Вестник Кавказа

Почему Бабаевская фабрика названа именем азербайджанца

Многие исследователи «национального вопроса», рассуждая об этническом составе революционеров, планировавших и осуществлявших октябрьский переворот 1917 года, говорят о доминировании национальных меньшинств. Очевидно, у последних было больше причин для борьбы с царской властью, ущемлявшей их интересы, в том числе предпринимавшей попытки русифицировать окраины Российской империи. Среди идеологов революции и рядовых борцов за права рабочих и крестьян было немало кавказцев – и грузин, и армян, и азербайджанцев. Имена многих их них потом носили улицы и площади, фабрики и заводы российских городов. А некоторые носят до сих пор. К числу последних относится знаменитый Бабаевский концерн в Москве, шоколадная продукция которого известна далеко за пределами России.
Кондитерская фабрика Абрикосова получила имя Петра Бабаева в 1922 году – через полтора года после его смерти…

…В конце XIX Нухинский уезд Азербайджана, как и другие города Российской империи, потрясали забастовки рабочих. В 1878 году одного их организаторов такой стачки Хакима Бабаева за излишнюю, по мнению местных властей, активность выслали подальше от центра событий - в маленький российский городок Касимово Рязанской губернии. Оказавшись один на чужбине, почти не зная русского языка, Хаким сумел устроиться на новом месте лишь чернорабочим. Зато в личной жизни ему повезло. Судьба послала ему девушку Любу, которая не побоялась выйти замуж на инородца, перебивавшегося временными заработками, и родить ему восьмерых детей. По обычаям того времени, все восемь новых подданных Российской империи получили русские имена.

Старший из сыновей - Пётр - родился 1883 году, когда революционные идеи уже начали распространяться среди рабочих Рязанщины. Хаким задался целью во чтобы это ни стало дать сыну хорошее образование. Однако Пётр приучился в Касимовской гимназии всего четыре года, и уже в 13 лет пошел учеником на механический завод, где для него по-новому зазвучали революционные идеи, за которые его отец был изгнан с малой родины. Уже с 18 лет Пётр пытался начать полностью самостоятельную жизнь. В поисках работы он объездил Поволжье и Северный Кавказ, пока не пристроился кочегаром на пароход. В пароходстве первыми заметили, что у парня есть не только квалификация механика и образование, но и желание учиться, и тут же перевели его на должность помощника машиниста.

Потом Бабаева призвали на военную службу – матросом Балтийского флота. Уже скоро сочетание «матрос Балтфлота» станет синонимом революционера. В 1905 году Пётр вступил в ряды социал-демократов, вел пропаганду во флотских экипажах, устанавливал связи с матросами Петербурга и Кронштадта. Но молодого борца за справедливость быстро арестовали, и в тюрьме у него открылся туберкулез.

Учитывая состояние здоровья из острога, Бабаева выпустили, но тут же отправили на русско-японскую войну. Поражение в той войне еще больше укрепило начинающего революционера в мыслях о том, что существующий в России строй себя изжил.

В 1912 году Бабаев, женившись на давно влюбленной в него Наташе Кузнецовой, переезжают в Москву, где его политическая карьера идет в гору. Работая слесарем в Сокольнических трамвайных мастерских, Пётр продолжает агитировать рабочих за революцию. Тогда от тюрьмы агитатора спасла лишь Первая мировая война. Бабаева тут же направили на передовую, на германский фронт, где за смелость и мужество, отвагу и стойкость он был награжден Георгиевским крестом.

В начале 1916 года Бабаева как высококвалифицированного специалиста отозвали с фронта и направили в Санкт-Петербург на военный завод. В «колыбели мировой революции» Пётр с головой окунается в митинги, стачки, демонстрации. Все это время у него ярко проявляются симптомы туберкулеза, который, как известно, при отсутствии лечения прогрессирует и заканчивается фатально. Но Бабаеву было не до медиков - приближалась революция.

Как только очаг поражения в легких удавалось чуть притушить, Пётр снова бежал на завод. Рабочие очень уважали его за такую самоотверженность и летом 1917 года выбрали своим представителем в заводской комитет Патронного завода, а потом членом Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов. Когда германским войскам удалось прорвать Западный фронт и перейти в широкое контрнаступление, Бабаев как член военной организации при Петроградском Совете снова рванул на передовую.

С войны он возвращается уже в Москву, в родные трамвайные мастерские, но теперь - как состоявшийся революционер. Здесь Бабаева избирают депутатом Сокольнического Совдепа. Но в новой столице ему не сидится. Как представитель Московского Комитета партии Пётр отправился устанавливать советскую власть в Тамбов, где возглавил Тамбовский горком партии.

Снова вернувшись в Москву, уже на высоких городских партийных постах он продолжает бороться за права рабочих. Говорят, Бабаев, горячий и даже резкий, ненавидящий показуху и лицемерие, с удивительной сердечностью помогал людям. Он дружил с рабочими многих московских заводов и фабрик, но особенно тесные контакты сложились у него с Абрикосовкой фабрикой. На посту председателя Сокольнического совета Бабаев принимал множество важных решений, успевал за день переговорить со многими людьми, организовать бригаду по разгрузке срочного груза на железнодорожной станции, заняться судьбой беспризорников.

Про прогрессирующий туберкулез Пётр старался никому особенно не говорить, но скрывать болезнь становилось все сложнее. Как-то его в декларативном порядке его отправили подлечиться в санаторий, но он очень быстро сбежал оттуда. Весной 1920 года Бабаева снова избрали председателем Сокольнического совета, но в зале заседаний Пётр не появился – он уже не вставал с постели. В апреле Бабаева не стало. Петру Бабаеву было всего 37 лет. «Он умер на боевом посту, как подобает большевику», - писали в те дни газеты.
91420 просмотров