Эмоции уйдут, а наука останется

Эмоции уйдут, а наука останется

Ровно 23 года назад, 25 декабря Михаил Горбачев объявил о прекращении своей деятельности на посту президента СССР «по принципиальным соображениям». Распад СССР привел к появлению на карте мира 15 самостоятельных государств. В течение этого периода в этих странах пересматривалась как советская, так и досоветская история, и сегодня довольно остро встал вопрос сохранения и передачи общей исторической памяти, налаживания профессиональных коммуникаций между историками России и государств постсоветского пространства. Сохранение общего образовательного и цивилизационного пространства наталкивается на множество барьеров, связанных, в том числе, с субъективными факторами - доминированием в информационном пространстве стереотипных и часто негативных образов России и соседних стран.
Сегодня речь идет о создании новых площадок для взаимодействия профессиональных историков для нахождения общих позиций и ликвидации "белых пятен". Сегодня на площадке "Вестника Кавказа" на эту тему дискутируют руководитель Центра кавказоведения МГУ им. Ломоносова Исмаил Агакишиев и руководитель Центра изучения новейшей истории Узбекистана Алишер Сабиров. Модератор встречи главный редактор "Вестника Кавказа" Мария Сидельникова.

Сидельникова: Первый вопрос к обоим гостям. Как вы оцениваете состояние современных исторических школ России и Узбекистана?
Сабиров: С обретением независимости у нас государство уделяло большое внимание истории. Наш президент заявил, что без истории нет будущего. Перед историками встала серьезная задача - переосмыслить путь, который мы прошли. У нас был богатый опыт исторических исследований, целые институты работали и работают в этом направлении. С обретением независимости мы пересмотрели методологию исследований, пересмотрели тематику с точки зрения сегодняшнего дня. Потому что советские подходы были не совсем объективными. Много было запретных тем, белых пятен, над которыми надо было работать.
В советский период не поощрялось или даже иногда запрещалось исследование определенных направлений. Скажем, периода репрессий. До конца не изученным являлся колониальный период и новейшая история. Во многих национальных исторических школах новейшую историю рассматривают с периода обретения независимости. Мы несколько раз на различных конференциях, симпозиумах обсуждали этот вопрос с коллегами и сошлись во мнении, что новейшая история Узбекистана – это история независимости, которая включает в себя также период накануне независимости. С 1989 года в Узбекистане начались мощные процессы общественно-экономического, политического характера. И в 1991 году мы обрели независимость. А до этого 2-3 года это был сложный процесс, который тоже требует серьезного изучения.
Молодежи необходимо знать, как у нас это происходило, потому что в последнее время появилось много мистификаций истории, как у вас в России, так и у нас в Узбекистане.


Сегодня историки Узбекистана довольно плотно работают над древней и древнейшей историей Узбекистана, у нас проводятся археологические экспедиции, изучается история среднеазиатских ханств - Бухарского эмирата, Кокандского ханства, Хивинского ханства. Это очень неоднозначный период в истории нашего народа. Безусловно, это история колонизации. Тут мы, правда, немного с нашими российскими коллегами расходимся в оценке. Это и понятно. Наука есть наука, тут без дискуссий не обойтись. Некоторые наши российские коллеги акцентируют внимание, как они говорят, на прогрессивном направлении, то есть что выиграли народы Средней Азии в процессе колонизации, то есть такой культурологический подход у них. Хотя к понятию «культура» можно по-разному относиться. Некоторые наши несерьезные историки, большей частью журналисты в Узбекистане тоже как-то поверхностно относились, больше они акцентировали внимание на темных сторонах, негативных сторонах, во всем винили кого-то или что-то. Но этот период у нас прошел.

Академические исследования были, мы собрались с силами и начали уже заново работать в этом направлении. Вышло несколько серьезных книг по истории Узбекистана, в том числе по истории ханств, по истории колонизации, по истории советского периода – это второе направление, которое требует очень серьезного исследования.
Естественно, мы продолжаем работу и по Второй мировой войне, участию Узбекистана. Вклад Узбекистана наряду с другими братскими народами в победу над фашизмом был немалый.

Очень интересный, на наш взгляд, период второй половины XX века – это 1960-1970-е, период так называемого «застоя». Он характеризовался в Узбекистане определенными направлениями - монокультура хлопка, репрессии в отношении мусульманского духовенства, религии, культуры, запрета наших традиций. Это все мы проходили, а сейчас это изучаем.

Конец 1980-х, так называемый период перестройки, тоже требует серьезного и объективного изучения. Независимость не была дана, как подарок. Это была тяжелая борьба. Центр сопротивлялся сильно. Центробежные силы усиливались.

