Вестник Кавказа

Матвей Катков на Вести.FM: влияние национальных общин на историю Москвы сильнее, чем кажется

Национальные общины повлияли на историю Москвы значительно сильнее, чем принято об этом думать, заявил сегодня в прямом эфире передачи "Нацвопрос" на Вести.FM аналитик "Вестника Кавказа" Матвей Катков.

"Нацвопрос" - еженедельная передача на Вести.FM, в ходе которой обсуждают различные аспекты национальных отношений, в первую очередь, в России. Сегодняшний эфир был посвящен Дню города в многонациональной столице России - Москве.

Матвей Катков отметил, что вопрос о национальных общинах в Москве упирается в точную датировку, то есть когда можно достоверно утверждать о формировании тех или иных общин, и тут, к сожалению, возникает некий источниковый предел. "Если мы говорим о Москве XVII столетия, то там мы, опираясь на топонимику и более широкий пласт источников, можем точно выделять и наличие слобод, и наличие постоянно проживающих общин. Но в принципе, уже с XV столетия, то есть с периода, когда Москва стала крупным политическим центром русских земель, мы можем констатировать, что представители многих национальных общин, действительно, жили в Москве, причем это никоим образом не было похоже на гетто или на закрытые кварталы. Очень часто такое пребывание в Москве обуславливалось еще какими-то профессиональной деятельностью. Или, скажем, реально представители многих этносов проживали в более широком анклаве. Например, в Грузинской слободе жили не только выходцы из Грузии, и так далее", - отметил он.

"Чисто хронологически одними из первых проживали в Москве татары и греки. Греки понятно почему - потому что исторически наиболее тесные контакты с ними. Татары появляются здесь в связи с ослаблением татаро-монгольского ига, вся московская топонимика южнее Кремля об этом говорит, например, улица Ордынка, Татарская улица и так далее. Но количество национальных общин этим не ограничивается, потому что по большому счету и армянская община формируется с XVI столетия, еврейская с XVII века. Правда, позднее там были проблемы, связанные с чертой оседлости, но тем не менее, свой след они оставили. И более того, были даже способы преодоления этой черты оседлости", - указал эксперт.

Аналитик "Вестника Кавказа" пояснил, что для средневековой Москвы национальный вопрос не был принципиально острым, так как по факту в Москве жило больше представителей разных народов, чем можно сейчас судить, в частности, очевидно, что азербайджанцы пребывали в Москве в рамках иранских посольств. Отдельно выходцев с Южного Кавказа не выделяли, но они жили и вносили свой вклад, на первый взгляд не очевидный, в общую городскую культуру.

"Надо сказать, что в Москве не всегда существовало отождествление людей по национальному принципу. Очень часто представители общин или даже иностранцы, как, например, в Немецкой слободе, могли быть ассоциированы с родами деятельности. Например, в XVII столетии при Алексее Михайловиче особая протекция оказывалась ювелирам и медикам. Им даже разрешалось селиться ближе к Кремлю в Белом городе, иногда даже в Китай-городе. Это обуславливалось необходимостью иметь доступ к Оружейной палате. Таким образом, этот человек прежде всего являлся для окружающих знатным, приближенным к царю, но реально он мог быть абсолютно любого вероисповедания, любой национальности, просто это было не в фокусе, поэтому фактически реальное влияние на историю города ощущается гораздо сильнее, чем мы можем судить сейчас по историческим документам и источникам", - заключил Матвей Катков.

14350 просмотров

ТАКЖЕ ПО ТЕМЕ