Вестник Кавказа

Дело фотографов

Георгий Калатозишвили, Тбилиси
Тбилисский городской суд приговорил личного фотографа президента Саакашвили Ираклия Геденидзе, фотографа МИД Георгия Абдаладзе и корреспондента Европейского фотоагентства Зураба Курцикидзе к двухмесячному предварительному заключению – до рассмотрения по существу дела о шпионаже.

В ходе недавней операции Департамент контрразведки МВД Грузии арестовал пятерых профессиональных фотографов. В том числе жену личного фотографа главы государства, фотокора газеты «Прайм-тайм» Натию Геденидзе и корреспондента AP Шаха Айвазова. Айвазов был допрошен в качестве свидетеля и отпущен уже через несколько часов, а Натия Геденидзе освобождена под залог. После настоятельных требований журналистского сообщества и международных организаций (в том числе Госдепа США, призвавшего Тбилиси к «прозрачному расследованию») были раскрыты детали дела. Официальный представитель МВД заявил, что речь идет о шпионаже в пользу российского ГРУ.

Главным фигурантом дела считается Курцикидзе. «Он бы связан с сотрудниками ГРУ Анатолием Синицыным и Сергеем Окороковым, которые объявлены нами в розыск за шпионаж, – рассказал ВК источник в МВД. – По их заданию, Курцикидзе вошел в преступную связь с личным фотографом президента Ираклием Геденидзе и фотографом МИД Георгием Абдаладзе, с помощью которых получал секретную информацию и отсылал ее в Москву».

МВД распространило видеозапись признательных показаний Геденидзе. Тот сообщил следователям, что поначалу передавал Курцикидзе для отсылки Европейскому фотоагентству всего лишь фотографии встреч президента с иностранными гостями. Затем Курцикидзе стал требовать, чтобы он еще и писал статьи в качестве комментариев к этим фотографиям с подробным рассказом о деталях встречи, тематике переговоров и так далее. Когда Геденидзе отказался, коллега напомнил ему об уже полученных гонорарах. По такой же схеме Курцикидзе «сотрудничал» и с фотографом МИД Георгием Абдаладзе.

В компьютерах фотографов спецслужбы обнаружили фото плана-схемы президентского дворца, а также служебную записку личной охраны президента о мероприятиях по обеспечению безопасности во время визита «одного из мировых лидеров». Грузинские телекомпании, показывая документ, затушевали имя гостя по просьбе МВД. «Все эти материалы Курцикидзе отправлял в московское бюро Европейского фотоагентства. Его руководство могло и не знать, что данные попадают затем в руки российских спецслужб», - объяснил ВК собеседник в МВД.

Последним из трех арестованных вину признал Георгий Абдаладзе. В присутствии адвокатов он рассказал, как его завербовало ГРУ. В 2002 году он фотографировал в нейтральной зоне на границе между Грузией и Южной Осетией, где тогда располагался Эргнетский рынок. Там его схватили осетинские милиционеры и жестоко избили, обвинив в шпионаже в пользу Грузии. Затем журналиста привезли в здание, где находились российские военные, которые и предложили Абдаладзе сотрудничество, пригрозив в противном случае вновь выдать осетинской стороне, готовой приговорить фотокорреспондента к 15 годам лишения свободы. Он был вынужден подписать какие-то бумаги (не читая) и с тех пор выполнял различные задания российских спецслужб, в частности, добывал секретную информацию (в том числе стенограммы официальных встреч министра иностранных дел) и высылал их в Москву.

Впрочем, коллеги Абдаладзе подозревают, что признательные показания он дал под «психологическим давлением», а на самом деле пострадал в результате того, что передал мировым агентствам фотографии, снятые личным фотографом президента Ираклием Геденидзе во время разгона митинга оппозиции в ночь на 26 мая. Коллеги Геденидзе признают, что тот нарушил профессиональную и корпоративную этику, ведь находился на митинге не в качестве фотокорра, а оперативного сотрудника МВД, которому спецназ (зная в лицо как приближенного главе государства) не мешал снимать фото для служебного пользования. Но Геденидзе, чья зарплата в аппарате главы государства достигала 1300 дол. в месяц (не считая гонораров за «легальные фото» президента) продал эти фотографии Абдаладзе и Курцикидзе, которые перепродали их мировым агентствам, выдав за свои.

Согласно этой версии, президент Саакашвили, отличающийся особой эмоциональностью и ранимостью в вопросах имиджа на Западе, не смог простить такой проступок своему личному фотографу, которому полностью доверял и относился как к другу.

Тем не менее журналисты считают, что власти злоупотребили 314-ой статьей Уголовного кодекса (УК) Грузии «Шпионаж». Независимые наблюдатели обращают внимание на размытые формулировки статьи, принятой еще в 1999 году и создающей возможность для самых широких толкований. Например, согласно этой статье, шпионажем считается сбор и распространение информации по заданию любой иностранной организации (не только спецслужбы, но и медиаресурса), если представители власти сочтут, что информация вредит государственным интересам Грузии.

Один из авторов ныне действующей Конституции Вахтанг Хмаладзе заявил в интервью ВК, что статья 314 УК противоречит букве и духу Конституции, а значит должна быть оспорена в Конституционном суде (КС). «Идея обратится в КС суд родилась у журналистов. Например, с такой инициативой выступил главный редактор ежедневной газеты «Резонанси» Лаша Тугуши. Его поддержали представители «Ассоциации молодых юристов», а также конституционалисты. В том числе ваш покорный слуга. Мы решили подготовить иск о конституционности некоторых положений статьи 314 УК Грузии, по которой сейчас предъявлено обвинение фоторепортерам. Эти положения нарушают статью Конституции о свободе получения, сбора и распространения информации. Основной закон четко определяет, в каких случаях допустимо ограничение законом какой либо из этих свобод. Кроме того, у нас есть закон «О свободе выражения и свободе слова». То есть, статья УК противоречит как норме Конституции, так и закону о свободе слова. Мы будем настаивать, чтобы КС отменил положения УК, которые входят в противоречие с основным законом. У нас есть определенная надежда на справедливое решение, ведь КС Грузии уже принимал решения по приведению законодательства в соответствие с Конституцией.

На днях журналисты нескольких телекомпаний и интернет-ресурсов провели «телемарафон протеста», настаивая на освобождении своих коллег. Впрочем, адвокаты подследственных намекают, что с их подзащитными прокуратура уже заключила «процессуальное соглашение» и те отделаются минимальным, либо вообще условным сроком - в обмен на признание вины.
21045 просмотров