Период независимости - тоже неоднозначный процесс, он продолжается. Узбекистан имеет свои традиции государственности, исторические традиции. Но стояла задача создания принципиально нового, современного государства. И это был очень трудный путь. Тем не мы не отбросили наши традиции, мы их заново изучили, посмотрели, как их можно применить, применили также тот опыт, который существует в мире. И постепенно выстроили свою модель, которую мы называем узбекская модель развития. Каждый по-разному относится к этому термину, но, думаю, неважно, как относиться к термину, важно, как эта модель работает. На мой взгляд, она работает неплохо. Как житель Узбекистана я могу сказать, что это одно из самых стабильных обществ, и в политическом плане, и в экономическом плане.

Последний по времени визит президента России Владимира Владимировича Путина к нам в Узбекистан это наглядно показывает. Наши лидеры очень серьезно поговорили о дальнейшей работе. И Узбекистан еще раз продемонстрировал, что он верный союзник. У нас заключен Договор о стратегическом партнерстве с Россией, который мы полностью со своей стороны исполняем. Это знают и в политических структурах России. Безусловно, и этот процесс достоин внимательного изучения.

Другое направление - работа над нашими учебниками истории. Это вопрос сложный не только для нас, но и для России. У вас до сих пор идут дискуссии, споры о едином учебнике. Не знаю, пришли ли вы к единому мнению, масса информации, я немножко запутался. Думаю, не только я запутался.
Мы же изначально системно подошли, хотя много было ошибок. В начале 1990-х годов вышел ряд учебников, которые были далеки от как образовательного компонента, так и исторического. Может быть, время было такое, люди были такие. Но мы постепенно пересмотрели, многие учебники «завернули», начали заново работать над ними. Сейчас наш Центр является государственной организацией он при Министерстве высшего и среднеспециального образования, но нам дана возможность проводить оценку и мониторинг всех учебников истории, как в школе, так в колледжах, лицеях и вузах. У нас трехступенчатая образовательная система – это девятилетняя школа, потом обязательно либо лицей, либо колледж по выбору, но обязательно, среднеспециальный, и уже третье направление вузовское, и еще есть послевузовское –магистратура и докторантура. И во всех этих ступенях образовательного развития нам требуются учебники истории. Многие учебники переделаны.

В подготовке учебников участвуют и представители академической науки. Думаю, учебник истории не должен писать один автор. Как минимум должно быть три автора. Один из авторов должен быть опытным преподавателем, у которого очень хороший опыт преподавания этой дисциплины в вузе, в школе. Второй должен быть очень опытный методист, который знает, как преподать, как подать материал в учебнике. И третий –представитель академической исторической науки, который должен этот учебник снабдить новыми данными, новыми фактами, новыми результатами исследований.

У нас так просто не принимают учебники. Мы - под государственным контролем. Есть государственные образовательные стандарты, включая и объем учебника, и цвет учебника. Он должен быть легкий, помещаться в сумку. И само собой, содержание. К публикации допускается учебник, который победил на конкурсе - всегда есть несколько альтернативных вариантов.

Недавно мы издали не учебник, а коллективную монографию – «История независимого Узбекистана», на базе которой попытаемся сделать один из вариантов учебника для вузовской системы.
Хотел бы отметить, что мы находимся в преддверии большого праздника – это 70-летие Великой победы. Этот период достоин освещения. Совместно с нашими российскими коллегами из РГГУ мы работаем над этим, создаем научно-публицистическую монографию научно-популярного характера под условным пока названием «Содружество народов во имя победы», где постарались бы показать тот большой вклад нашей республики в победу над фашизмом. Это и вклад непосредственно на фронтах. Немало было сформировано дивизий и бригад на территории Узбекистана, включая национальные дивизии. Много было эвакуировано предприятий, которые тут же давали продукцию. И наконец, очень много было эвакуировано людей, особенно детей. Многие семьи в Узбекистане брали на воспитание детей, спасали их, можно сказать, от смерти. Много интеллигенции жило в Ташкенте во время войны. Не зря же появился термин «ташкентские Афины». Это сказала академик Нечкина. Она во время эвакуации в Ташкенте работала, создала очень серьезный труд о восстании 1916 года.
И не только она, и Ахматова, и другие. Все эти интересные моменты мы хотим показать в этой новой монографии. Это будет коллективная монография совместно с российскими нашими коллегами, и мы ее постараемся опубликовать именно в преддверии этого великого праздника.

Сидельникова: Вопрос к гостю из Московского университета. В каком состоянии находится современная российская школа?


Агакишиев:
Я в данный момент представляю Исторический факультет МГУ имени М.В.Ломоносова, и с гордостью могу сказать, что Исторический факультет МГУ и в советское время был, и сегодня остается одним из флагманов исторической науки. Многие известные историки на постсоветском пространстве, и в других частях мира, окончили Исторический факультет. Дом Студентов на Вернадском и сама «стекляшка» (учебный корпус), остается родным домом и святым храмом для тысячи людей, проживающих сегодня в разных странах.

