Украинский конфликт: в чем разница позиций Вашингтона и Брюсселя

Украинский конфликт: в чем разница позиций Вашингтона и Брюсселя

Вчера в Минске прошла встреча Владимира Путина, Ангелы Меркель, Франсуа Олланда и Петра Порошенко по урегулированию ситуации на Украине. На заключительном этапе к ним присоединилась спецпредставитель председателя ОБСЕ в Контактной группе по урегулированию ситуации на Украине Хайди Тальявини. По итогам переговоров в "нормандском формате", продолжавшихся 16 часов, лидеры России, Украины, Франции и Германии приняли декларацию в поддержку комплекса мер по выполнению минских соглашений, принятых еще 12 февраля. Власти США уже заявили о готовности изучить вопрос ослабления ограничительных мер в отношении Москвы в том случае, если она будет в полной мере выполнять положения минских соглашений.

Между тем, как полагает глава думского комитета по международным делам Алексей Пушков новый раунд экономических санкций со стороны ЕС также напрямую зависит от результатов минских переговоров: "Прежние санкции продлены на некоторый период, однако новый раунд санкций не будет введен в действие, если будут позитивные переговоры. В свое время Евросоюз сделал очень серьезную ошибку, когда после минских соглашений в сентябре были приняты экономические санкции. Получилось, что есть соглашение, нет соглашения, санкции все равно вступают в действие. И, кстати, в Европе было достаточно много критики в адрес тех, кто эти санкции принимал. Да и многие европейские политики признавали, что это была ошибка. Если санкции вступают в дело автоматически, то ясно, что мотивы для Москвы участвовать в переговорах и добиваться успешных переговоров будут гораздо ниже. Полагаю, что на сей раз Евросоюз такой ошибки не совершит".

По мнению Пушкова, в ЕС устали от санкций и ситуации на Украине, правда, не все: "Усталости нет у Польши, у Литвы, но она есть у 10-12 государств Евросоюза. Есть большая усталость от Украины с ее постоянными требованиями в адрес Европы то денег, то политической поддержки, то военной помощи, то свободного визового режима. Украина только требует, она, по-моему, никому ничего не дает, почему-то считает, что ей все должны. От этого в Европе тоже устают. То, что Маркель и Олланд занялись этой проблемой вплотную и так много внимания ей уделяют, показывает, что мы подошли к некой черте, за которой будет либо война гораздо более серьезная по своим масштабам и возможным последствиям, либо будет сложный, противоречивый, но все же политический процесс. Конечно, сейчас самое важное – это добиться прекращения огня. Если боевые действия будут продолжаться в той или иной форме, то о политическом процессе можно будет забыть".

Пушков рассказал, как на днях выступал в Европарламенте, в Страсбурге: "Там было много выпадов в наш адрес, но 20-25% участников дебатов считали, что нельзя назвать Россию агрессором, что Европарламент не имеет права судить Россию, и что санкции абсолютно бессмысленны и контрпродуктивны и наносят вред самой Европе. Так что и в Европарламенте есть раскол на этот счет. ЕС, это Меркель и Олланд в полной мере подтвердили, заинтересован в том, чтобы не допустить поставок американского оружия на Украину, не допустить расширения военных действий, не допустить того, чтобы военные действия как-то перекинулись, не дай бог, на саму Европу. Позиции Евросоюза и США координируются и согласовываются, но все же мы видим разные акценты. США в общем нацелены на войну и на расширение военных действий. Европейские лидеры, за исключением нескольких государств наиболее проамериканских, нацелены на политическое решение. Потому что если, как предупреждает Олланд, ситуация выйдет из-под контроля и дело пойдет к тотальной войне, то потом это будет Европа. США не будут затронуты. И это в Европе прекрасно понимают, что для Америки это все-таки вопрос геополитический. А для Европы это вопрос практического существования, вопрос безопасности. Будет эта безопасность прочной или она будет подорвана в результате того, что в украинский кризис начнут уже открыто вмешиваться внешние силы".

