К 100-летию со дня рождения Сабита Оруджева -2

К 100-летию со дня рождения Сабита Оруджева -2
В этом году известному бакинцу, ученому Сабиту Оруджеву, который с 1972 по 1981 год занимал должность министра газовой промышленности СССР, исполнилось бы сто лет. Возглавляемое им министерство газовой промышленности довело добычу газа в СССР до рекордного уровня - 800 млрд кубов в год. Пока этот рекорд не побит, и Оруджев остается единственным человеком на планете, который руководил ведомством, добывавшим столько газа. «Вестник Кавказа» публикует серию воспоминаний коллег Оруджева о нем и о его реформах в советской газовой отрасли. 

До того как занять пост министра Сабит Оруджев уже был известен как талантливый ученый. Он работал над технологией освоения глубоких нефтяных скважин аэризацией, разрабатывал методы поддержания давления, запатентовал конструкцию глубоководного крупноблочного основания морских буровых, в докторской диссертации описал метод освоения новых нефтяных месторождений Каспийского моря глубоководными крупноблочными основаниями морских буровых.

«Оруджев — доктор технических наук, начинатель сверхглубокого бурения и морской нефти, - рассказывал президент Международной топливно-энергетической ассоциации Грант Маргулов. - Это он организовал первый в стране специализированный морской главк и возглавил сооружение первого ледостойкого основания в морской части Стрелковского газового месторождения, где отрабатывались технологии строительства первых морских эксплуатационных скважин. По его инициативе были разработаны технико-экономическое обоснование строительства первых подводных нефтегазопроводов через Каспий, Азовское и Черное моря».

«У Оруджева было много теоретических разработок, изобретений, одна из них — тоннельно-шахтный способ добычи нефти с морского берега. Однако до настоящего момента этот проект так и остался нереализованным, - вспоминает бывший замначальника сводного отдела научно-технического прогресса в ТЭК в Государственном комитете по науке и технике СССР Султан Гамзатов. - Оруджев считал себя прирожденным «морским волком». Еще будучи заместителем Миннефтехима СССР, он мечтал о создании морской нефтяной отрасли. А когда стал министром газовой промышленности, внес предложение о создании морского министерства нефтяной и газовой промышленности. Он приложил много усилий для решения этого вопроса, несмотря на возражения Миннефтепрома СССР и Мингео. Возражали они потому, что в их ведомствах находились все основные морские нефтяные и геологоразведочные предприятия, работавшие в районах континентального шельфа Каспийского моря, на Дальнем Востоке и в морях Ледовитого океана. Передавать их в новое министерство — значило лишаться не только этих предприятий, но и больших бюджетных средств. Однако заместители председателя Совмина СССР Николай Байбаков и Владимир Кириллин поддержали проект Оруджева. Проект соответствующего постановления был подготовлен и внесен на рассмотрение Совмина, но важные решения принимались только после согласования с ЦК КПСС.
Рассказывают, что, придя к секретарю ЦК КПСС, Оруджев просил ускорить решение вопроса, полагая, что руководителем вновь создаваемого министерства будет он. Однако когда узнал, что ему не поручат возглавлять министерство, сделал неожиданное — буквально за два-три дня до заседания Совмина подготовил новые документы о создании в системе Мингазпрома Главного управления по разработкам морских нефтяных и газовых месторождений.
На заседании Совмина Оруджев заявил, что необходимой базы для создания морского министерства нефтяной и газовой промышленности в стране пока нет. Зато у нефтяников и геологоразведчиков есть свои морские предприятия, а у газовиков только организуются. Поэтому на данном этапе он считает целесообразным создать в структуре Мингазпрома главк, а через три–пять лет, подведя соответствующую базу, можно будет вернуться к вопросу создания отдельного министерства. И эта инициатива Оруджева была одобрена».
Незадолго до заседания Совмина Оруджева спросили: «Почему ты теперь против создания нового министерства?». Оруджев, расстегнув верхние пуговицы, распахнул рубашку: «Вы посмотрите, я же морской нефтяник! Я даже тельняшку не снимаю — и сплю в ней».

