Вестник Кавказа

Курортная жизнь в тени Бештау

Яна Винецкая
Пятигорск, центр Кавказских минеральных вод, город относительно молодой, хотя первые упоминания о местности Биш-даг или Бештау (“пять гор” на карачаевском) с источником горячей воды нам известны еще по записям арабских путешественников XIV века. Официальная история города-курорта Пятигорска начинается в 1803 году, когда был подписан указ Александра I «О признании государственного значения Кавказских минеральных вод и необходимости их устройства». Уже в 1828 году итальянский архитектор Джузеппе Бернардацци составил проект будущего города. Тогда же были представлены и варианты названия: Новогеоргиевск, Константиногорск и, наконец, Пятигорск — по имени горы Бештау, у подножья которой он стоит. В середине XIX века при наместнике Кавказа князе Воронцове курортная жизнь значительно оживилась, строились галереи, а в Пятигорске был создан первый в России музей под открытым небом — Музей древностей Северного Кавказа.

Александр Иванович Арнольди, генерал от кавалерии, участник Кавказских походов и последней русско-турецкой войны, военный губернатор Софии, так описывал свою жизнь в Пятигорске во времена, когда ему не было еще и 25 лет: “В то время Пятигорские минеральные воды усердно посещались русскими, так как билет на выезд за границу оплачивался 500 рублями, а в 1841 году сезон был одним из самых блестящих, и сколько мне помнится, говорили, съехалось до 1500 семейств. Доктора Рожер, Норман, Конради и многие другие успешно занимались практикой, и я видел в Пятигорске многих людей, по-видимому неизлечимых, которые в конце курса покидали целительные воды совершенно здоровыми. Так, я помню одного помещика со сведенными руками и ногами, которого погружали в 40-градусную воду на простыне и возили в детской колясочке; в Кисловодске уже он пресмешно расхаживал и получил возможность владеть руками”.

Спустя 40 лет курортная жизнь мало изменилась. Молодые офицеры развлекали приехавших на воды столичных дам, писали стихи и иногда стрелялись. Вот, что пишет об этом “Новейший путеводитель для отправляющихся на минеральные воды России и Европы” сезона 1885 года: “Жители Пятигорска в летнее время ведут жизнь бульварную. Вечером большую часть привилегированного сословия можно встретить гуляющею по бульварам, где происходят и знакомства с приезжающими. Тут же центральное депо новостей. Преобладающий элемент населения Пятигорска и окрестностей – русские, армяне и грузины; затем уже немцы, евреи, греки и татары. Музыка, преимущественно военная, играет два раза в день. Она играет большею частью и во время обедов в казенной и частных гостиницах. В Пятигорске есть также клуб, или так называемое “общественное собрание”, в которое допускаются приезжающие в качестве гостей или членов, не иначе однако как по рекомендации двух членов собрания.” В сезон устраивали также и танцевальные вечера, концерты, и представления артистов и цирка. Однако путеводитель скуп на похвалы: “Несмотря на кажущееся обилие развлечений, приезжающие почти поголовно жалуются на скуку. Ближайшая причина этого, бесспорно, разнокалиберность пациентов, съезжающихся сюда из самых различных местностей”. Молодой Арнольди, однако, с критическим автором не согласился бы. Активный молодой человек быстро нашел себе и компанию, и занятия по душе: “У источников знакомятся скоро, и среди этих занятий время течет быстро. Я нанимал казачью лошадь с ближайшего поста и часто носился по окрестностям, а по вечерам вся многочисленная водяная публика толпилась на длинном бульваре, где полковая музыка ежедневно услаждала ее гармоническими звуками. С нами был повар, мы довольствовались дома и потому ели очень вкусно, но не сытно, потому что многое из пищи запрещалось больным. Форели, дикая коза и зелень составляли нашу исключительную пищу. Я усердно брал ванны по два раза в день и за курс, взяв их до 120, вылечился окончательно, так что и поныне, по прошествии 30-ти лет, не чувствую никаких ревматических болей. Раз или два в неделю мы собирались в залу ресторации Найтаки и плясали до упаду часов до 12 ночи, что, однако, было исключением из обычной водяной жизни, потому что обыкновенно с наступлением свежих сумерок весь Пятигорск замирал и запирался по домам”.

Самым известным посетителем Пятигорска, увековечившим не только город, но и воспевшим весь Кавказ, для которого курорт оказался роковым, был Михаил Лермонтов. Сосед Лермонтова по Пятигорску так описывает день дуэли: “Я поспешил к соседу, но, застав ставни и двери его квартиры на запоре, вернулся к себе. Только утром я узнал, что Михаил Юрьевич привезен был уже мертвым, что он стрелялся с Мартыновым, на 10 шагах и, подобно описанному им фаталисту, кажется далек был от мысли быть убитым, так как, не подымая пистолета, медленно стал приближаться к барьеру, тогда как Мартынов пришел уже к роковой точке и целил в него; когда Лермонтов ступил на крайнюю точку, Мартынов спустил курок, и тот пал, успев вздохнуть раз, другой, и, как рассказывали, презрительно взглянул на Мартынова”.

Сегодня Пятигорск – столица СКФО – считается самым крупным в регионе КМВ как по территории, так и по численности населения. В городе численностью более 200 тысяч человек проживает 156 национальностей - русские, армяне, греки, евреи, украинцы, дагестанцы… Из группы курортов Кавминвод Пятигорск располагает наиболее разнообразными природными лечебными ресурсами. Здесь имеется свыше 40 минеральных источников, отличающихся по химическому составу и температуре воды. В близи Пятигорска, из озера Тамбукан, добывают высокоценную в лечебном отношении сульфидную иловую грязь. За редкое разнообразие минеральных источников, сосредоточенных на небольшой площади вокруг горы Машук, Пятигорск называют «природным музеем минеральных вод».
14795 просмотров