Союз четырех бывших

Союз четырех бывших
В Тбилиси прошла презентация новой партии, основателями которой выступили четыре знаковых политика - бывший министр обороны Ираклий Окруашвили, бывший кандидат в президенты Леван Гачечиладзе, бывший владелец телекомпании «Рустави-2» Эроси Кицмаришвили и бывший омбудсмен Созар Субари.

Всех четырех «бывших» объединяет еще и то, что в недалеком прошлом они считались ближайшими соратниками президента.
Леван Гачечиладзе руководил предвыборным штабом Саакашвили в начале нулевых, когда молодой амбициозный политик баллотировался в депутаты от «престижного» вакийского избирательного округа.
Ираклий Окруашвили в разное время занимал посты министра обороны, внутренних дел и генпрокурора.
Эроси Кицмаришвили и его телекомпания «Рустави-2» сыграли ключевую роль в успехе «революции роз» ноября 2003 года, в результате которой Саакашвили пришел к власти.
Созар Субари до «революции» и сразу после нее во многом обеспечивал союз между командой Саакашвили и гражданским обществом Грузии, то есть мощной коалицией неправительственных организаций, поддержавших революцию. За это его и рекомендовали на пост омбудсмена.

Однако пути соратников вскоре разошлись. Ираклий Окруашвили стал слишком самостоятелен, часто «бежал впереди паровоза» (особенно, будучи министром обороны, когда обещал встретить новый, 2006 год в Цхинвали). Михаил Саакашвили устал от его инициатив и перевел на гораздо более спокойный пост министра экономики. Но неуемный Окруашвили от «пенсионной» должности отказался и, почувствовав подкоп со стороны прессы и палаты контроля (заподозривших его в финансовых махинациях), перешел в открытую оппозицию. Вскоре его арестовали, но у «безупречно честного оппозиционера» нашлось 6 млн дол. для уплаты в качестве залога, чтобы выйти на свободу до суда. Естественно, он и не думал возвращаться из Франции (где вскоре получил политическое убежище), чтобы предстать перед грузинским правосудием. А уплаченные в качестве залога миллионы ушли в государственный бюджет. Тем не менее Окруашвили руководит «движением сопротивления» из Парижа и остается авторитетной фигурой в среде радикальной оппозиции, борющейся против «коррумпированного режима Саакашвили». Власти же открыто не задаются вопросом, откуда у бывшего чиновника, никогда не занимавшегося бизнесом (если не считать адвокатской практики в 1990-х) могли вдруг появится 6 миллионов долларов.

Что касается Эроси Кицмаришвили, то он вскоре после «революции роз» был вынужден продать свою телекомпанию бизнесмену Кибару Халваши, ближайшему другу того же Окруашвили. В те времена последний все еще был в команде президента. После его ухода телекомпания вновь поменяла владельца, но Кицмаришвили, судя по всему, надеется вернуть ее с помощью тех, кому вынужденно продал ее 6 лет назад.

Экс-кандидат в президенты Леван Гачечиладзе воюет с Михаилом Саакашвили еще со времен «революции роз». Вскоре он потерял свой бизнес, поскольку Россия ввела эмбарго на импорт грузинских вин. В том числе продукции компании Georgian Wines and spirits, принадлежавшей Гачечиладзе. Впрочем, у него нет претензий к тому же Ираклию Окруашвили, который еще более усугубил положение грузинских виноделов нашумевшим хамским заявлением о качестве грузинского вина, поставляемого в Россию.

Единственный член квартета, в оппозиционности которого не прослеживается «финансовый след», - бывший омбудсмен Созар Субари. Он полезен основателям новой партии именно благодаря своему довольно высокому рейтингу и незапятнанной репутации правозащитника. Однако у независимых наблюдателей есть вопросы и к господину Субари. Многим кажется странным, что он начинает борьбу за демократию и права человека вместе с бывшим генпрокурором, которого в свое время сам обвинял в чудовищных нарушениях демократических норм. Но, судя по всему, Субари считает главным виновником именно Михаила Саакашвили, а не членов его команды. Впрочем, другие противники властей и критики Саакашвили с такой логикой не согласны. Именно поэтому большинство оппозиционеров, да и протестно настроенная общественность встретили основание новой партии весьма прохладно.

Тем не менее 24 ноября квартет планирует провести в Тбилиси первый съезд, на которой и будут выбраны руководящие органы «Грузинской партии» - так инициаторы назвали свою организацию. Четверка оппозиционеров пока не спешит обнародовать свою программу. На презентации Леван Гачечиладзе лишь туманно заявил: «Стремление в НАТО не принесло Грузии безопасности. Мы должны стремится в ЕС, а не в Североатлантический блок». Правда, многие эксперты считают такое разделение искусственным и лукавым. «Во-первых, никакой «китайской стены» в политическом смысле между ЕС и НАТО нет и быть не может, - сказал ВК независимый эксперт Малхаз Чачава. – Заявление о стремлении в ЕС в обход НАТО есть не что иное, как демагогия, поскольку с 1991 года ни одно государство не вступало в ЕС, минуя НАТО. Все они сначала вступили в НАТО и только потом в ЕС. Единственное исключение – Финляндия, но это уникальный случай, лишь подтверждающий правило. Вряд ли ЕС нарушит это правило из-за Грузии».

«Антинатовское» заявление фактического лидера создаваемой партии стало еще одним свидетельством мучительного поиска частью грузинской политической элиты альтернативного проекта развития страны. Однако недосказанность и витиеватость формулировок подтверждает главную проблему, стоящую перед ее политическим классом - оппозиционеры все еще боятся внятно и однозначно сформулировать, тем более озвучить критику внешнеполитического курса, проводимого властями Грузии все последние 20 лет, а вовсе не только в период правления Михаила Саакашвили. Без четкой формулировки нового курса оппозиционно настроенный электорат останется равнодушным к новой партии, состоящей из бывших соратников президента.

18340 просмотров




Вестник Кавказа

во Вконтакте

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!