Вестник Кавказа

ЕАЭС необходимо парламентское измерение, считают в Москве

Вчера в столице Казахстана с участием полусотни экспертов из США, России, Китая, Турции, Ирана, стран Европейского союза прошло заседание Астанинского клуба, ставшего международной площадкой, посвященной обсуждению ключевых вопросов развития Евразийского региона. Как заявил премьер-министр Казахстана Карим Масимов, Астана поддерживает проект Евразийского экономического союза (ЕАЭС), но смотрит на него сугубо прагматично как на экономический проект без политической составляющей. Наряду с этим, для Казахстана важно участие в реализации китайской программы «Один пояс, один путь» - он хочет сотрудничать с КНР в реализации этой программы, как в двустороннем формате, так и в многостороннем. Казахстан также намерен продолжать и углублять взаимоотношения с Евросоюзом. "Практически все формальности завершены, и в декабре текущего года мы планируем подписать Соглашение о продвинутом партнерстве с ЕС. С США с самого начала у нас особые отношения и мы бы хотели продолжать их в том же направлении", - отметил Масимов.

Отвечая на вопрос о возможности взаимодействия ЕАЭС и «Экономического пояса Шелкового пути» Масимов сказал, что есть разные мнения о том, в каком формате это нужно сделать. «Есть точка зрения, что лучше это делать в двустороннем формате между странами, тогда решения принимаются быстрее. Есть точка зрения, что это можно сделать ЕАЭС и КНР. Но есть и точка зрения, что это можно сделать еще шире».

Между тем в Москве на Форуме европейских и азиатских медиа (ФЕАМ-2015) зампред думского комитета по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками Татьяна Москалькова выразил мнение, что даже в условиях антироссийских санкций, рецессии, снижения цены на нефть проект ЕАЭС работает. Он озвучила несколько составляющих успешного продвижения проекта.

Первое - нужно создавать евразийское право и единое образовательное пространство со своими инструментариями. "Инструментарий языковый один - русский. Нельзя и дальше загонять его в небытие, в том числе в Армении, в Киргизии. Про Казахстан и Белоруссию не говорю, потому что в Белоруссии это государственный язык, а Назарбаев проводит очень тонкую грамотную политику в этом направлении, потому что понимает, что русский язык - не только инструмент общения, это инструмент благосостояния каждого из нас", - сказала Москалькова.

Второе - парламентское измерение. "Мне бы хотелось пожелать нашим коллегам из Казахстана переосмыслить подход к парламентскому измерению. В отличие от ЕврАзЭС, где была парламентская ассамблея, ОДКБ, где есть парламентская ассамблея, союзного государства и СНГ, мы лишились этой очень важной площадки для объединения вокруг нее медийного пространства. Это открытая площадка, куда приходят парламентарии, обязанные проводить линию своего избирателя. Это площадка для дискуссий, для договоренностей, это очень важный инструмент, которого сейчас нет, и очень важно было бы его восстановить".

Третье - евразийская безопасность. "Мы как сильное государство понимаем, какие взяли на себя риски по открытию границ, где нами проводилась огромная беспрецедентная работа по противодействию незаконному обороту наркотиков, психотропных веществ, по противодействию незаконному обороту оружия, транснациональной преступности, оргпреступности, и были очень неплохие успехи. Но сегодня у нас поползла вверх статистика по преступности, "привезенной" из других государств.

Между тем, по мнению депутата, выгоды от вступления в ЕАЭС очевидны для Киргизии, Армении и Казахстана: "На 40% вырос приток, у меня есть данные только по Армении и Киргизии, потому что они без патентов теперь могут работать, они получают все социальные услуги и гарантии как российский гражданин. Но мы, россияне, должны подумать об инструментах, которые сбалансируют рынок труда, и те бюджетные недопоступления от продажи патентов".

Москалькова призвала также серьезно подумать о едином образовательном пространстве, создании сетевого университета: "Нужно готовить кадры с единым пониманием, с единой терминологией. В информационном пространстве у нас должны быть тоже единый категориальный аппарат, инструментарий. Я хотела бы, чтобы все обратили внимание на принятый несколько лет назад модельный закон СНГ об интернете. Сегодня нет правового инструмента, который бы нас в этом информационном поле мог ориентировать и защитить от вызовов и угроз с одной стороны, и с другой стороны, дать возможность подняться градусу демократии".

13255 просмотров