Древности Абхазии: могильник на горе Джантух

Древности Абхазии: могильник на горе Джантух

Абхазская земля очень богата археологическими памятниками. Самые ранние из них относятся к каменному веку (одно из древнейших поселений на территории бывшего СССР), самые поздние — к эпохе средневековья. Об одном из них, удивительном погребальном комплексе на горе Джантух, специально для "Вестника Кавказа" рассказал научный сотрудник Института археологии РАН, кандидат исторических наук Александр Юрьевич Скаков, уже много лет возглавляющий (совместно с абхазским археологом Аркадием Ивановичем Джопуа) совместную российско-абхазскую экспедицию по исследованию данного памятника.

Гора Джантух расположена на юго-востоке Абхазии, в районе города Ткуарчал. Первые раскопки здесь были проведены в 1980-е гг. абхазскими археологами, однако затем учёные долго не имели возможности возобновить изучение памятника, который, между тем, десятилетиями подвергался интенсивному разграблению. Однако, когда в 2006 г. работы на горе возобновились, выяснилось, что некрополь, куда в древности свозили усопших со всей округи, оказался слишком велик для грабителей, которым было не под силу его уничтожить.

Этот памятник относится к своеобразному локальному варианту Ингури-Рионской колхидской культуры, называемому Джантухско-Лариларский, по двум основным могильникам: Джантухскому в Абхазии и Лариларскому в современной Сванетии. Ингури-Рионская культура, в свою очередь, входит в состав огромной Кобано-колхидской культурно-исторической общности, просуществовавшей на Западном и Центральном Кавказе до III в. до н.э. Её составляло множество племён, которые могли различаться по языку, но при этом обладали во многом схожей культурой. Часть племён этой общности из числа проживавших в бассейнах рек Ингур и Риони и оставила нам уникальное напоминание о своей истории в виде Джантухского могильника.

В первую очередь, он выделяется своим погребальным обрядом. Люди, создавшие его, сначала подвешивали своих покойников на деревьях (видимо, в специальных деревянных колодах). Через определённые промежутки времени (3, 5, может быть, 7-10 лет) останки снимали и помещали в большую яму, которую выкапывали специально и на дне которой разводили огонь. Туда же бросали вещи, призванные сопровождать покойников, поэтому многие артефакты, найденные археологами, были оплавлены. Могильник на горе Джантух существовал с XII по II в. до н.э., по крайней мере, на данный момент археологам не попалось ни одного захоронения младше или старше. Погребения представляют собой большие ямы (12х8, 12х10 м., глубиной 1-1,5 м.), заполненные костями и артефактами. Они расположены на вершине поросшей лесом горы, далеко от населённых пунктов, и, вероятно, поэтому, сохранились в довольно хорошем состоянии.
Второй особенностью культуры Джантухского некрополя является то, что она объединяет в себе керамику, близкую к колхидской, характерной для Западного Закавказья, и металлические изделия, схожие с кобанскими типами, присущими Северному Кавказу. Т.е., в то время Кавказский хребет уже не был непреодолимой границей, через него шли постоянные перемещения, возможно, даже более активные, чем сегодня.

Среди предметов, найденных в Джантухском могильнике, много зооморфной пластики (изображения зверей и птиц). Кроме того, обращает на себя внимание большое количество предметов вооружения: бронзовые кинжалы в более раннее время, железные мечи-акинаки скифского типа в более позднее, железные топоры, довольно большое число копий и сравнительно малое - стрел. Также исследователи находят множество бус самых разных типов, и стеклянных, и каменных, но, что особенно примечательно — костяных. Такие не встречаются больше ни на одном археологическом памятнике Кавказа. Отличительной чертой могильника является также большое количество фибул, которые к тому времени уже вышли из употребления в других регионах Кавказа, а также браслетов.

Особый интерес вызывает внешний вид захоронений — после сожжения останков над ямой делалась каменная вымостка, в неё втыкались копья наконечниками вверх и деревянные шесты с вбитыми в них железными скобами. На скобы вешались железные колокольчики, звеневшие на ветру. Надо полагать, подобные сооружения на лесных полянах представляли из себя внушительное зрелище.

