Вестник Кавказа

ПРЕЗИДЕНТ ОДИН - НАЦИОНАЛЬНЫХ ЛИДЕРОВ МНОГО

Муса Мусаев, Дагестан

И без того сложная обстановка в Дагестане может накалиться еще больше в связи с приближающимися выборами главы республики, назначенными на февраль следующего года. Сейчас здесь ждут всплеска терроризма, подобного тому, который был в 2005 году в преддверии президентских выборов.
Помимо общих для всех северокавказских республик проблем, ситуация в Дагестане осложняется еще и его многонациональностью. Управлять республикой (где различные национальные и религиозные общины существуют и взаимодействуют нелегально) весьма проблематично.

Иногда удается договориться, но если нет, то в ход пускаются законные и незаконные вооруженные формирования, собираются ополчения и контрополчения, митинги и контрмитинги. ВК уже рассказывал о борьбе за пост главного налоговика Дагестана, когда схлестнулось несколько влиятельных политических сил, а здание налоговой инспекции стало осажденной крепостью. См. В ДАГЕСТАНЕ РЕШЕН КАДРОВЫЙ ВОПРОС ГОДА
Тогда обошлось без жертв и серьезных столкновений, встреча Муху Алиева с Дмитрием Медведевым внесла ясность, но не добавила уверенности, что подобные столкновения за «хлебные места» не будут повторяться.

Неформальные общины, кланы и группы играют важнейшую роль в политической жизни Дагестана, но де-юре их не существует - федеральный центр официально их не признает, а официальная Махачкала делает вид, что кланов нет.

При этом партийные фракции в дагестанском парламенте не играют никакой роли – в местном отделении «Единой России» много представителей влиятельных кланов, но нет никакого единства. Лидер каждой неформальной дагестанской элиты равен по влиянию президенту мононациональной республики - люди доверяют власти по национальному, земляческому и родственному принципу.

Внутри каждой дагестанской национальной группы существуют сложившиеся стереотипы поведения, системы внутриэтнических взаимоотношений, традиции. Есть множество субэтносов со своими лидерами. У одних субэтносов существует иерархия, у других - неформальные коллегиальные органы, которые регулируют отношения внутри субэтноса, а также его отношения с другими субэтносами и властью.


ЭТНИЧЕСКИЙ БИЗНЕС И ГОСУДАРСТВЕННАЯ СЛУЖБА

Говоря о необходимости назначения на те или иные должности в Дагестане по профессиональному принципу, чиновники либо лукавят, либо недооценивают роль этнического фактора. Волевым решением руководителя отменить национальный фактор невозможно. Когда дагестанцы устраиваются на работу, женятся или заключают коммерческие сделки, они, прежде всего, интересуются этнической и субэтнической принадлежностью кандидата или партнера. Выясняют свой или чужой, далее - насколько свой или насколько чужой.

Кланы в Дагестане условно можно разделить на два вида.

ТРАДИЦИОННЫЕ КЛАНЫ (тухум) - представители одного рода, братья, двоюродные, троюродные, причем троюродные братья и сестры часто женятся. Обычно клан ведет совместный бизнес. Целые села, которые переселяются с гор на равнины, в городах не распадаются, хотя не всегда живут компактно. Даже живущие в разных городах представители того или иного традиционного клана поддерживают тесные отношения. Они всегда собираются на свадьбы, похороны, религиозные праздники. Сейчас все чаще стали практиковаться «дни села» - все выходцы одного села выезжают на малую родину, развлекаются, обсуждают общинные проблемы, разрешают конфликтные ситуации, формируют неформальные организационные структуры.

Более высокая степень организации такого клана - ведение совместного бизнеса. Государственную и муниципальную службу тоже можно отнести к клановому бизнесу. Учреждения и органы власти остаются неформальной клановой собственностью. Они фактически передаются по наследству от отца к сыну, от брата к брату, от мужа к жене. И ни для кого не секрет что все должности покупаются и продаются, об этом не раз заявляли и первые лица.

ПРАВЯЩИЕ КЛАНЫ - союз нескольких влиятельных фамилий. Правящие кланы занимаются крупным бизнесом. Продают и покупают те же должности оптом или целыми ведомствами. Они контролируют районы, города, большие села, крупные предприятия, естественные монополии. Правящие кланы - государства в государстве. Любую должность можно купить, но попасть в замкнутый мир клана чужаки не могут.

У каждого большого этноса несколько конкурирующих лидеров. Если президент будет опираться на одних, то настроит против себя других. Так, Муху Алиев назначил одного из успешных руководителей Мурада Шихсаидова вице-премьером, но другие известные кумыкские фамилии (Насрудиновы, Атаевы), располагающие влиятельной социальной базой, оказались не в удел. Угодить всем невозможно, силовое же подавление влияния и сопротивления кланов будет означать продолжение нестабильности и междоусобицы - если один клан силой подчинить другим, остальные объединятся, и поведут необъявленную войну.


ОСНОВНЫЕ ИГРОКИ

На предыдущих выборах за пост президента республики боролись три самые влиятельные политические группы - «Северный альянс», «Столичный блок», и тандем «Муху Алиев - Магомедсалам Магомедов» (последний распался сразу после выборов). В нынешней выборной гонке история с назначением главного налоговика Дагестана продемонстрировала изменившийся расклад политических сил. Скандал с неудавшимся назначением Радченко показал, что в «Северном Альянсе» существует раскол. Два лидера альянса - Сайгид Муртазалие и Сайгидпаша Умаханов - выступили в разных лагерях.

Одновременно оформилась лезгинская политическая сила, лидером которой считается бывший прокурор республики Имам Яралиев. Его, как полагают некоторые аналитики, поддерживает другой лезгин - олигарх Сулейман Керимов.

«Столичный блок» мэра Махачкалы Саида Амирова не укрепил свои позиции, но и не ослабил.

Сегодня в оппозиции к Муху Алиеву находятся наиболее влиятельные даргинские, лезгинские и кумыкские кланы. Среди аварских кланов есть лояльные, нейтральные, и оппозиционные кланы. Пока нейтральные олигархические структуры, госчиновники и главы муниципалитетов разных национальностей воздерживаются от публичной поддержки кого-либо из лидеров, выжидая, кого предпочтет Кремль.

Однако объединить всех национальных и этнических лидеров вокруг одного, даже обладающего мощной поддержкой Москвы, практически невозможно. Логично было бы дать им возможность быть официально представленными в одном институте верховной власти в рамках закона и публично выстраивать отношения с оппонентами. Очевидно, что каждый лидер в отдельности не может решать общедагестанские проблемы, поскольку влияет только на определенную часть населения, поэтому на первый план выходит проблема легализации социальной структуры дагестанского общества.

16490 просмотров