Комментируя перспективы поставок американского оружия на Украину, Пушков спрогнозировал: "Сначала посылают современное, достаточно сложное оружие. Тогда нужно посылать военных советников, которые будут обучать украинских солдат и офицеров обращаться с этим оружием. Потом нужно посылать спецчасти для защиты этих военных советников. Потом нужно посылать войска, которые будут защищать эти спецчасти, особенно если будут какие-то жертвы среди американцев, а этого нельзя исключить в условиях боевых действий. И после этого мы получаем прямое вмешательство США, а за ними потянется и НАТО. Европейцы тогда будут вынуждены поддерживать США в этой ситуации. Так начиналась война во Вьетнаме. Во Вьетнам сначала поставили большие партии оружия южновьетнамскому режиму. Потом отправили советников, потому что надо было обучить, как с этим оружием обращаться, южновьетнамскую армию. Потом послали войска. Война длилась 9 лет и закончилась поражением США".

Германия же, по словам Пушкова, воевать не собирается: "Немецкая послевоенная доктрина состоит в том, что надо всего добиваться экономическими и политическими средствами. И это им успешно удается. Германия сумела стать ведущей страной ЕС безо всякой опоры на военные средства. Германия не намерена участвовать в каких-либо боевых действиях и в поддержке войны на Украине, в прямой поддержке. США рассматривают такую возможность. Вот в этом разница. Хотя перед поездкой в Минск Ангела Меркель отправилась в Вашингтон, согласовала свои позиции с Обамой, разница в акцентах позволяет нам рассматривать Евросоюз как предпочтительного партнера в этой ситуации, а не США. США решительно встали на путь новой холодной войны с Россией, объявили политику изоляции России, политику так называемого сдерживания, но на самом деле это политика подрыва российской экономики, российского политического влияния. И поэтому с США нам говорить здесь не о чем".

Коснувшись неучастия США в процессе урегулирования конфликта на Украине, Пушков заявил: "Американский президент вполне сознательно занял позицию отстранения личного от этой проблемы. Он возложил ответственность на своих союзников по НАТО, на лидеров Евросоюза. У него и так очень много внешнеполитических поражений. Обама проиграл практически везде, я не могу назвать ни одного места, где бы он выиграл. Он вроде бы выиграл в Ливии, когда свергли Каддафи, но в результате получили страну, которая не имеет устойчивого правительства, где зоны страны поделены между боевиками, между военными организациями нелегальными, где процветает терроризм. В Ираке он абсолютно проиграл. Он оттуда вывел войска, и возникло "Исламское государство", которое захватило часть территории Ирака.
В Сирии он проиграл, потому что не "свалил" Асада, а вместе с тем на северных территориях Сирии образовалось то же самое "Исламское государство", которое отрезает головы американским журналистам.
Последний проигрыш США – это Йемен, где они очень долго пытались сыграть с тем, чтобы сохранить у власти проамериканское правительство, и сейчас они закрывают там американское посольство. Поэтому Обаме еще одно поражение на сей раз на Украине будет избыточно. И так его внешняя политика подвергается очень большой критике в США. Я думаю, что он сознательно несколько ушел в сторону, хотя незримо присутствовал на переговорах. Олланд и Меркель учитывают и позицию США, и эта позиция состоит в жесткой поддержке Киева. Полагаю, и с Порошенко США активно работают. С ними он согласовывает свои позиции".

Отвечая на вопрос об опасениях, что конфликт на Донбассе перерастет в замороженную стадию, как в Приднестровье или в Нагорном Карабахе, Пушков выразил мнение, что "ситуация в Приднестровье и ситуация на востоке Украины разные. В Приднестровье не гибнут люди, не разрушаются объекты инфраструктуры, нет гуманитарной катастрофы, нет беженцев. Думаю, сейчас важно прекратить огонь, прекратить боевые действия, развести воюющие стороны, и на этой основе уже дальше строить политический процесс. Во-первых, это предотвратит новые смерти и новые разрушения, а, во-вторых, потому что без прекращения огня никакие политические соглашения невозможны. Поэтому когда New York Times стала критиковать Меркель и Олланда за то, что они привезли "план второго Приднестровья" в Москву, думаю, что это была очень неумная и агрессивная критика. США вообще ничего не могут предложить кроме поставок оружия, то есть расширения боевых действий. А Меркель и Олланд по крайней мере попытались вывести ситуацию из военного тупика".

 

12225 просмотров




Вестник Кавказа

во Вконтакте

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!