В целом материальная культура погребений на горе Джантух демонстрирует близость к памятникам Северного Кавказа, что говорит о тесных связях племён по обе стороны горного хребта. Судя по всему, ситуация, наблюдаемая, например, с адыго-абхазским населением, распространённым сейчас по обе стороны Большого Кавказа, была характерна и для той эпохи. Схожесть предметов позволяет говорить и о кровной близости племён Северного Кавказа и Западного Закавказья, и об активных торговых связях между ними. Однако, в то же время, на горе Джантух находят большое количество предметов античного импорта V-III вв. до н.э., которых нет в родственных памятниках Северного Кавказа. Следовательно, племена, оставившие погребения на Джантухе, выступали в роли своего рода буфера, не пуская греческих торговцев дальше на север. В их руках, таким образом, оказывалась вся торговля такими важнейшими товарами, как соль (в горах её не было, поставки были возможны только с побережья либо Каспийского, либо Чёрного морей), рабы и хлеб.

Представители Джантухско-Лариларского локального варианта были, по сути дела, разбойниками, но разбойниками богатыми и обладавшими довольно высокой культурой. Об их богатстве свидетельствуют ежегодные находки золотых изделий. Например, монеты-подражания монете Александра Македонского, выполненной местными мастерами. На одной её стороне изображена голова полководца в профиль, на другой - греческая богиня победы Ника. Оба изображения, впрочем, весьма условны. Примером артефакта, созданного в рамках местных традиций, является золотая фигурка барана, обнаруженная в прошлом году и имеющая аналоги в Колхиде. Вероятнее всего, такие фигурки носились в качестве подвесок.

Особенности погребального обряда, характерные для создателей могильника на Джантухе, позволяют провести параллели между ними и современными абхазами. Обычай выставления умерших отмечался ещё авторами времён античной колонизации Причерноморья, в частности Аполлонием Родосским. В его поэме "Аргонавтика" Ясон посещает в Колхиде рощу, на деревьях которой висят умершие. Новые упоминания об этом элементе погребального обряда появляются уже в XVII в. у итальянского проповедника Арканджело Ламберти, который пишет о нём в связи с абхазскими племенами. У грузин или тюрок подобный обычай не был известен, на основании чего можно сделать вывод о преемственности между людьми из Джантухского могильника и современными абхазами.

Если говорить о верованиях тех людей, то в первую очередь стоит отметить культ загробного мира. Очевидно, что гора Джантух была священной для жителей её окрестностей, и туда поднимались только по особым случаям: совершить обряд похорон, возвести намогильные сооружения, почтить память предков. Кроме того, на камнях вымостки над ямой для кремации археологам удалось найти солярные символы — свастику и крест, что можно интерпретировать как свидетельства наличия у местных жителей культа солнца. Наконец, о религиозных верованиях говорят и зооморфные изображения. Животные в данном случае выступают как тотемы либо символы, или, например, посредники между мирами. Обычно в этой роли выступала лошадь или собака, что нашло своё отражение в легендах и сказках самых разных народов мира.
К сожалению, сугубо научные исследования прошлого региона вызывают реальные политические дискуссии о том, кем были древние обитатели этих мест. Подоплёкой споров является борьба за территории и попытки установить "историческое право" тех или иных народов (в данном случае абхазов и грузин) на проживание в землях их предков. В интересах этой борьбы различные археологические культуры подчас очень вольно соотносятся с современными народами, а факт прошедшего времени и многочисленных изменений, произошедших с самими людьми и политической обстановкой вокруг них полностью игнорируется. Есть основания полагать, что представители Джантухско-Лариларской культуры родственны современным абхазам.

С другой стороны, античные авторы пишут, что в горах выше Диоскурии (ныне Сухум) проживали соаны. Это слово напоминает название народа сванов, однако ещё не даёт права утверждать, что в этой области проживали именно современные сваны. В более позднее время, например, азербайджанцев называли кавказскими татарами, однако это вовсе не означает реальной тождественности данных народов и не позволяет принимать любые названия без всякой критики. В случае с археологическими культурами, можно говорить о соответствии разных культур разным этническим группам, однако с течением времени этничность могла меняться, и однозначные выводы сделать сложно.

Ежегодные археологические раскопки в Абхазии проходят с 2002 г. и последние 5 лет они осуществляются за счёт грантов РГНФ (Российского гуманитарного научного фонда). Помогает в исследованиях и абхазская сторона в лице Абхазского института гуманитарных исследований и Абхазского государственного музея. Правительство Абхазии выделяет деньги на реставрацию находок. Масштабы могильника на горе Джантух позволяют прогнозировать, что у археологов хватит работы ещё на годы вперёд, что предвещает плодотворному сотрудничеству российских и абхазских учёных большое будущее.

24705 просмотров







Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!