Вестник Кавказа

Иранская головоломка для Баку

Орхан Саттаров, руководитель европейского бюро "Вестника Кавказа"
Окончание. Начало см. http://www.vestikavkaza.ru/analytics/politika/52206.html
На фоне стремительного обострения отношений с Ираном Азербайджан, судя по всему, стремится заручиться поддержкой внешнеполитических игроков - об этом, как минимум, свидетельствует интенсификация контактов с НАТО на уровне высшего руководства страны. Одновременно с этим азербайджанская и тюркская диаспоры в США начали кампанию, осуждающую давление Ирана на Азербайджан, передает агентство АПА. В письмах, распространенных в рамках кампании, говорится, что «в интервью на страницах медиа мы видим, что руководитель Погранслужбы Азербайджана предложил своему иранскому коллеге встретиться и обсудить вопрос убийства без всякого повода иранцами азербайджанского пограничника, однако иранский генерал не ответил на это предложение. Трудно сохранить мирные и здоровые отношения, когда официальные лица отказываются от встречи, когда генералы выступают с нездоровыми, расистскими заявлениями о «текущей в венах азербайджанцев крови», о великом азербайджанском поэте 12 века Низами Гянджеви", которого, напомним, именуют иранским». Авторы письма авторы также напоминают, что в 1991 году после распада СССР иранская официальная пресса начала распространять агрессивные заявления: «Были попытки отрицания права Азербайджана на существование и наличие своей истории. Поддержка Азербайджана, являющегося стратегическим союзником в регионе, является моральной ответственностью правительства США. Это должно проявляться как в выступлениях с заявлениями о поддержке суверенного и независимого Азербайджана и принятии резолюций, так и в поставках систем «Пэтриот» для защиты энергетической инфраструктуры Азербайджана».

Отметим, на ирано-азербайджанской границе регулярно происходят инциденты, нередко заканчивающиеся гибелью людей. В прошлом году азербайджанскими войсками был застрелен иранский пограничник, проникший на территорию Азербайджана. Согласно одним сообщениям, он был вооружен, согласно другим - безоружен. Так или иначе, перестрелки между азербайджанскими и иранскими пограничниками также являются свидетельством крайне напряженных отношений между двумя странами, которые выливаются в кровопролитие.

В свою очередь, близкие к оппозиции азербайджанские СМИ рассказывают о новых эпизодах «войны спецслужб». Так, по сообщениям информагентства "Туран", в течение последних нескольких дней были задержаны порядка 20 человек, которые прямо или косвенно могут быть связаны с Тегераном. Большинство задержанных являются жителями Нардарана - бакинского села, традиционно считающегося оплотом влияния иранских клерикалов. Нелегально функционирующая Исламская партия Азербайджана, являющаяся рупором Тегерана в Баку, выступила с заявлением, в котором она осудила "аресты верующих". В Баку эту партию многие эксперты считают платной агентурой Тегерана. Более того, незадолго до очередных арестов в Нардаране в Иране были арестованы трое азербайджанских активистов - по версии иранских правоохранительных органов, за шпионаж в пользу Азербайджана. Помимо этого, иранское агентство новостей FARS поторопилось сообщить, что правительство Азербайджана якобы предоставило политическое убежище иранцу-агенту израильской разведки «Моссад», которого подозревают в причастности к ликвидации иранских ученых-ядерщиков. Примечательно, что на прошлой неделе в Баку был арестован корреспондент агентства FARS news, Анар Байрамлы. Как передает агентство "Туран", Бинагадинская районная полиция заявила о выявлении у Байрамлы 0,387 гр героина и оказании сопротивления полиции при задержании.

Здесь необходимо уточнить следующее. На азербайджано-иранской границе систематически задерживают контрабандистов с грузом наркотиков, главным образом афганского героина. В Иране за контрабанду наркотиков – смертная казнь, но как уверены в Баку многие эксперты, такие масштабы контрабанды без попустительства или даже прямого умысла иранских властей вряд ли были бы вообще возможны.

Однако если на уровне экспертного сообщества звучат весьма резкие оценки, официальные лица в Баку стараются снизить накал страстей, осознавая, что отношения между двумя странами доходят до "точки кипения". Так заввотделом Администрации президента Азербайджана Али Гасанов, заявил, что Азербайджан не допускает никакой антииранской деятельности со своей территории, но тут же дал понять, что в Баку того же требуют от Ирана. Он заявил, что Азербайджан строит свою внешнюю политику только в рамках своих государственных интересов и безопасности: «Азербайджан никогда не пользовался своими внешними связями против Ирана, а также против других соседних государств. Поэтому у подобных обвинений нет оснований». Али Гасанов не согласился с мнением, что между двумя странами имеется напряженность: «Я бы не сказал, что между двумя странами напряженное положение. Однако есть люди, круги, пытающиеся это напряжение создать. Это не на пользу ни Ирану, ни Азербайджану. Интересы этой страны всегда были в центре нашего внимания, и мы никогда не допускали нарушения этих интересов, никакой антииранской деятельности. Того же мы требуем от Ирана и думаем, что так оно и будет».

