Вестник Кавказа

ЕСТЬ ЛИ ЖИЗНЬ В ГРУЗИНСКИХ АНКЛАВАХ

Мурат Габараев, Осетия

На этот вопрос отвечают корреспонденты ВК в Южной Осетии и в Грузии и сходятся в том, что между местными грузинами и осетинами никогда не было межэтнический конфликтов


ВЗГЛЯД ИЗ ТБИЛИСИ

Одним из итогов военного конфликта вокруг Южной Осетии в августе 2008 года стала потеря Грузией контроля над Ленингорским районом бывшей Югоосетинской автономной области с преимущественно грузинским населением. В советский период этот район входил в состав этой автономии, но когда в декабре 1990 года областной совет народных депутатов провозгласил Республику Южная Осетия, по инициативе президента Звиада Гамсахурдиа югоосетинская автономия была упразднена. Постановлением грузинского верховного совета Ленингорский район был переименован в Ахалгорский, подчинен в административном плане Мцхетскому району, а затем, согласно новому административному делению - региону Мцхета-Тианети.

Контролировать этот район для Тбилиси не составляло большого труда по двум причинам. Во-первых, около 60% его населения этнические грузины. Во-вторых, осетины, живущие в районе, больше тяготели к Тбилиси, чем к Цхинвали, поскольку Ленингори географически отдален от столицы Южной Осетии и других районов республики труднопроходимыми горными лесами. Путь из Цхинвали в одноименный административный центр Ленингорского района занимает несколько часов по труднопроходимой горной дороге, тогда как до Тбилиси из Ленингори можно доехать за 40 минут по новейшей автотрассе.

В ходе пятидневной войны российские и осетинские формирования вошли в Ленингори через территорию Грузии – по трассе Гори-Тбилиси. Воспользоваться этой дорогой сейчас осетинские власти уже не могут, поскольку после вывода российских войск из внутренних регионов Грузии (согласно договоренностям Саркози – Медведева), грузинские власти полностью контролируют дорогу через свою территорию. Поэтому для связи с Ленингори приходится пользоваться той самой разбитой горной дорогой, восстановление которой потребует огромных средств и времени, что, к слову, не уменьшит опасности схода селей.

Ситуация в Ленингорском районе усугубляется еще и непримиримой позицией грузинских властей. Казалось бы, наличие там грузинского населения должно было подтолкнуть Тбилиси к более гибкой позиции. Ведь грузинское население из этого района (в отличие от сел Лиахвского ущелья, которые были полностью сожжены) не изгонялась и новая осетинская администрация района объявила о политике «межнационального мира и терпимости». Однако грузинские власти призвали этнических грузин покинуть район, «чтобы не жить под пятой оккупационных войск», и переселиться в коттеджи для беженцев, расположенные вдоль грузино-югоосетинской границы.

Справедливости ради следует отметить, что грузинские жители действительно настороженно относятся к присутствию в районе российских войск и осетинских формирований. Недавно на границе подорвалась машина с грузинской семьей. Отец семейства погиб на месте, его жена и дети были ранены. Машина, двигавшаяся в сторону Ленингори из Тбилиси в обход постов российских пограничников и осетинских подразделений, подорвалась на противотанковой мине, но кто ее установил – неизвестно.

Уникальность Ленингорского района в том, что между местными грузинами и осетинами никогда не было межэтнический конфликтов. Большинство здешних жителей говорит на трех языках – грузинском, осетинском и русском. При этом район имеет огромное стратегическое значение как для Южной Осетии, так и для России. Во-первых, от Ленингори до Тбилиси всего 35 километров. Кроме того, район примыкает к единственной автотрассе, соединяющей Тбилиси (а также Баку и Ереван) с черноморскими портами Поти и Батуми.

Во-вторых, Ленингорский район отделяет от Военно-грузинской дороги лишь ущелье Трусо. Недавно Эдуард Кокойты поставил под сомнение правомочность контроля Грузии над этим ущельем, заметив, что «в советский период оно было передано Грузинской ССР «по ошибке». Если ущелье перейдет под контроль администрации Ленингорского района и осетинских властей, тогда в анклав превратится Казбегский район – единственный район Грузии, расположенный к северу от Главного Кавказского хребта. При этом знаменитый ледник Казбег (одна из прекраснейших вершин Кавказа и мира) полностью превратится в «осетинскую гору», все предгорья которой контролируется Россией и Осетией.

