Вестник Кавказа

Казахстан в судьбе депортированных народов Кавказа - 2

Алексей Власов
Теперь 23 февраля это памятная дата не только для чеченского народа, но и для казахов, которые стали соседями и братьями для переселенцев. Не случайно, что после 1957 года, когда был снят запрет на возвращение на Родину, многие чеченцы предпочли остаться в Казахстане, хотя более точных данных о числе чеченцев проживающих в РК сейчас не имеется.

Адаптация народов северного Кавказа на казахской земле шла трудно и противоречиво. Статистические данные и сводки органов госбезопасности не даю полной картины этого сложнейшего процесса. К сожалению, сохранилось не так много прямых свидетельств, большинство из тех, кто сейчас рассказывает о депортациях, в трагические дни конца 1940-х годов были еще детьми.

Казахстанские исследователи высказывают мнение, что депортация народов стала элементом политики сталинизма, направленной на искоренение национальной самобытности. С этим тезисом можно спорить, но посыл, безусловно, верен. Лес рубят - щепки летят, это ведь не только про индивидуальные трагедии в эпоху сталинских репрессий. Это и про судьбы целых народов, которые оказались заложниками бесчеловечных экспериментов.

И в тоже время, народы оказались выше и чище в отношении взаимного восприятия, поставив выше всего остального общечеловеческие ценности. Можно полностью согласиться с мнением казахстанского историка Нурбулата Абуова - депортированные народы способствовали дальнейшему развитию Казахстана в качестве агропромышленного региона. Благодаря созидательному труду депортантов, эвакуантов и местного населения на карте Казахстана появились новые населенные пункты, развивалась сеть научных, культурных учреждений. На базе предприятий, возникших в это время, позднее, возник ряд собственно казахстанских предприятий.

Перечень проблемных зон для спецпереселенцев был стандартным: недостаточное продовольственное снабжение, отсутствие рабочих мест, топлива, одежды, возможности обучать детей, ограничения в передвижении, трудоустройстве. Основная масса населения Казахстана относилась с пониманием к нуждам переселенцев. Местные жители, несмотря на свое тяжелое положение, помогли им встать на ноги, протянули переселенцам руку помощи. Особо уязвимой категорией населения были дети, оказавшиеся заложниками тоталитарной системы. Как сказал один политолог, до сих пор, слова "Сибирь", "Казахстан", "Средняя Азия" у каждого чеченца невольно ассоциируются со словом "депортация". Но если спросить тех, кто сам пережил февральскую трагедию, то для историков их слова будут важнейшим источником: "Несмотря на наш статус "врагов народа", казахи нас приняли хорошо. И потом никто никогда не упрекал меня тем, что я - чеченец. Выжить помогали, как местные, так и те, которых сослали до нас - немцы, корейцы, украинцы".

Как отмечает депутат мажилиса Людмила Хочиева: "Именно тогда, благодатная земля Казахстана стала Родиной для многих обездоленных, казахи сами прошедшие через жернова тоталитаризма, испытавшие горечь потерь и унижений, стали опорой для всех, кто волей судьбы оказался здесь. Казахские женщины согревали своим материнским теплом осиротевших детей переселенцев. Спросите любого кавказца, из высланных в Казахстан, и он расскажет о гостеприимстве, толерантности и симпатии казахов".

В чем причина того, что местное население и переселенцы, не избежав проблем и трений, во взаимоотношениях друг с другом, нашли понимание, адаптировались к новым реалиям, стали выстраивать механизмы взаимодействия во всех областях жизни?
В какой-то степени, это результат вековых традиций казахского народа, присущей ему толерантности, отсутствия отчуждения перед другими народами. Это особый менталитет, связанный со спецификой кочевого уклада жизни. Но ведь нужно было в этих условиях не просто избегать конфликтов, а они все равно происходили на бытовой почве, но и формировать новое пространство взаимодействия.

Для казахов с их обычаями степенного гостеприимства, даже предшествующие события начала 1930-х не разрушили привычное их укладу отношение к представителям других народов. Глубоко укоренившиеся принципы восприятия "иных" обеспечивали пусть не одномоментное, но все же сближение с корейцами, балкарцами, другими народами Северного Кавказа.

Это была не ассимиляция, не поглощение, а сосуществование в общем географическом пространстве, которое в условиях независимого Казахстана превратилось в элемент государственной политики, в составной элемент осуществления важнейшей идеологической цели - формирования политической нации - казахстанцев.

И в заключение хочется привести слова Рамзана Кадырова: "Дружба между чеченским и казахским народами, закрепленная годами невзгод и радостей, давно приняла облик братства. Мы оценили это в 44-м году, в годы изгнания, когда казахский народ протянул нам руку помощи. Такое не забывается никогда. Весь наш народ выражает искреннюю благодарность братскому казахскому народу за эту поддержку. До сих пор в Казахстане проживают пятьдесят тысяч наших соотечественников, при этом они чувствуют себя полноправными гражданами. Ваша страна стала для многих чеченцев второй родиной. Это происходит благодаря мудрой политике нынешнего казахского руководства". К этим словам можно только присоединиться.
64685 просмотров