Аресты в двух странах являются не только показателем кризиса в двусторонних отношениях, но также и тех опасений, которые испытывают два государства в отношении друг друга. В то время как Иран обеспокоен активностью азербайджанских активистов, которые теоретически могут раскачать "иранскую лодку" изнутри, Азербайджан опасается усиления влияния и пропаганды шиитских радикалов, духовными наставниками которых являются иранские аятоллы. Прошлогодняя многочисленная акция в Нардаране по случаю шиитского траура "Ашура" стала косвенным подтверждением тому, что опасения Баку не совсем беспочвенны. Особенно в свете того, что Тегеран пытается представить события "арабской весны" как продолжение "исламской революции" 1979 года и предрекает устами начальника Генштаба страны генерала Фирузабади "темное будущее" нынешней светской власти в Азербайджане. В возможность повторения в Азербайджане «арабской весны» или «исламской революции» большинство экспертов не верит, но даже попытки Ирана «раскачать лодку» могут оказаться весьма болезненными. Естественно, что все это не может не беспокоить официальный Баку, который просто вынужден искать хрупкий баланс между интересами США, Турции, России и Ирана для сохранения стабильности внутри страны. При этом Азербайджану будет крайне сложно, если не невозможно, совместить векторы различных геополитических игроков в единой выверенной внешнеполитической линии. Причем с обострением ситуации вокруг сирийского вопроса и иранской ядерной проблемы официальному Баку становится все сложнее проводить традиционную "многовекторную политику", которая до сих пор позволяла избегать открытой конфронтации с соседями. В кризисных ситуациях на международной арене, вроде той, которую мы наблюдаем сейчас, небольшим государствам вроде Азербайджана неизбежно приходится лавировать между интересами крупных держав. В данный момент складывается впечатление, что Баку в отношении Сирии и Ирана решил умеренно действовать в "западном" фарватере. Как минимум, позиция Азербайджана во время голосования по марокканской резолюции по ситуации в Сирии отчетливо продемонстрировала, что Азербайджан не готов встать в один ряд с Россией и Китаем по данной международной проблеме. С другой стороны, отсутствие какой-либо жесткой риторики и осуждений в отношении режима Башара Асада и иранской ядерной программы показывает, что Баку не стремится вести в отношениях с Тегераном «игру на обострение». Тем не менее по-прежнему остается открытым вопрос, смогут ли соседи перейти от нынешней конфронтационной политики к кооперации. С одной стороны, в появлении «второго фронта» на азербайджано-иранской границе не заинтересованы ни в Тегеране, ни в Баку. Но, с другой, на фоне роста внутриполитической напряженности, где «южноазербайджанский фактор» играет не последнюю роль, власти Ирана могут попытаться реализовать сценарий «маленькой победоносной войны» или хотя бы акции устрашения в отношении Азербайджана, решив, что северный сосед – это более удобная «мишень», чем, к примеру, радар ЕвроПРО в Турции или же обладающий одной из самых боеспособных армий в мире Израиль. В Баку же не могут не учитывать влияния внешних «игроков».

Так или иначе, очевидно, что отношения Баку и Тегерана сейчас проходят своеобразную «точку принятия решения». Пока еще не сделано необратимых шагов, и у двух стран еще есть серьезные шансы провести собственную «перезагрузку» двусторонних отношений. Вопрос состоит в том, готов ли Иран отказаться от демонстративной поддержки Армении, а также спонсирования радикальных группировок в азербайджанском обществе и попыток подорвать светское государственное устройство соседней страны.

Труднее определить, на какие ответные шаги в этом случае могут и должны пойти в Азербайджане. Требования полностью свернуть отношения с США и Израилем в Баку могут не без оснований посчитать завышенными. Прекратить освещение в азербайджанских СМИ темы Южного Азербайджана, на чем настаивают в Тегеране, тоже вряд ли возможно на практике: цензура в Азербайджане отсутствует, «давить» на все абсолютно газеты в этом вопросе невозможно даже теоретически. Открытой же антииранской деятельности на своей территории официальный Баку, как подчеркивают многие представители властей, не допускает. Примечательно также, что в Иране, предъявляя Азербайджану претензии, ссылаются на такие источники, как публикация в британской The Times.

Так или иначе, при сохранении нынешнего накала страстей между Ираном и мировым сообществом объективные условия для начала эффективного диалога между Баку и Тегераном крайне тяжелые. Между двумя государствами достаточно противоречий, их интересы во многом не совпадают, наконец, очевидно, что двусторонние отношения Баку и Тегерана определяются как минимум серьезному влиянию геополитических факторов. Безусловно, наличие сильной политической воли руководителей двух стран способно растопить лед между двумя мусульманскими государствами. В условиях ее отсутствия начало конструктивного диалога вокруг иранской ядерной программы и снижение общей напряженности вокруг Ирана способно «снизить температуру» и в отношениях между Баку и Тегераном.

Однако пока что на скорый компромисс ни по одному из вышеперечисленных направлений не указывает ничто. Более того, рост внутриполитической напряженности в самом Иране, и не только в связи с южноазербайджанским фактором, также не позволяет властям ИРИ идти на открытые уступки, понимая, как это скажется на внутриполитической ситуации. Остается только надеяться, что обе страны не станут пересекать «красную черту».
18375 просмотров