Альберт Семушин: "Мы хоронили на нашей земле, на Кольском полуострове людей разных национальностей"

Альберт Семушин: "Мы хоронили на нашей земле, на Кольском полуострове людей разных национальностей"

В России и в мире отмечают 70-летие Победы в Великой Отечественной войне. Важность этого исторического события с каждым годом только возрастает. Память народов бывшего СССР о той войне подкрепляется общими ценностями. День Победы, добытой единством, - возможность отдать дань уважения всем, кто воевал или работал в тылу в военное время. С людьми, приведшими страну к Победе, беседует "Вестник Кавказа". Сегодня о своем боевом пути вспоминает ветеран Великой Отечественной войны Альберт Семушин:

Я - архангельский помор. Наш дом в Архангельске находился рядом с Лесотехническим институтом, где училась вся молодежь. Когда фашисты бомбили Архангельск с помощью Messerschmitt и Focke-Wulf, какой-то провокатор выпустил световые ракеты, они попали в здание института, которое загорелось, а за ним и соседние постройки. Архангельск ведь весь построен на дереве, на опилках, потому что там очень много леса. Сгорел мой дом, моя семья сгорела. Я остался один.

После приказа народного комиссара Военно-морского флота Николая Герасимовича Кузнецова о создании Специальной школы юнг ВМФ с дислокацией на Соловецких островах, я решил стать моряком. В юнги отбирали 15-16-летних юношей-добровольцев, имеющих 6-7-классное образование. Мы с одноклассниками решили ответить на призыв Кузнецова и Иосифа Виссарионовича Сталина о том, что беспризорные дети могут идти учиться в школу юнг Северного флота на Соловецких островах. Там я получил специальность радист-оператор, окончив школу в 1943 году на одни «пятерки».

В школе было правило - круглые отличники могут сами выбирать флот, на котором хотят служить. Как архангельский помор я, конечно, выбрал Северный флот, надеясь, что он не подведет.
Встретил нас командующий Северным флотом адмирал Головко: «Ну, что юнги, будущие мореманы?».

Я был маленького роста, Головко посмотрел на меня и говорит: «А ты что?».

Я отвечаю: «Мы будущие мореманы, но мы вышли на защиту нашей Родины от немецко-фашистких захватчиков».

Он каждого спросил, кто где хочет служить. Один говорит: «Я хочу на эсминце «Гремящий»». Второй говорит: «Я хочу на крейсере «Мурманск»». Третий говорит: «Я хочу на линейном корабле «Архангельск»».

«А ты, - говорит Головко, – маленький, куда  хочешь?»

Я говорю: "Я хочу на подводную лодку Николая Лунина, который торпедировал самый большой линейный корабль фашистской Германии «Тирпиц»".

Головко отвечает: «Слишком многого ты хочешь! Мал еще! Я ознакомился с вашим досье. Ваш почерк по радио не отличается от машинного почерка. У нас здесь кругом находятся фашисты и их приспешники. Я вас возьму в приемный радиоцентр штаба Северного флота. Все шифровки о действиях военно-морского Северного флота вы будете получать, принимать и передавать мне. В то же время вы будете предавать шифровки в Москву, в Комитет обороны Иосифа Виссарионовича Сталина». Разве против адмирала попрешь? «Есть!», - ответил я. Вот так я и начал служить на Северном флоте.

У моего однокашника Валентина Пикуля в «Реквиеме каравану PQ-17» описано, как фашистский адмирал Вильгельм Канарис создал сеть подводных лодок по пути следования конвоев, которые шли в Советский Союз, чтобы увеличить количество вооруженных сил и вооружения против фашистской Германии. Немцы старались уничтожить их. 40 кораблей ушло на дно. На этих кораблях был личный состав, который был набран из разных стран. Эти люди при потоплении корабля прыгали в воду, но температура воды в Северном и Баренцевом морях низкая - сразу же судорога и смерть.

Мы на своих кораблях подходили к трупам, которые находились лицом в воде, и с помощью опорных крюков, багров, втягивали их к нам на палубу. Мы хоронили этих людей на нашей земле, на Кольском полуострове.

За время службы Семушину приходилось участвовать в поимке фашистских диверсантов, работать радистом, принимать приказы командования, перехватывать переговоры врага. В октябре 1944 года он принимал участие в Петсамо-Киркенесской операции, был ранен. После войны Семушин был направлен на учебу в Высшее Военно-морское училище Ленинграда на минно-торпедный факультет. Потом были годы службы на Балтийском и Черноморском флотах. Отслужив на флоте моряк поступил в аспирантуру на механический факультет Сельскохозяйственного института им.М.В. Фрунзе, стал доцентом мехфака. За время своей педагогической деятельности он подготовил 11 тысяч специалистов, разработал множество устройств для сельского хозяйства. Его изобретения используются не только в России, но и за рубежом.

10785 просмотров




Вестник Кавказа

во Вконтакте

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!