Вестник Кавказа

История бакинской нефтяной промышленности -14

Исмаил Агакишиев, "История бакинской нефтяной промышленности"
Со времени открытия месторождений нефти Баку стал особым местом, где концентрировались и сталкивались различные экономические и политические интересы международных коалиций, промышленных кланов и лидеров стран. «ВК» начинает публикацию глав из книги Исмаила Агакишиева «История бакинской нефтяной промышленности и второй нефтяной бум (вторая половина ХIХ – начало XXI вв.)». В книге представлен исторический анализ возникновения и современного состояния азербайджанской нефтяной промышленности.

Некоторые авторы считают, что к погромам в бакинской нефтяной промышленности в 1905 г. причастны большевики, угрожавшие таким способом нефтяным магнатам. На наш взгляд, не стоит преувеличивать силу и влияние большевиков в первой русской революции. В событиях 1905 года первую скрипку играли другие партии социалистического толка, в том числе с национально-освободительным оттенком. Интересны источники их финансирования в тот период. Еще в 1903 г. высланный из Петербурга японский военный агент (тогда так называли военных атташе) Мотодзиро Акаси обосновался в Стокгольме и стал главным резидентом японской военной разведки. Объектами японского финансирования стали главным образом четыре партии, враждебные царскому правительству: партия социалистов-революционеров (эсеров), Грузинская партия социалистов-федералистов-революционеров, Польская социалистическая партия и Финляндская партия активного сопротивления. Ведя работу с национальными партиями, японская разведка крупную ставку делала на разжигание национальной вражды и сепаратизма в многонациональном Российском государстве.

Среди агентов Акаси был будущий первый президент Польши Юзеф Пилсудский, который в 1904 г. побывал в Японии и получил там 20 тыс. фунтов стерлингов на организацию разведки и диверсий в русском тылу. Другим агентом Акаси был Григорий Деканозишвили – один из лидеров грузинских социалистов>федералистов. Он закупил в Швейцарии на японские деньги 25 тыс. винтовок и свыше 4 млн патронов к ним. Одна партия этого оружия была перехвачена царской жандармерией в Балтийском море. Другая, которую перевозил купленный на японские деньги пароход «Сириус», добралась до Закавказья и использовалась в антиправительственных выступлениях в Грузии и Абхазии. К бакинским событиям это оружие опоздало. Деканозишвили оказался в Баку только после победы Октября: его соратник Леонид Красин передал бакинские нефтепромыслы англичанам в концессию, а Деканозишвили стал работать контролером в английской нефтяной компании. Там же работал и его сын Владимир, который позднее изменил свою фамилию на русский лад. Владимир Деканозов затем занимал важные партийные посты в Грузинской ССР, а затем в НКВД, был одним из основных соратников Л. Берии, политическая карьера которого, к слову, тоже началась в Баку.

Можно возразить, что поджоги бакинских нефтепромыслов совпали по времени с тем периодом русско>японской войны, когда уже было очевидно, что Россия ее проиграла. Но документы свидетельствуют, что своего пика японские финансовые вливания в российскую оппозицию достигли только к лету 1905 г., когда уже шли переговоры о мире. Итак, события первой русской революции, сопровождавшиеся частичным разрушением бакинских нефтепромыслов, стали одной из самых серьезных причин спада российской нефтяной промышленности. И хотя ситуация в отрасли после революции несколько стабилизировалась, вернуть утраченные позиции России к началу Первой мировой войны не удалось. Между тем борьба за нефть между великими державами была одним из главных факторов, определявших неизбежность перерастания дипломатического соперничества в фазу большого военного конфликта. Когда война разразилась, потребность в нефти значительно возросла. С 1913 по 1916 г. в России потребление нефти только железными дорогами увеличилось на 154,5%1. Промышленное потребление нефтяного топлива на территории Европейской России за этот же период увеличилось на треть2. Рост потребностей в нефти и нефтепродуктах обусловил в первые годы войны некоторый подъем в развитии отрасли. При этом заметно вырос объем переработки. В 1915 г. из 343,6 млн пудов добытой в Баку нефти было переработано 242,9 млн пудов, или 80,7%, тогда как в предвоенное трехлетье было переработано 72,9%. Большую часть переработанного продукта составлял мазут. Именно в годы Первой мировой войны после достаточно долгого перерыва были введены новые площади в Бакинском районе. Выросла в эти годы и доля бакинской нефти в структуре мировой нефтедобычи.

В 1916 г. она достигла 16%3. Война стала причиной некоторого оживления нефтяной промышленности. Но оно продолжалось недолго из-за потери значительной части зарубежных рынков. Вступление в октябре 1914 г. в войну Турции на стороне Германии привело к закрытию турецких проливов и блокированию вывоза бакинских нефтепродуктов в Западную Европу. Поэтому после закрытия Босфора и Дарданелл российские претензии на Черное море, проливы и Константинополь приобрели «открыто выраженные нефтяные мотивы». За годы войны произошло сокращение масштабов бурения, что было, по мнению А.А. Иголкина, связано с нехваткой металла, особенно обсадных труб. Но главная причина – хищнические методы добычи нефти в предыдущие годы и, конечно же, нерешенные проблемы развития капитализма в России. После свержения царизма в России и прихода к власти Временного правительства политический хаос в стране и дезорганизация всего экономического комплекса привели к кризису в нефтяной промышленности и во всех других отраслях народного хозяйства.

Сказанное позволяет сделать вывод, что в политическом и экономическом развитии Российской империи бакинская нефть имела огромное значение. Россия долгие годы занимала лидирующее положение в мире не только по добыче и переработке нефти. Баку полностью обеспечил потребности страны в керосине и мазуте, за рубеж вывозилась не сырая нефть, а нефтепродукты, причем география экспорта была весьма обширна: от стран Европы до Дальнего Востока. Именно благодаря нефтяному буму Баку превратился из небольшого городка в крупный мировой промышленный центр с интернациональным составом населения. Именно с того времени начала складываться нация «бакинцев». Имперская власть России никогда не рассматривала присоединенные территории Кавказа как нечто чужое. Наоборот, Кавказ рассматривался как составная часть империи, и все народы, проживающие на этой территории, имели равные права наряду с основным населением империи, т.е. c русскими. В условиях национального равенства бывшие рабочие и крестьяне благодаря своей предприимчивости, работоспособности и удаче, выпавшей на их долю в годы нефтяного бума, становились богатейшими людьми. Например, каменщик З. Тагиев, сын сапожника М. Нагиев и др. На нефтяные деньги организовывались благотворительные проекты, обучались талантливые люди в высших учебных заведениях России и в других европейских странах, открывались светские школы, причем (что тогда было почти немыслимо в Азии) для детей обоего пола. Строились прекрасные здания театров и оперы, которые и сегодня украшают не только город Баку. В Москве Ш. Асадуллаевым был построен дворец для культурного центра мусульман (ныне Татарский культурный центр в Татарском переулке, дом 8). На деньги З. Тагиева построен в двух шагах от Кремля знаменитый отель «Националь», фасад здания украшен мозаикой, изображающей Бакинские нефтяные промыслы и азербайджанских рабочих-нефтяников.
23820 просмотров