Вестник Кавказа

Иран и Запад ждут друг от друга проявления гибкости

Иран и Запад ждут друг от друга проявления гибкости
© Фото: Сайт президента России

Бывший глава ВВС Израиля генерал запаса Идо Нехуштан заявил, что Израиль ни в коем случае не может смириться с фактом появления у Ирана ядерного оружия, и в случае провала переговоров между Ираном и Западом вынужден будет действовать в одиночку.
Как сообщает корреспондент "Вестника Кавказа" в Израиле Петр Люкимсон, Нехуштан, остающийся после отставки весьма влиятельной фигурой в военных и политических кругах Израиля, отметил, что Иран, ведя переговоры с Западом, "хочет получить все, ничего или почти ничего не дав взамен". У Израиля, продолжил генерал, есть все основания опасаться, что Запад либо не придет к соглашению с Ираном, либо достигнет такого соглашения, которое позволит Ирану создать свое ядерное оружие – пусть и с отсрочкой по времени. Последний вариант, заявил Идо Нехуштан, никак не может устроить Израиль, и он вынужден будет провести военную акцию против Ирана.
"Разумеется, речь идет исключительно об ударе по иранским ядерным объектам, а не по населенным пунктам и мирному населению, - подчеркнул Нехуштан. – Понятно, что это может вызвать ответную реакцию со стороны Ирана, но такая реакция со стороны исламской республики, лишенной ядерного потенциала, будет наименьшим злом". Бывший глава израильских ВВС также выразил уверенность, что израильский удар по ядерным объектам Ирана не приведет к болезненным антиизраильским санкциям, так как, по его словам, "на самом деле в таком ударе заинтересованы все и в арабском мире, и на Западе". Главный же смысл заявления генерала Идо Нехуштана сводился к тому, что вопрос о том, потребуется ли военная акция против Ирана, или нет, решится в самые ближайшие недели – времени на раздумья, по его словам, у Израиля практически не осталось.

Иного мнения придерживается шестерка переговорщиков по иранской ядерной программе, собиравшаяся 15 октября в Женеве. "Это кризис в первую очередь не ядерный, это кризис доверия между Ираном и США, в первую очередь, между Ираном и Западом. Во вторую очередь, ядерный аспект – скорее его следствие, - полагает директор Центра энергетики и безопасности Антон Хлопков. - Встречи в Женеве проходили в достаточно узком составе. Но безусловно, поменялась атмосфера. Иран выступает со своими предложениями, и это ситуация достаточно новая. То, что предлагает Иран – это достаточно новые подходы по сравнению с тем, что было до выборов. На мой взгляд, основной вопрос сегодня – в условиях, когда Иран готов идти на компромиссы, и то, готовы ли идти на эти компромиссы западные страны. На мой взгляд, и Китай, и Россия готовы демонстрировать определенную гибкость. Готовы ли эту гибкость демонстрировать европейские страны, США – на мой взгляд, вопрос сохраняется".

По данным Хлопкова, "Иран готов ограничить определенную ядерную деятельность, пойти на расширение контроля со стороны Международного агентства по атомной энергии за ядерной деятельностью в Иране. Но в ответ Иран, естественно, ожидает определенных шагов со стороны, в первую очередь, «пятерки» и Германии, но и шире. В первую очередь это лежит в плоскости санкций, облегчения того санкционного режима, который в отношении Ирана был введен".

Сейчас в отношении Ирана действует три основных группы санкций санкции СБ ООН, односторонние американские санкции и санкции ЕС. "Готов ли ЕС пойти на отмену части санкций в ответ на шаги со стороны Ирана – большой вопрос, и, на мой взгляд, здесь предстоит большая работа, - говорит Хлопков. - Если в обозримой перспективе переговоры не принесут конкретных результатов, то и в Иране, и в США тот позитивный настрой и большие ожидания, которые имеются, могут сокращаться. Те полномочия, которые есть у президента Рухани сегодня, та поддержка, которая имеется внутри Ирана на проявления гибкости, может уйти".

Старший научный сотрудник Программы по ядерной политики фонда Карнеги за международный мир Джон Эктон предположил, что "правительства США и других западных стран полагают, что сейчас есть возможность найти какое-то решение. Теперь они хотят проверить иранское руководство и посмотреть, готов ли Иран на серьезные переговоры. Судя по всему, есть согласие по одному критическому вопросу: США и западные страны готовы принять пятипроцентное обогащение урана в Иране на ограниченной основе, и Иран готов на это пятипроцентное обогащение. Думаю, это кусочки мозаики, которые вроде бы совпадают".

По информации Эктона, Иран также готов ограничить количество и типы центрифуг: "Но нужно, конечно, еще обговорить все подробности того, как именно, сколько, какого типа центрифуги и какие меры будут приняты. Кроме того, есть ряд вопросов, которые пока еще не решены между сторонами, где у сторон очень разные позиции. Например, 25-процентный уран, который уже находится в Иране, кто будет его перерабатывать? Иран? Или его стоит отправить за рубеж? Что произойдет с ядерным реактором, который строится в Араке, который, когда будет запущен (пока он еще не работает), будет производить плутоний, который вполне пригоден для использования в ядерном оружии? Что произойдет с этим реактором в Араке?"

Этими вопросами Эктон не ограничился. У него возникло еще много: "Какие меры, связанные с производством ядерного оружия, будут разрешены Ирану? Можем ли мы провести границу, которая будет отделять то, что разрешено, от того, что не разрешено? Ведь возможны разные действия, которые связаны с производством ядерного оружия. И, наконец, механика соглашения: кто что делает в первую очередь? Когда Иран что-то делает, когда Запад что-то делает? Как координировать эти меры, чтобы и та, и другая сторона были довольны? Может ли президент Рухани добиться сделки от Ирана? У него есть определенные полномочия, это понятно, но может ли он вернуться в Тегеран и убедить верховного лидера и других, что это хорошая сделка? Может ли президент Обама договориться об этой сделке в Вашингтоне? Я, конечно, более оптимистичен, безусловно, чем был несколько месяцев назад, но не стоит предаваться иллюзиям в масштабах этого предстоящего вызова".

7790 просмотров