«Свою морскую адмиральскую форму он носил с особой гордостью, - вспоминает Грант Маргулов. - Хорошо помню как меня главного инженера Первого главного управления Мингазпрома, приглашают в зал коллегии на улицу Кирова, 20 на встречу с Оруджевым. Разговор был коротким — «Я знаю о вас все, — говорит Оруджев, — будете работать начальником планово-экономического управления Министерства и членом коллегии. Вам, бывшему начальнику крупного производственного объединения и руководителю технического Управления, легче будет решать очень важные проблемы экономического развития отрасли». Позже, будучи первым заместителем министра газовой промышленности, я понял всю мудрость Оруджева при решении кадровых вопросов.
Оруджев был человек с необычайно сложным волевым характером и мощной пробивной силой. Во взаимоотношениях с подчиненными в его натуре жесткая требовательность удивительно сочеталась с огромным душевным богатством и уважением. Сильных, смелых и преданных делу специалистов он всячески поддерживал и щедро поощрял, а слабых и безынициативных старался просто не обижать.
Он был прекрасным оратором и полемистом, его речь всегда отличалась конкретностью и железной логикой, колоритом и юмором. И всегда Сабит Атаевич обладал особым природным даром, умел отсеивать мелочи и доказывать свою правоту.
В итоге издавались постановления правительства, нацеленные на решение стратегических задач ускоренного развития газовой промышленности: о долгосрочном развитии газовой промышленности Западной Сибири; Оренбуржья; сооружения многониточных магистральных газопроводов высокого давления; развития машиностроения и трубной промышленности; создания новых научных и проектно-конструкторских организаций в Москве, Ленинграде, Киеве, Саратове, Донецке, Симферополе и в других городах.
Среди крупных программ и проектов, которые были выдвинуты Сабитом Атаевичем и в основе своей решены в короткие сроки — опережающая подготовка новых промышленных запасов газа; формирование крупных территориальных газопромышленных регионов и газовые потоки от них в Центр и на Урал; Среднеазиатский промышленный узел и система магистральных газопроводов Средняя Азия — Центр.
Оруджевым была продолжена и создана организационно-техническая база крупномасштабного перевода газовой промышленности от преимущественно топливного направления к технологической переработке газа. Это крупный Оренбургский, Мубаркский, Шуртанский, Астраханский газохимические комплексы с производством газовой серы, гелия, этана и других ценных продуктов.
Оруджев отличался удивительным талантом предвидения. Помнится, после тщательного изучения возможностей сибирского газа и деловой встречи на местах со специалистами, он на всю страну с трибуны очередного Съезда КПСС заявил буквально следующее: «Добыча одного триллиона газа в год в нашей стране не миф, а реальная задача». Он утверждал, «в Сибири имеются все предпосылки создания сырьевой базы для достижения триллионной его добычи». И с его участием уже к началу 1980-х годов была заложена научно-организационная основа крупномасштабного освоения Ямальского газопромышленного узла и нефтегазовых ресурсов Восточной Сибири. Оруджев утверждал, что газохимическое производство на Востоке страны в крупных масштабах может стать новым приоритетным направлением.
Сабит Атаевич говорил: «Природный газ, как младший брат нефти, еще скажет свое лидирующее слово в прогрессе человеческой цивилизации». И уже в середине 1992 года российские ученые сделали следующий главный вывод — достижения геологической науки, в том числе бурение Кольской сверхглубокой скважины, существенно изменили современное представление о строении Земли и глобальных процессах, происходящих в ее недрах
В оценках ресурсов природного газа произошел своеобразный научный «взрыв», приведший к огромным дополнительным нетрадиционным его ресурсам, которые на несколько порядков превышают традиционные прогнозные ресурсы, что практически снимает углеводородные ограничения в развитии газовой промышленности.
Байбаков и Оруджев были убеждены, что за ресурсами свободного газа на очереди встанет освоение огромных ресурсов метана, растворенного в пластовых водах, и твердого газа в виде «гидратов», для которых требуется создание новых технологий. Они часто говорили, что основной проблемой в этом вопросе являются затраты.
Надо особо отметить, что Оруджев жил и работал по принципу — не просто надо жить, а как, и во имя чего жить. Касаясь жизненной и политической философии Сабита Атаевича, отмечу главные его черты — примат государственных интересов над интересами личности, патриотизм и забота о славе и величии Родины, мудрость, мужество, смелость и порядочность».
Продолжение следует 

7285 просмотров




Вестник Кавказа

в Instagram

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!