Сергей Карякин: "В Шамкире мне все напоминает о Вугаре Гашимове"

Сергей Карякин: "В Шамкире мне все напоминает о Вугаре Гашимове"

Вчера российский шахматист Сергей Карякин сыграл вничью черными фигурами с действующим чемпионом мира норвежцем Магнусом Карлсеном в восьмом туре мемориала Вугара Гашимова, который проходит в азербайджанском Шамкире. Он поделился с "Вестником Кавказа" своими впечатлениями о турнире и о шахматном мире.

- Как бы вы оценили первый турнир Shamkir Chess 2014? Это первый опыт для маленького города, в проведении такого масштабного соревнования с участием мировых гроссмейстеров.

- Турнир проходит на высоком уровне. Это касается и питания, и гостиниц, и ездим мы на великолепных машинах. И вообще к нам очень теплое, гостеприимное отношение. Единственный повод для грусти это, естественно, само название турнира, который посвящен памяти Вугара. А что касается самой организации, то все прекрасно.

- Вы очень дружили с Вугаром Гашимовым. Как вы воспринимаете турнир, есть ли особый подход у вас к этому турниру?

- Конечно, если я приезжаю на обычный турнир, я думаю только о шахматах, а здесь мне очень многое напоминает о Вугаре. Не хватает его советов, прогулок с ним, потому что мы с ним поддерживали очень хорошие отношения, мы с ним играли очень много - и в бильярд, и в боулинг. Мне здесь все напоминает о нем.

- В СМИ уже называют Шамкир азербайджанским Линаресом. На ваш взгляд, удастся ли превратить город в центр мировых шахмат, если турнир станет традиционным?

- Тут единственное пожелание, это, чтобы турнир стал ежегодным, и поэтому очень важно, чтобы он прошел на высочайшем уровне в первый раз. Если он будет ежегодным, то со временем вполне может стать одним из самых престижных турниров. Все в руках организаторов.

- Что нужно сделать, чтобы вернуть шахматную корону в Россию, где всегда были сильнейшие гроссмейстеры?

- Если брать чемпионов мира, почти все из них были выходцами из советской шахматной школы. Я тоже в какой-то степени принадлежу к этой школе, потому что все мои основные тренеры были выходцами из нее. Я с детства, как только начал играть в шахматы, все время мечтал стать чемпионом мира. Мне удалось стать чемпионом мира по быстрым шахматам и теперь мечтаю стать чемпионом мира по классическим шахматам. У меня есть спонсоры, у меня есть группа поддержки, которые мне очень сильно в этом помогают. Я буду стараться все для этого делать, чтобы воплотить свою мечту.

- Насколько мне известно, на турнире претендентов вы проиграли индийскому гроссмейстеру Вишванатану Ананду. Были ли у вас шансы его обыграть? В чем причина проигрыша?

- Я не совсем проиграл Ананду. То есть он меня просто обошел в турнирной ситуации, а обе партии завершились вничью. Но во второй партии, которая игралась в последнем туре, у меня были очень большие шансы на выигрыш. В любом случае, чистое второе место это тоже довольно хорошо. Так что я не расстроился.

- На ваш взгляд, у кого больше шансов на мировую корону в дуэли Ананда и норвежца Магнуса Карлсена?

- Фаворит, конечно, Карлсен, потому что он выиграл с очень крупным счетом свой прошлый турнир. Но Ананд окажет гораздо большее сопротивление в этот раз, потому что у него уже был какой-то опыт. Он будет работать над своими ошибками. Плюс, если матч будет не в Индии, то на него не будут давить родные стены. Мне кажется, что на него это сильно давило - у него слишком много болельщиков в Индии. И тем более, он будет наоборот претендентом, поэтому придется доказывать Карлсену, что он сильнейший, а не Ананду.

- Но до сих пор вызывают удивление и восхищение фантастические успехи Магнуса Карлсена. В чем их причины? Это активное использование новейших технологий, лоббирование всей Европой его интересов, где используют даже услуги Каспарова или просто везение?

- Я думаю, что это точно не везение. Цепь событий привела к тому, что он стал чемпионом мира. Это, конечно, его очень большой талант. В первую очередь, он просто очень здорово играет в шахматы. Плюс, у него есть колоссальная поддержка. Его спонсирует около 10 очень крупных компаний. В принципе, ни у одного из действующих шахматистов нет и близко такой поддержки. Поэтому здесь ему, конечно, очень комфортно. То есть все для него делают, все для него решают. Но он со своей стороны тоже показывает блестящую игру. Я сам у него в турнирной партии выигрывал, и считаю, что у него можно выиграть, по крайней мере, в отдельно взятой партии. Поэтому все в руках шахматистов.

- Как бы вы оценили уровень развития шахмат в странах Южного Кавказа? На ваш взгляд, есть ли шансы в ближайшие годы принести шахматную корону в Азербайджан?

- В Азербайджане было три великих шахматиста это Вугар Гашимов, Шахрияр Мамедъяров и Теймур Раджабов. Сейчас, к сожалению, осталось два шахматиста, но они оба сильные. Есть еще "вторая сборная", там ребята тоже довольно талантливые. Они вполне способны выиграть командный чемпионаты мира и Европы, Олимпиаду. А что касается личных соревнований, тот же Шахрияр Мамедъяров на прошлом турнире претендентов тоже мог побороться за первое место. Поэтому шахматы в Азербайджане развиты довольно хорошо.

- Вы крымчанин, и в 2004 году были удостоены приза "Гордость Украины", а потом переехали с семьей в Краматорск. Сейчас у Крыма начинается новая жизнь в составе России, а в Краматорске обстановка напряженная. Как вы воспринимаете события на Украине?

- Что касается Краматорска, я там жил не очень долго, года полтора-два, где-то с 10 до 12 лет. Там была очень сильная шахматная школа. Выходцами из этой школы были Руслан Понамарев, Екатерина Лагно. Там очень много сильных шахматистов. В свое время это была очень сильная школа, потом она распалась. Я оттуда уехал.
Что касается событий, которые происходят сейчас, то, конечно, мне очень больно за всем этим наблюдать, потому что у меня среди украинцев много друзей и мне хочется, чтобы все жили в мире.

11935 просмотров




Вестник Кавказа

в YouTube

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!