Сегодня очень активно развивается историческая школа. Одним из передовых направлений, остается применение количественных методов в истории. Основоположником этой школы был академик Ковальченко. При определении генетики того или иного исторического субъекта широко применяются достижения биологии. Поэтому сегодня можно сказать, что историческая наука пользуется не только итогами исследований историков, но параллельно развивается с применением достижений других наук - биологии, математики и так далее.
За последние 50 лет впервые на Историческом факультете была создана кафедра истории стран ближнего зарубежья, преподавателем которой являюсь и я. Впервые начали изучать историю стран, которые входили в свое время в Советский Союз, а сегодня являются независимыми государствами. Параллельно с историей осуществляется преподавание языков этих народов.

Историю какой-либо страны или народа нужно изучать параллельно с историей соседних народов, с историей соседних стран, чтобы была полная картина при анализе того или иного события. Мы знаем, что в истории главные вопросы не "что", "где", "когда", а главный вопрос – "почему". Чтобы ответить на вопрос "почему", надо использовать и знать историю соседних стран, надо знать больше языков.
Для изучения истории Средних веков, как известно, надо знать 5-10 языков, потому что источники написаны на разных языках. Сегодня чтобы изучать историю стран ближнего зарубежья, также необходимо знать языки народов этих стран. Например узбекский, азербайджанский, казахский, грузинский и другие. В целом специализация у нас идет по 15 странам.

Сейчас на постсоветском пространстве формируется новые государства, где во главу угла ставится именно национальное самосознание, национальные интересы. Издается немало работ, посвященных современной истории, не всегда свободных от необоснованных эмоциональных оценок и выводов. Но эмоции уйдут, а наука останется.
В отношении к духовным ценностям советского периода нам нельзя заниматься необольшевизмом – "разрушать всё до основания, а затем…". На минусе или на нуле нельзя создать лучшее, более продвинутое. Лучшее можно создавать только, если мы будем базироваться на том, что было создано нашими предками в годы советской власти и ранее.

Например, нельзя отрицать, какую большую роль сыграла Россия в создании светской интеллигенции. Конечно, большую роль в осмыслении ислама в Узбекистане сыграли улемы. Но в конце XIX– начале XX века население Средней Азии уже идентифицировались не только по религиозному, но и по этническому происхождению. Появился литературный язык, на основе которого издавались книги, их спокойно можно было отправлять в Турцию, в Азербайджан, в Центральную Азию. Интеллигенция этот язык понимала, читала, все это было на арабском алфавите, от чего потом народы отказались, когда получили независимость. Потом была латынь, а потом Иосифом Виссарионовичем всем была подарена кириллица. И каждый народ начал развивать свой литературный язык. На сегодняшний день, наверное, сохраняя и развивая свое, особенное, нам надо вернуться и к тому, что нас объединяло в духовной и образовательной сфере.

Хочу заметить, что вместо реальной истории мы порой продолжаем преподавать мифы. Если говорить по учебникам, которые в советское время издавались, то там мы читаем, что древние киевляне постоянно воевали с печенегами, половцами. На самом деле печенеги и половцы – это были кыпчаки, то есть это были кыпчакские, тюркские племена, которые наравне с восточными славянами жили в степи. Но уверяю вас, что они не всегда воевали, они дружили, нередки были браки между представителями тюрксих и восточнославянских племен. С VI– VIIIвека, складывались родственные отношения между тюркскими и славянскими народами.

Мы говорим о Невской битве, но не говорим, кто помогал Александру Невскому, когда крестоносцы пошли на Русь, а рядом с ним был сын Батыя. Мы не говорим о том государстве, которое смогло остановить походы крестоносцев - о Золотой Орде. Об этом написано российскими учеными, но этому не было место в учебниках.
Нельзя отрицать, что в годы Российской империи, и в годы советской власти были созданы национальные школы, национальные университеты и академии. Этого ведь нет у представителей наших народов в других странах. При всем уважении к народам Ирана, сегодня на его территории нет средних школ, университетов, академий с преподаванием на азербайджанском или на тюркском языках. Люди могут говорить на своем национальном языке только дома. Таких людей там несколько десятков миллионов человек, но для них языком образования до сих пор остается только персидский язык.

Все, что мы сегодня имеем, мы имеем благодаря образованию, полученному в той стране, которую некоторые называют «колониальной». Хороша была колониальная политика, благодаря которой строились заводы, институты, университеты! Конечно, в то время были репрессии, и об этом тоже надо говорить. Однако обобщать все, давать исключительно минусовую оценку не стоит. По сути, это не отражает объективные реалии изучаемого периода.

Продолжение следует

10790 просмотров







Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!