Однако жители Ленингори до всех эти геополитические игры не вмешиваются – они живут повседневными заботами, со страхом прислушиваются к гулу вертолетов, и озабочены лишь тем, как накормить детей.

ВЗГЛЯД ИЗ ЦХИНВАЛИ

Из четырех районов Южной Осетии самый удаленный от центра - Ленингорский. До августа прошлого года он почти полностью находился в изоляции. Здесь действовали законы Грузии. Район был захвачен еще в 1991 году грузинскими силовыми структурами. Тогда сотни осетинских семей оставили обжитые места и уехали в Россию. Оставшиеся все эти годы ждали и надеялись, что снова воссоединятся с республикой.

После пятидневной войны на территорию района вошли российские солдаты и сотрудники южноосетинской милиции. Грузинская полиция и чиновники без боя оставили райцентр Ленингори. Была сформирована осетинская администрация. Главой района президент Эдуард Кокойты назначил уроженца этих мест Анатолия Маргиева, который недавно был освобожден от занимаемой должности.

В Ленингори мне довелось побывать вместе с коллегами из федеральных СМИ в конце августа прошлого года. Из разговоров с местными жителями мы узнали, что прежняя власть не проявляла заботу о пенсионерах и детях. Работы не было - люди жили за счет личных подсобных хозяйств, а выращенную продукцию продавали за копейки.

Прошел год после августовской войны, но старые проблемы не решены. В этом я убедился в свой нынешний приезд. На улицах Ленингори все еще малолюдно, местные чиновники несколько месяцев не получают зарплату, задерживают социальные выплаты. В правительстве республики такое положение объясняют тем, что у жителей района нет паспортов и других документов, и с их выдачей их многие вопросы будут решены.

Сегодня в населенных пунктах района живут и грузинские семьи, отказавшиеся переселиться на грузинскую территорию. «Совесть моя чиста перед соседями. В жилах моих детей течет и грузинская, и осетинская кровь. 45 лет назад я женился на осетинке и с тех пор живем, как говорится, душа в душу. Нам обещали выделить жилье, если переедем в Грузию, но я родился здесь. Там нас никто не ждет, здесь могилы моих родителей. Будем и дальше в мире жить, вместе делить горести и радости с соседями. Хочу построить новый дом и заложить фруктовый сад для своих внуков», - сказал ВК пенсионер Георгий Хурчидзе.

Безопасность жителей района обеспечивают российские пограничники, которые взяли под охрану границу Южной Осетии с Грузией. Первые подразделения уже вышли на позиции. Соглашение о сотрудничестве в области охраны государственной границы президент России Дмитрий Медведев подписал с Южной Осетией еще в апреле этого года. Вдоль границы республики будет обустроено около 20 военных городков, на вооружении у пограничников - современные технические средства, а точнее системы видеонаблюдения, беспилотные летательные аппараты.

Первые заставы уже разместились в Ленингорском районе, солдаты и офицеры в зеленых фуражках налаживают контакты с местным населением. Служат здесь пограничники из Дагестана. Пока они вынуждены жить в палатках, но вскоре будут построены современные военные городки. Пограничники не делят людей на осетин и грузин. На днях россияне спасли грузинскую девочку, которая едва не утонула. Услышав крики о помощи, двое пограничников бросились в воду и вытащили ее на берег.

По словам президента Южной Осетии Эдуарда Кокойты, российские пограничники эффективно обустраивают государственную границу, оказывают помощь местному населению и помогают создавать погранчасти республики. Тем не менее сейчас на границе отмечается активизация деятельности грузинских вооруженных сил. По словам министра обороны республики Юрия Танаева, явных признаков подготовки Грузии к агрессии нет, но реактивная артиллерия постоянно перемещается, выезжает на позиции, отрабатывает свои задачи и снова уходит. Артиллерия нацелена на село Монастырь и может нанести удар в Ленингорском районе. Грузинские военные установили приборы наблюдения, записывающие устройства и снимают территорию Южной Осетии. Танаев отметил, что в связи с этим есть основание полагать - идет подготовка к провокациям.

26555 просмотров