Вестник Кавказа

Правительственная программа Иванишвили

Георгий Калатозишвили, Тбилиси
Правительственная программа Иванишвили
© Фото: Сайт партии “Грузинская Мечта – Демократическая Грузия“
Правительство Бидзины Иванишвили приступило к работе. Министры заняли кабинеты своих предшественников. Кое-где этот процесс проходил с проблемами, где-то - безо всякой заминки. Если экс-глава МИД Григорий Вашадзе встретил нового министра Майю Панджикидзе у порога здания министерства и даже сфотографировался с ней на память, то новый министр культуры Гурам Одишария вообще не застал в здании его прежнего хозяина Нику Руруа. Кстати, Руруа известен тем, что стал инициатором открытия в Тбилиси Музей советской оккупации и переноса знаменитого памятника Сталину с центральной площади Гори – в музей «великого вождя». Впрочем, этот музей тоже трансформируется в Музей жертв сталинского террора. Судя по всему, бывший министр и один из ближайших соратников президента Саакашвили считает, что Одишария намерен вернуть Грузию в «страшную пучину советской культуры». Поэтому его отсутствие в министерстве и было обставлено как политический демарш.

Однако в целом передача дел прошла спокойно. Правительство Иванишвили получило все рычаги власти для претворения в жизнь программы «За единую, сильную и демократическую Грузию». Именно так назывался документ, представленный на рассмотрения парламента при утверждении нового Кабинета министров. Согласно закону, парламент проголосовал за доверие не только персональному составу кабинета, но и программе развития страны.

Что же представляет собой программа со столь громким названием? Ее условно можно разделить на три части.

Первая – институциональные и правовые реформы.
Окончательная трансформация Грузии из президентской в парламентскую республику;
обеспечение независимости судебной системы;
отказ от автоматического суммирования сроков тюремного заключения по приговору судов (когда за три эпизода кражи проводов с цветным металлом осужденный мог получить 24 года лишения свободы);
изменение практики процессуальных соглашений, то есть усиление роли защиты на процессе с тем, чтобы у подсудимого был выбор между реальным рассмотрением дела и соглашением с прокуратурой;
наполнение реальным содержанием местного самоуправления – передача в ведение муниципалитетов многих функций, ранее отнесенных к компетенции центральных органов власти и создание законодательных гарантий независимости судебной системы.

Вторая - внешняя политика.
Иванишвили заявил, что стратегическая цель страны на вступление в НАТО и ЕС остается неизменной. США он считает главным союзником Грузии и намерен развивать отношения с Вашингтоном в рамках Хартии стратегического сотрудничества, задуманной в период президентства Джорджа Буша, но окончательно оформленной в начале 2009 года – уже при администрации Барака Обамы.
В то же время новое правительство готово «возобновить диалог с Россией», но активно работать над «деоккупацией» Абхазии и Южной Осетии», пытаясь «найти общий язык с абхазами и осетинами»; а также обращать особое внимание на региональную политику - отношения с Азербайджаном и Арменией, чтобы Грузия, по словам премьера, «стала средоточием общекавказских интересов и чаяний».

Третья - социально-экономическая тематике и осуществление предвыборных обещаний коалиции «Грузинская мечта».
Судя по всему, правительство всерьез намерено повысить пенсии до прожиточного минимума, то есть с нынешних 75 до 120 долларов, а также снизить плату за коммунальные услуги. Когда депутаты от пропрезидентской партии Единое национальное движение спросили Бидзину Иванишвили, как он собирается финансировать огромные, по местным меркам, бюджетные обязательства, глава Кабинета министров без обиняков ответил, что готов выделить деньги из собственных средств. Состояние Иванишвили оценивается в 6-7 млрд дол., но только в следующем бюджетном году для финансирования всех трат дополнительно потребуется 2 млрд. при общем объеме бюджета в 4 млрд долларов. Иванишвили при необходимости собирается тратить деньги из собственного кармана, и нет никаких оснований сомневаться в том, что он сдержит слово.
Вместе с тем, многие экономисты уже бьют тревогу, указывая на то, что рост социальных выплат (речь идет не только о пенсиях, но и о всеобщей страховке здоровья и многом другом) может поставить под удар макроэкономическую стабильность в стране. В частности, грузинскую валюту - лари. Скептики выражают недоумение, почему миллиардер готов тратить средства на социальные нужды населения, но не намерен вкладывать ни цента в реальный сектор экономики? Например, в вывод из кризиса строительного бизнеса, способного стать «локомотивом» для многих других отраслей и создать десятки тысяч рабочих мест. А трудоустроенный человек на Кавказе – сам по себе является социальной гарантией для семьи, в том числе пожилых родителей. Это гораздо продуктивнее и разумнее любого повышения пенсий. Тем более что такой подход не приводит к росту «инфляционного давления на валюту» и к рискам для макроэкономической стабильности.

Иванишвили обещает вернуть грузинскую продукцию на российский рынок и продолжить работу над заключением с США Договора о свободной торговле. Премьер-министр считает необходимым законодательно закрепить неприкосновенность частной собственности и всячески поощрять инвестиции. Судя по некоторым пассажам программы, он готов застраховать иностранные инвестиции хотя бы от политических рисков и использовать для этого опять-таки свой колоссальный капитал.
Бидзина Иванишвили создает фонд субсидирования сельского хозяйства в миллиард долларов. По мнению экспертов, это совершенно бесполезная мера в условиях Грузии с ее культурными особенностями. Но нет никаких сомнений, что в фонд пойдут его личные «сбережения», потому что таких средств в госбюджете точно нет.
Самое примечательное: Бидзина Иванишвили отводит для выполнения столь амбициозной программы всего 18 месяцев. Он намерен покинуть пост премьер-министра уже через полтора года и вряд ли миллиардер уйдет, не выполнив всех обещаний, то есть не доведя дело до конца.
9675 просмотров