профицит в США стал главной причиной экономической нестабильности: неспособные создать профицит Великобритания, Франция и Германия шли на дно из-за долгов, накопленных после Первой мировой войны, и могли остаться на плаву только благодаря еще большему количеству займов из США. Когда в 1929 году американский кредит иссяк, началась Великая депрессия с серьезными политическими последствиями.

Сегодня возможен альтернативный путь: повысить заработную плату, чтобы восстановить равновесие. Ставка Германии на экспорт вынуждает сомневаться в реализации такого сценария, однако осознание немцами собственной истории все-таки внушает надежду.

6880 просмотров



Вестник Кавказа

во Вконтакте

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!